Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ЭТИКА ЖУРНАЛИСТА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Социальные, военные и иные конфликты

К социальным конфликтам относятся гражданские беспорядки, массовые волнения, несанкционированные митинги, демонстрации, пикеты и другие формы выражения общественного протеста. Следует иметь в виду, что вдохновители этих мероприятий стремятся воспользоваться присутствием журналистов для публичного обнародования своих деклараций. Такие массовые акции, собственно, и организуются с целью привлечения к себе общественного внимания, а также разоблачений «врагов народа».

Социальные конфликты можно рассматривать двояко: как деструктивное или конструктивное явление. В первом случае (мнение, присущее в основном отечественным исследователям) конфликт рассматривается как процесс, дестабилизирующий общество; ему противопоставляется стабильность, устойчивость социальных процессов как явление положительное. Эта точка зрения анализирует только разрушительные последствия социальных конфликтов. Мы считаем этот подход неполным и соглашаемся с тезисами западных исследователей о наличии важной конструктивной функции конфликта. А. Г. Здравомыслов, анализируя позицию Р. Дарен- дорфа по этому вопросу, отмечал, что только тоталитарное общество не признает конфликт, общество же демократическое признает допустимость конфликта[1]. Действительно, конфликты выявляют проблемы, с которыми сталкивается общество, и для тоталитарного режима, основанного на жестком контроле и подчинении, они являются нарушениями системы, которые следует устранить. В демократическом же обществе они воспринимаются как пути к положительным социальным изменениям. В этом смысле конфликт — явление позитивное, это ресурс для развития общества, «процесс развития взаимодействия субъектов по поводу различий»[2], механизм демократических преобразований.

Среди причин возникновения конфликтов разные ученые выделяют следующие:

  • неравное распределение средств жизнедеятельности (территория, сырьевые и энергетические ресурсы, материальные и духовные блага, ресурсы власти, привилегии), т.е. проявление социального неравенства (ресурсный подход). В первую очередь речь здесь идет об экономических отношениях (марксистская теория) и о неравном доступе к власти;
  • неудовлетворение универсальных человеческих потребностей, неадекватность средств их удовлетворения. Современные ученые к числу универсальных потребностей относят следующие: коллективное самосохранение, потребность в жилище, пище, одежде, в самовыражении, творческой работе и свободе. Кроме того, выделяют потребность в экономической безопасности, идентичности (принадлежности к определенной группе) и т.д.;
  • взаимоисключающие системы верований, убеждений, культурные стереотипы и несовпадения представлений о справедливости, присущих разным социальным группам (ценностный подход). Источником конфликтов могут быть процессы самоидентификации людей, т.е. осознания ими своей принадлежности к социальным, религиозным, этническим, идеологическим и прочим группам, со стремлением защитить культурную целостность и самобытность;
  • проявление присущего человеку инстинкта агрессивности, аналогичного инстинкту животных (биологический подход: Ч. Ломброзо, К. Лоренц);
  • природная враждебность людей по отношению друг к другу, другим расам, несовместимость культур этих народов. В основе подхода — дарвинистская теория естественного отбора: войны, конфликты есть проявление закона борьбы за выживание в обществе;
  • свойства психики личности (психологический подход: 3. Фрейд): с одной стороны, человеку изначально присущ инстинкт агрессивности, с другой — он вынужден следовать социальным нормам. Это создает внутреннее напряжение, которое может разрядиться в форме насилия по отношению к себе или к другим;
  • реакция на фрустрацию — психологическое напряжение, вызванное неудовлетворением каких-либо потребностей и желаний (психологический подход)[3].

В качестве основных причин конфликтов в современной России выделяют следующие: неравенство в распределении благ (как материальных, так и духовных), различия интересов социальных групп, столкновение различных культурных ценностей.

По субъектам социальные конфликты делятся на межличностные, групповые (микроуровепь); межгрупповые, классовые, межклассовые, конфликты между институтами общества, национальные, межнациональные, государственные, межгосударственные (макроуровень). Эта классификация позволяет оценить масштабы конфликта, что важно для пишущего журналиста. Чем масштабнее конфликт, тем менее вероятно, что о нем получится умолчать в крупном издании, даже если это будет соответствовать его политике. И чем крупнее конфликт, чем больше людей в него вовлечено, тем восприимчивее становится масса к информации о нем, а это, в свою очередь, повышает эффективность воздействия журналистских текстов.

В основе классификации по субъектам лежит их место в социальной системе. На этом же принципе строится разделение конфликтов на горизонтальные и вертикальные; это разделение подчеркивает отношения господства и подчинения между субъектами конфликта. Горизонтальный конфликт возникает между субъектами с равным статусом, тогда как вертикальные конфликты возникают между руководителем и подчиненным. В России четко прослеживается вертикальная модель конфликтов, противостояние «общество — власть», даже тогда, когда объектом конфликта является не политический ресурс. Это объясняется тем, что любой крупный конфликт, затрагивающий широкие общественные массы, требует политических решений от руководителя страны. Поэтому такие конфликты, какими бы ни были их изначальные причины, перерастают в политические.

Специфика работы журналиста в ситуации конфликта рассмотрена в сборнике статей «Прикладная конфликтология для журналистов»[4]. В главе «Журналист в социальном конфликте» выделены две модели информационного сопровождения конфликта: позитивная и негативная. Позитивная модель предполагает:

  • • воспроизведение реальных проблем, вызвавших конфликт;
  • • объективный образ сторон конфликта, отсутствие стереотипов;
  • • полную ретроспективу конфликта с использованием альтернативных источников (исторический фон);
  • • точное и полное информирование о конфликтных событиях;
  • • воспроизводство всех реально существующих инициатив и шагов по урегулированию конфликта, поддержка технологий ослабления конфликта.

При работе в ситуации конфликта журналисту следует стремиться действовать в рамках этой модели и не допускать ошибок, характерных для негативной модели, таких как:

  • • воспроизводство мнимых (ложных, воображаемых) проблем конфликта;
  • • ложная трактовка стадии конфликта (непосредственное конфликтное взаимодействие замещается представлением о «борьбе идей» или драматизируется столкновение мнений, позиций; напряженность отношений выдается за враждебность, конкуренты — за врагов);
  • • ложный образ сторон конфликта, акцентированная негативная стереотипизация одной стороны и позитивная стереотипизация оппонента;
  • • избирательная ретроспектива конфликта, отказ от использования альтернативных источников, обращение к псевдонаучным работам;
  • • необъективное информирование о конфликтных событиях;
  • • избирательное отражение действий оппонентов но урегулированию конфликта, поддержка намерений и шагов, направленных на эскалацию конфликта[5].

Статья 19 Международного пакта о гражданских и политических правах[6] ограничивает свободу слова «для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения»[7]. Для периода социальных конфликтов это обоснование ограничения свободы слова является ключевым. Журналист, нарушая эти ограничения, должен понимать, что тем самым он действует во вред обществу и государству. В международных документах прописан ряд ограничений, которые обязан соблюдать журналист, освещающий ситуацию конфликта. Прежде всего, это запрет на пропаганду войны, расизма, апартеида, любой дискриминации и насилия. Этому посвящена ст. 20 Международного пакта о гражданских и политических правах[8], а также п. «е» 7-го принципа журналистики в Резолюции № 2 «Журналистские свободы и права человека» 4-й Европейской конференции министров по политике в области СМК. Правда, такое свойство, как «непоощрение любого насилия, ненависти, нетерпимости или дискриминации»[9], резолюция относит только к подлинной демократии. Примечательно положение на этот счет ст. 3 Декларации об основных принципах, касающихся вклада СМИ в укрепление мира и международного взаимопонимания, развитие прав человека и в борьбу против расизма и апартеида и подстрекательства к войне. Она гласит:

  • 1. Средства массовой информации должны вносить важный вклад в укрепление мира и международного взаимопонимания и в борьбу против расизма, апартеида и подстрекательства к войне.
  • 2. В борьбе против агрессивных войн, расизма, апартеида и других нарушений прав человека <...> средства информации <...> способствуют ликвидации невежества и непонимания между народами, осознанию гражданами одной страны нужд и стремлений других, обеспечению уважения прав и достоинства всех наций, всех народов и всех лиц, без различия расы, пола, языка, религии или национальности, и привлечению внимания к таким большим бедствиям человечества, как нищета, недоедание и болезни, содействуя, таким образом, выработке государствами политики, наиболее способствующей ослаблению международной напряженности и мирному и справедливому урегулированию международных споров.
  • 6

Данная статья не просто запрещает пропаганду войны, насилия и т. д., она возлагает на журналиста обязанность препятствовать возникновению этих явлений. Подразумевается активная позиция СМИ, участие в общественном регулировании в ситуации, когда нормальные общественные отношения дают сбой. Эта активная позиция соответствует пониманию СМИ как института, выступающего за мирное существование общества, а не как стороннего наблюдателя и «констататора» фактов. Здесь четко прослеживается регулирующая функция, особенно возрастающая в ситуации социального конфликта.

Приведенные выдержки из международных документов — это общие принципы, которым нужно следовать в каждой стране. Поэтому формулировки не могут быть более конкретными, это уже задача законодательств отдельных стран.

Этические документы, в отличие от правовых, уделяют внимание не только деятельности журналиста вообще, но и конкретной деятельности в ситуации конфликта. Так, в ст. 33—34 Резолюции 1003 Парламентской ассамблеи Совета Европы 1993 г. сказано, что в обстоятельствах терроризма, дискриминации, ксенофобии и войны «СМИ имеют моральные обязательства по защите демократических ценностей, уважению человеческого достоинства, решению проблем мирным путем»[10]. Этот же принцип есть среди Международных принципов журналистской этики, принятых на IV консультативной встрече международных и региональных профессиональных журналистских организаций в 1983 г.[11] Запрет на какую-либо дискриминацию — один из важных демократических принципов. Поэтому он прописан в большинстве международных этических документов[12].

Международные этические кодексы уделяют большое внимание принципам отбора материала журналистом. Обязательным условием является правдивость информации, формулируемая как «уважение правды и права общества знать правду»[13]. Развернуто данное условие сформулировано во II международном принципе журналистской этики: «главная задача журналиста — гарантировать аудитории получение правдивой и достоверной информации путем честного отражения объективной реальности. Журналист излагает факты правдиво, сохраняя их подлинный смысл, не допуская искажения. Он максимально использует свои способности для того, чтобы общественность получила достаточно материала, который позволит ей сформулировать точное представление о событии»[14].

Честность и непредвзятость, объективность журналиста — обязательные качества, нашедшие отражение в международных этических документах. О них, к примеру, говорится в Кодексе этических норм, принятом Обществом профессиональных журналистов (1996): «Журналист должен быть честным, беспристрастным и смелым при сборе, изложении и комментировании информации»[15].

С этим требованием хорошо коррелирует запрет на сокрытие важной для общества информации, а также фальсификацию и искажение фактов[16]. Журналист обязан проверять достоверность информации, которой оперирует[17]. Особо подчеркивается обязанность журналиста давать наиболее полную картину событий в «Правилах профессиональной этики для сотрудников МТРК “Мир”»: «Любой единичный факт, вырванный из контекста событий, может представить положение дел в государстве в искаженном свете. Журналист МТРК “Мир” работает только на совокупности фактов, обнажающих тенденцию»[18].

Международные правовые документы подчеркивают, что в журналистских текстах «анализ и комментарии должны быть четко обозначены и не должны искажать факты или контекст»[17]. В ситуации конфликта принцип объективности, разграничения факта и мнений порой сложно соблюсти, особенно если конфликт затрагивает журналиста лично. В таких условиях профессиональный журналист обязан максимально внимательно относиться к тому, что он пишет, и ни в коем случае не навязывать свое мнение как единственно верное.

При освещении конфликта особое внимание следует уделять лексике. Экспрессивно (чаще всего — негативно) окрашенные лексемы способны выступать в качестве конфликтогенов, особенно если конфликт уже существует. Журналист должен избегать их, используя вместо них нейтральные лексемы.

Н. В. Муравьева в книге «Язык конфликта» выделяет «принцип ударной оценочное™»[20], когда в тексте сообщения активно используются всевозможные средства оценки, прямой или косвенной. Чтобы не допускать этого, журналист должен всегда сохранять речевой контроль, это снизит вероятность негативного воздействия на читателя.

Говоря о нормативной модели поведения журналиста в ситуации социального конфликта, следует отметить также исследование одного из известных и опытных шведских репортеров Э. Фихтелиуса «Десять заповедей журналистики». Как верно замечает автор, журналист должен быть объективен, но при этом обязательно увлечен своей темой, «однако не настолько, чтобы самому занять чью бы то ни было позицию»[21]. Информацию следует подавать объективную, не окрашенную симпатиями журналиста. Это не значит, однако, что журналист не может высказывать своего мнения, если оно отделено от фактов и других мнений и если журналист не навязывает его обществу, что, в свою очередь, будет тормозить процесс разрешения конфликта.

Профессиональный журналист знает, что на любую тему можно посмотреть с разных углов. При работе в ситуации конфликта важно найти правильный ракурс, угол, под которым подать материал[22]. Выбор ракурса зависит от многих аспектов: мнение и убеждения самого журналиста, редакционная политика, значимость для общества. Мы убеждены, что именно последний аспект должен быть ключевым при подаче материала: угол подачи должен выбираться такой, при котором наиболее ясно видна проблема, раскрывается суть конфликта, затрагиваются широкие общественные интересы.

Э. Фихтелиус обозначает еще один важный момент в работе журналиста: «Необходимо, чтобы он разбирался в предмете обсуждения. Только тот, кто сам понимает происходящее, может четко и ясно рассказать о нем другим»[22]. Применительно к ситуации конфликта можно сказать, что для того, чтобы правильно освещать конфликт, журналисту нужно максимально подробно его изучить. В противном случае журналистские материалы могут оказаться бесполезны и даже вредны для общества.

В ситуации острого социального конфликта журналист не должен «удушать тему»[24], если она значима для общества. Важные события неприемлемо замалчивать, а также «скрывать» от читателя за обилием «информационного мусора»[25] — менее масштабных и значимых тем, а также «прятать» ее при помощи возможностей верстки (помещение на последние полосы, набор мелким шрифтом, расположение среди рекламных или развлекательных материалов и т.д.).

Особого внимания требуют так называемые этнические конфликты. Взрывоопасность таких конфликтов обусловлена нс только возможностью вооруженного столкновения (после распада СССР и борьбы автономий за независимость эта возможность давно перешла в реальность), но и тем, что подобную вероятность провоцирует иной раз само телевидение и пресса.

  • [1] См.: Здравомыслов А. Г. Социология конфликта. М.: Аспект Пресс, 1996. С. 74.
  • [2] Мцладжанова Т. II. Конфликт в организации: негатив или позитив? // Кадровый вестник. 2000. Ni> 5.
  • [3] Заболотная Г. М., Криницкий Л. Я. Политические процессы и конфликты. URL: http://imp.rudn.ru/fFec/polit/pl5.html (дата обращения: 17.10.2016).
  • [4] Прикладная конфликтология для журналистов / сост. М. Мельников. М.: Права человека, 2006. С. 22.
  • [5] Прикладная конфликтология для журналистов. С. 22.
  • [6] Международный пакт о гражданских и политических правах, 1966. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/pactpol.shtml (дата обращения: 18.10.2016).
  • [7] Международный пакт о гражданских и политических правах, 1966. Ст. 19, п. 3.
  • [8] Международный пакт о гражданских и политических правах, 1966. Ст. 20.
  • [9] Резолюция № 2 «Журналистские свободы и права человека» 4-й Европейской конференции министров по политике в области средств массовой коммуникации, 1994. URL:http://www.mmdc.narod.ru/medialaw/euce/resolutionsmsm/page3.html (дата обращения: 18.10.2016).
  • [10] Резолюции 1003-й Парламентской ассамблеи Совета Европы, 1993. Ст. 33, 34. URL:http://www.dzyalosh.ru/02-dostup/zakon/rub-01/rez_1003_(1993)_4.htm (дата обращения: 18.10.2016) .
  • [11] См.: Международные принципы журналистской этики, 1983. Принцип IX. URL: http://vremiadengi.com/filarga/mezhdunarodnye_printsipy_zhurnalistskoy_etiki/ (дата обращения: 18.10.2016).
  • [12] См., например: Декларация принципов поведения журналиста Международной федерации журналистов, 1986. Ст. 7. URL: http://www.presscouncil.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=754&Itemid=119 (дата обращения: 18.10.2016); Йоханнесбургские принципы, 1995. Принцип 4. URL: http://wwwl.umn.edu/humanrts/instree/Rjohannesburg.html(дата обращения: 18.10.2016).
  • [13] Декларация принципов поведения журналиста Международной федерации журналистов, 1986. Ст. 1.
  • [14] Международные принципы журналистской этики, 1983. Принцип II. URL: http://vremiadengi.com/filarga/mezhdunarodnye_printsipy_zhurnalistskoy_etiki/ (дата обращения: 18.10.2016).
  • [15] Кодекс этических норм Общества профессиональных журналистов, 1996. URL: http ://wvvw.gumcr.info/bibliotck_Buks/Gurn/Lazut/pril_01 .php (дата обращения: 18.10.2016).
  • [16] Декларация принципов поведения журналиста (Международная федерация журналистов). Ст. 3, 8. URL: http://www.presscouncil.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=754&Itemid=l 19 (дата обращения: 18.10.2016).
  • [17] Кодекс этических норм Общества профессиональных журналистов, 1996.
  • [18] Правила профессиональной этики для сотрудников МТРК «Мир». Ст. 11 // Правовые и этические нормы в журналистике / сост. Е. П. Прохоров. М. : Аспект Пресс, 2008. С.173-175.
  • [19] Кодекс этических норм Общества профессиональных журналистов, 1996.
  • [20] //. В. Муравьева. Язык конфликта. М.: Термика, 2004.
  • [21] Фихтелиус Э. Десять заповедей журналистики / пер. с швед. В. Менжуи. Кальмар :FOJO, 2005. URL: http://dedovkgu.narod.ru/bib/fihtelius.htm (дата обращения: 18.10.2016).
  • [22] Там же.
  • [23] Там же.
  • [24] Гусев //., Матвейчев О., Хазеев Р.} Черпаков С. Уши машут ослом... Современноесоциальное программирование. М. : AlexJ. Bakster group, 2006. URL: http://www.lib.ru/DPEOPLE/matweichew.txt (дата обращения: 18.10.2016).
  • [25] Гусев Д., Матвейчев О., Хазеев Р., Черпаков С. Уши машут ослом... Современное социальное программирование. М.: AlexJ. Bakster group, 2006.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>