Политизация ислама

На протяжении всей истории (особенно в кризисные и переломные периоды) приверженцы ислама часто обращались к истокам, к фундаментальным принципам своей веры. Фундаменталистами, если исходить из смысла, вкладываемого в это понятие, следовало бы назвать последователей той или иной идеологии, апеллирующих к ее первоначальным базовым (англ. foundation — основа), или фундаментальным основам.

Данное понятие правомерно было бы применить ко всем течениям мысли, как секулярным, так и религиозным, выступающим за чистоту принципов и ценностей, возврат к истокам. В этом смысле правомерно говорить о либеральном, демократическом, консервативном, коммунистическом, рыночном фундаментализмах, фундаментализме прав человека и т.д.

Интерес представляет тот факт, что само понятие фундаментализм вошло в научный и идейно-политический лексикон после выхода в свет журнала "Fundamentals", основанного представителями радикального крыла американского протестантизма в 1905 г. Можно сказать, что понимаемый так фундаментализм характерен всем обществам на протяжении всей писаной истории, особенно в периоды глубоких социальных, социокультурных, политических трансформаций.

Одним из важнейших течений исламского фундаментализма является ваххабизм. Следует отметить, что термины "ваххабизм" и "ваххабиты" не применялись самими его последователями, которые предпочитали называть себя "муваххидун", т.е. "последователи единобожия", или "салафийун", т.е. "приверженцы первоначального ислама". Это понятие было введено в оборот мусульманскими авторами, которые полемизировали с основателем данного течения.

Ваххабизм — это, по сути дела, собирательный термин для обозначения разнородных исламских группировок, придерживающихся самых разных позиций, не во всем совпадающих с официальными мазхабами, и выступающих с критикой официального духовенства. Их правильнее было бы назвать фундаменталистами, понимая под этим опять же представителей самых различных течений, выступающих с призывами восстановления чистого ислама.

Разумеется, эта "чистота" также понимается по-разному, в зависимости от идеологических позиций и степени вероисповедной грамотности самих фундаменталистов. Иначе говоря, ваххабизм представляет собой фундаменталистское религиозно-политическое течение в суннитском исламе или, как его называют сами его представители, течение салафизма (от "ас-салаф ас-салих" — праведные предки).

Ваххабизм возник в Саудовской Аравии в первой половине XVIII в. на основе идей, сформулированных мусульманским богословом и правоведом М. ибн Абдул-Ваххабом ат-Тамими. Для него характерно буквалистское толкование Корана и Сунны Пророка, которое нередко порождает фанатизм и экстремизм. Как бы выводя за скобку перипетии формирования и эволюции ваххабизма, здесь отметим, что в настоящее время существует множество ваххабитских группировок, называемых по-разному. Это, в частности, "Джихад" и "Исламская группа", "Мусульмане" (Египет), "Партия исламского освобождения" (действует во многих странах мира, включая постсоветские государства), "Сторонники шариата" (Великобритания), "Международный фронт борьбы против евреев и крестоносцев" и т.д.

Те или иные исламистские движения и организации носят международный характер в том смысле, что их деятельность не ограничивается границами территории страны своего базирования, а распространяется на другие страны, например, путем создания там своих филиалов или же активного сотрудничества с родственными исламистскими группировками вне своей страны.

В ваххабизме центральное место занимают два системообразующих элемента — такфир и джихад. Суть такфира (от араб, "куфр") состоит в обвинении в неверии самих мусульман, не согласных с учением ваххабитов, объявленным единственно правильным. Причем отношение к ним характеризуется большей нетерпимостью и непримиримостью, нежели к иноверцам. Более того, убийство вероотступника считается для ваххабита богоугодным, похвальным делом. Что касается салафизма, то его представителем можно считать практически любого мусульманина, руководствующегося религиозными нормами первоначального, "чистого" ислама.

Известно, что исламский мир всегда отличался повышенной нестабильностью и конфликтогенностью. Причем в основе множества межгосударственных, межэтнических, межконфессиональных, территориальных и иных противоречий и конфликтов лежат прежде всего внутренние факторы. Истоки конфликтов и терроризма, в том числе и исламского, следует искать не в сущности ислама или какой-либо иной религии, а в социально-экономических, этнонациональных, трайбалистских, конфессиональных, социально-психологических, социокультурных, политических, геополитических и иных реальностях и различиях региона.

В целом широкий размах политизация ислама приняла во второй половине XX в. Одними из важнейших причин этого феномена стали поражение арабских стран в войнах арабов с Израилем, обострение палестинской проблемы, кризис насеризма и самой идеи панисламизма и панарабизма и т.д. Все это в совокупности с комплексом других факторов, характерных для развития всего мирового сообщества, оказало глубокое влияние на весь спектр арабского национализма. К этой же категории факторов следует отнести реакцию всего исламского мира на агрессивное наступление Запада, его технологий, образа жизни, ценностей и т.д.

Во многом именно указанными факторами определяется наблюдающаяся за последние три-четыре десятилетия тенденция к выдвижению на авансцену разного рода возрожденческих и фундаменталистских движений как шиитского, так и суннитского толка, для которых характерна ярко выраженная политизация ислама. Одним из важнейших проявлений таких возрождений стал так называемый политический ислам (или исламизм). Это собирательное название для обозначения разного рода социально-политических течений, рассматривающих ислам как стержень своей идеологии.

Для политического ислама характерно органическое единение внутренней и внешней политики, которая, в свою очередь, основана на слиянии государства и религии. Можно утверждать, что ислам используется как средство достижения конкретных политических целей, определяемых интересами политической борьбы как внутри той или иной мусульманской страны, так и на региональном и глобальном уровнях. В данном смысле ислам следует рассматривать не столько как религию, сколько как сложную религиозно-политическую доктринальную систему. Следует отметить, что статус Корана как основы конституционно-правовой системы зафиксирован в конституциях ряда мусульманских стран, например Саудовской Аравии.

Все же впервые феномен политического ислама, или исламизма, как серьезной политико-религиозной силы, способной оказывать большое влияние на мировые реальности, вышел на авансцену в ходе исламской революции в Иране в 1979 г. Для политизации ислама особо важное значение имело то, что аятолла Хомейни и его сподвижники превратили ислам в государственную идеологию. Как утверждал Хомейни, ислам является политико-религиозным учением, в котором политику дополняет богослужение, а богослужение дополняет политику.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >