Полная версия

Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ XVII ВЕКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ

Американская литература

Если к началу XVIII в. западноевропейские литературы — английская, французская, немецкая, итальянская, испанская и другие прошли многовековую историю, опирались на богатейшие художественные традиции, то американская только начинала складываться. Ее исторический путь недолог — всего около четырехсот лет. Почти два столетия — XVII и XVIII — падают на колониальный период, давший фактически всего лишь одно всемирно знаменитое имя: Бенджамена Франклина. Но уже в XX столетии литература США заявила о себе как одна из самых богатых, значимых и широко читаемых в мире, дав 9 нобелевских лауреатов и почти сравнявшись по этому показателю с лидером — Францией.

В доколониальный период, еще до открытия Колумбом Америки (1492) население Североамериканского континента составляли аборигены — индейцы. Они обладали своей богатой и самобытной художественной культурой, сердцевиной которой были фольклор и мифология.

С начала XVII в. на Североамериканский континент стали высаживаться и основывать первые колонии и общины переселенцы из Европы, прежде всего из Англии. Они расширили контролируемые ими территории, воюя с местными индейскими племенами. Эти переселенцы положили начало американской культуре. На первых порах она была малооригинальна, находилась под сильным влиянием литературы метрополии (т. е. английской). Постепенно, однако, она начала приобретать черты национального своеобразия, что было обусловлено новой реальностью, которую она запечатлела.

Первые колонии. В 1606 г. из Лондона к берегам Североамериканского континента отплыли с паломниками три судна, которые напутствовал патетическими стихами поэт Майкл Дрейтон. Предводительствовал экспедицией Джон Смит (John Smith 1580—1631), путешественник, мореход, личность яркая и колоритная. Искатель приключений, покинувший родной кров в 16-летнем возрасте, чтобы стать солдатом удачи. Он отличился в нескольких европейских войнах, сражался в рядах австрийской армии против Оттоманской империи. Взятого в плен, его привезли в Константинополь, где отдали в качестве подарка жене паши, которая влюбилась в него и спасла ему жизнь. Бежав из плена, Смит нашел пристанище на Дону у «московитов». Вернувшись на родину, в Англию, он, командуя судами, достиг побережья Виргинии в районе Джеймстайна, где первым создал первое поселение. Обладая не только способностями организатора и лидера, мужеством воина, искусством капитана, но и литературным даром, Смит написал первую книгу, посвященную Америке: «Правдивый рассказ о событиях в Виргинии» (A True Relation of Virdinia, 1609), добротное документальное повествование очевидца и участника первого поселения на американской земле. Он принял активное участие в организации этого поселения, его политической и экономической структуре. В частности, ему удалось предотвратить начавшийся среди поселенцев голод.

Смит еще несколько раз пересекал Атлантику в обоих направлениях, основал несколько новых колоний, получил титул «адмирала Новой Англии», выпустил ряд книг, историко-этнографического характера, в которых восхвалял красоту североамериканской природы и обильные природные богатства края. Тепло писал он и о коренных жителях Северной Америки, которые не раз выручали страдавших от голода первых поселенцев. Смит создал образ замечательной индейской девушки Покахонтас, дочери местного вождя Похатана, благодаря которой была дарована жизнь попавшему в плен Смиту. В дальнейшем Покахонтас была захвачена англичанами, приняла христианство, вышла замуж за колониста Дж. Рольфа и помогла погасить конфликт колонистов и индейцев. Уехав с мужем в Англию, она была там принята с почестями и представлена королю и королеве. Образ Покахонтас прочно вписан в национальную историю США; среди ее потомков оказалась вторая жена президента США Вудро Вильсона. Судьба Покахонтас овеяна легендами, она стала предметом внимания ряда американских писателей.

В начале XVII в. появились колонии и в южной части Атлантического побережья Северной Америки: в них стало функционировать местное управление, предпринимались попытки реализации пока еще скромной автономии от власти британского монарха.

.«Мейфлауер»: колонисты-пуритане. Исторической датой национального масштаба стало прибытие в 1620 г. в Северную Америку на трехпалубном парусном судне «Мейфлауер» (Mayflower) первых пилигримов, основавших Плимутскую колонию. Копия этого судна построена в 1957 г. и стоит на вечном приколе в гавани г. Плимута штата Массачусетс. Плимут стал своеобразным ядром Новой Англии, очагом североамериканской культуры и литературы.

В Америке есть понятие «первые переселенцы». «Мои предки прибыли на «Мейфлауер»», — говорят немногие американцы, которые могут похвастаться древностью своей родословной.

Эти переселенцы приезжали не только из Англии, но и из других стран Европы; они приносили с собой свои этнические, духовные и культурные традиции. Кроме того, уже с начала XVII в. на Североамериканский континент стали завозиться темнокожие выходцы сначала из Вест-Индии, а затем из Африки, в дальнейшем обращенные в рабство. Eke это определило многоэтнический характер американского общества, его культуры и литературы. В процессе исторического развития страны, ассимиляции новоприбывших на американской почве проходил процесс слияния различных этносов. В плане решения этнических проблем Америка явила пример «плавильного котла». При этом существование рабства долгое время, до отмены его в 1863 г., во время Гражданской войны, оставалось пятном на знамени демократии.

В процессе заселения Североамериканского континента шло культивирование огромных необжитых, нетронутых цивилизацией пространств. При этом западная граница («фронтир») США, компактно осваиваемая жителями, медленно отодвигалась по направлению к Тихому океану. Фронтир представлял своеобразное «по- граничье», территорию между цивилизацией и «девственной природой». Граница вызвала к жизни социально-психологический тип первопроходца, пионера, горняка, лесоруба, охотника. Фронтир способствовал формированию таких качеств, как трудолюбие, оптимизм, вера в свои силы, в перспективы быстрого обогащения. Дух фронтира, проблематика, с ним связанная, также были в числе факторов, определявших самобытность американской литературы.

На первых литературно-публицистических произведениях, созданных в Америке в XVII и в начале XVIII в. лежит печать пуританизма.

Новоприбывшие из Англии пуритане были людьми, которые разуверились в возможности вернуть английскую церковь у себя на родине к ее истинным, первоначальным христианским ценностям. Америка виделась им опытным полем для создания теократического общества, дающего пример всему христианскому миру. Себя они объявили «избранным народом». Жертвы гонений у себя на родине, пуритане, особенно на раннем этапе, оказавшись у власти в колониях, проявили нетерпимость к иным религиозным конфессиям, самыми жестокими мерами, включая тюрьмы и виселицы, пресекали ересь и инакомыслие и вообще любые отклонения от истинного христианства в их толковании.

Пуритане играли главенствующую роль в колониях, как в духовной, так и в экономической жизни, особенно в XVII в., до того, как начали распространяться просветительские идеи, особенно в канун Войны за независимость. Один из столпов теократии, выразитель его идеалов, религиозный лидер Новой Англии Джон Коттон, провозгласил формулу в пользу приоритета церкви над государством: «Лучше, чтобы государство строилось по образу и подобию обители божьей, коей является его церковь, нежели приспосабливать церковное устройство к светскому государству». С политической запальчивостью отвергал он всякое уклонение от жестко-ортодоксальной доктрины пуританизма как проявление «ереси». В дальнейшем пуританизм (равно как многоэтнический компонент и наличие фронтира) играл немалую роль (хотя и не столь значимую, как на раннем этапе) в развитии американской культуры. Об этом, например, свидетельствует творчество Н. Готорна и его роман «Алая буква».

Первые пуритане, высадившиеся на американской земле, считали своим высшим назначением воздвигнуть «Град на Горе» как воплощение божественной справедливости. Земля, которую они обживали, не случайно называлась Новым Светом. Ему в отличие от Старого Света было приуготовлено светлое, счастливое будущее. Перед ними вырисовывался совершенно особый исторический путь, «американский путь». Уже тогда, на заре формирования американского общества, стали очерчиваться контуры сложного комплекса верований и понятий, который часто обнимается понятием: «американская мечта». Это убеждение в том, что перед людьми, боговдохновенными, трудолюбивыми, энергичными и предприимчивыми открываются перспективы процветания и счастья.

«Американская мечта» на разных исторических этапах являлась существенным фактором, характеризующим менталитет американцев, некоторые самобытные черты их культуры и литературы.

Литературная продукция XVII в. достаточно скромна. Но родилась она не на пустом месте. Колонисты не только несли с собой художественный опыт Старого Света. Существовала и самобытная культура доколониальной, доколумбовой эпохи, прежде всего индейских этносов.

Аборигены выработали систему художественных ценностей, прежде всего в области фольклора и мифологии, основанных на гармонии с природой, началах справедливости и равенства. Этот аспект, например, особенно ощутим в «Песни о Гайавате» Лонгфелло, в которой использован индейский фольклор. Художественный опыт индейских культур обогатил поэтику американской литературы.

Теологическая литература. В XVII в. американская словесность, окрашенная в тона пуританизма, в основном ориентирована на нравственно-религиозную проблематику. Она представлена такими жанрами, как трактаты, проповеди философско-теологического характера.

Этот аспект наиболее ярко присутствует в сочинениях трех поколений авторов семейства Мазеров, прославившихся как литераторы-теологи. Основатель этой литературной династии, Ричард Мэзер (Richard Mather, 1596—1669), прибыл в Америку и считался авторитетным теологом. Он был один из составителей «Массачусетской книги псалмов» (Bay Psalm Book, 1639), первой книги, увидевшей свет в колониях. Его сын, Инкриз Мэзер (Increase Mather, 1639—1723), с детства выказал выдающиеся интеллектуальные способности, стал проповедником, лектором, выполнял дипломатическую миссию как посланник Новой Англии при дворе Якова И. Он оставил более полутора сотен сочинений. Принимал участие в известном процессе над «ведьмами» в Салеме (1691 —1692). Обладавший яркой стилевой манерой, И. Мэзер образно иллюстрировал положения демонологии, важного аспекта пуританского вероучения, согласно которому злые умыслы сатаны пагубно влияют на людей, в частности плодят вероотступников и сектантов. Этой проблеме посвящается главный труд — «Удивительные знамения» («Remarkable Providences», 1684).

Другой известный автор — внук Ричарда, сын Инкриза Мэзе- ра — Каттон Мэзер (Catton Mather, 1663—1728), известный теолог и литератор Новой Англии, оставил около 450 трудов религиозного, исторического и философского содержания. Среди них — фундаментальное исследование, освещающее историю Новой Англии, «Великие деяния Христа в Америке» (Magnalia Christi Americana, 1702). В основе книги — биография наиболее знаменитых поборников пуританизма в Новой Англии.

Труды представителей всех трех поколений Мэзеров, особенно Инкриза и Каттона, страстных и неутомимых в религиозной вере, отличал доходчивый, динамичный стиль, восходящий к стилистике проповедей.

У. Брэдфорд. Первые светские литераторы раннеколониального периода. Параллельно происходит формирование светской литературной традиции. Значительный пласт составляют сочинения этнографического характера: записи, очерки, хроники и освоение земель и территорий Нового Света. Сами их названия красноречивы: «Правдивый отчет о кораблекрушении и спасении сэра Томаса Гейтса» (1610) У. Стречи; «Письмо, посланное в Англию с островов Саммерса» (1615) Льюиса Хьюза; «Лия и Рахиль, или Две плодовитые сестры», «Виргиния и Мериленд» (1656) Гая Гамонда; «Характерные черты провинции Мериленд» (1666) Джорджа Олсопа.

Среди колонистов появляются и первые интересные литераторы, прежде всего Уильям Брэдфорд (William Bradford, 1590—1657). Некоторые критики называют его «отцом» американской истории. Он родился в фермерской семье, в отроческие годы проштудировал Библию, изучил древнегреческий и древнееврейский языки, проникся пуританским духом и в числе паломников на «Мейфлауер» ступил на американскую землю. В 1621 г. его избрали губернатором колонии. Обретенный политический и хозяйственный опыт позволил ему совместно с Эдвардом Уинслоу создать одно из первых литературных свидетельств раннеколониальной эпохи: «Описание, или Дневник возникновения и существования английской колонии, обосновавшейся в Плимуте, в Новой Англии» (A Relation of Journal of the Beginning and Proceedings of the English Plantation Settled at Plymouth in New England, 1622). В книге повествовалось о нелегких испытаниях, выпавших на долю пилигримов, о голоде, от которого их спасли индейцы, о возведении первых деревянных жилищ и укреплений; организатором последних был Майлс Стэндиш. Позднее он стал героем поэмы Г.У. Лонгфелло «Сватовство Майлса Стэндиша» (1856).

Главным сочинением Брэдфорда, памятником раннеколониальной литературы стала его «История Плимута» (History of Plymouth Plantation), писавшаяся более двадцати лет (1630—1651) и состоявшая из двух частей. В первой части Брэдфорд рассказывает о возникновении сепаратистского пуританского движения в недрах англиканской церкви, бегстве пуритан из Англии в Голландию, основании поселения в Лейдеке, созревании плана по созданию колоний в Америке, наконец, о плавании на «Мейфлауер». Вторая, наиболее значительная по объему часть книги представляет подробную хронику событий уже на американской земле с 1620 по 1646 г., включая все аспекты жизни колонистов. Книга имеет не только историческую, но и художественную значимость, отличаясь ясным, отточенным стилем. Рукопись книги была обнаружена в Лондоне в 1855 г., а год спустя полностью опубликована.

Роджер Уильямс: пуританский мыслитель и христианский вольнодумец. Видным художником слова и мыслителем раннеколониального периода, культурным деятелем Новой Англии был Роджер Уильямс (Roger Williams, 1603—1683). Уроженец Лондона, сын портного и торговца тканями, он после окончания Кембриджского университета (1627) служил священником англиканской церкви, но затем испытал сильное влияние пуританизма. Человек демократических убеждений, Уильямс сблизился с левеллерами, представителями радикального крыла приближающейся английской революции. Подобные воззрения во многом разделял Джон Милтон.

В 1631 г. Р. Уильямс переехал в Америку, в Массачусетскую колонию. Сторонник радикального, гуманистического крыла в пуританизме, человек, бескомпромиссный в своих убеждениях, он вступил в конфликт с местными религиозными ортодоксами, теократической верхушкой. Одним из его главных и непримиримых оппонентов был упоминавшийся Джон Коттон. В своих широких демократических воззрениях Уильямс ратовал за то, чтобы христианская концепция равенства распространялась на всех людей, независимо от цвета кожи, защищал права индейцев, у которых белые колонисты отторгали принадлежавшие им земли. За это он подвергался травле со стороны теократов, которые в 1635 г. выселили его из колонии. Некоторое время он укрывался в индейских поселениях. В дальнейшем сыграл положительную роль в урегулировании конфликта между колонистами и индейским племенем пекодов. Р. Уильямс был первым исследователем индейской культуры, диалектов, нравов, традиций; этот материал составляет его книгу «Ключ к языкам Америки» (A Key into the Language of America, 1693). Пуританский мыслитель, P. Уильямс являл тип христианского вольнодумца, исполненного воинствующего духа поборника свободы личности, веротерпимости, непримиримого к насилию над индивидом. Известный историк, философ и литературовед Верной Луис Паррингтон писал: «Дух христианского братства — сердечный, человечный, любвеобильный, чуждый какому бы то ни было принуждению — соединился у Р. Уильямса с восторженным мистицизмом — мечтой о тесном личном союзе с Христом...» Р. Уильямс ратовал за веротерпимость, за отделение церкви от государства, а это была проблема в большей мере политическая, чем религиозная. Таким образом, его деятельность являла собой значительный вклад в становление американской политической философии. В своих сочинениях, облеченных в форму религиозных трактатов, Р. Уильямс делал акцент на решении общественно-политических вопросов в духе гуманности, уважении прав личности и склонялся к концепции народовластия. Уильямс во многом опередил свое время: он предугадал те принципиальные идеи, которые в пору Американской революции 1776—1783 годов были положены в основу «Билля о правах» и Декларации независимости.

Первые поэты: Анна БрэдстриК У истоков американской поэзии стоит Анна Брэдстрит (Anna Bradstreet, 1612—1672). Дочь английского графа Томаса Дадли, губернатора колонии Массачусетс, она родилась в Лондоне, вышла замуж в 16 лет за Саймона Брэдстрита, аристократа, выпускника Кембриджа, а два года спустя, оставив комфортабельный дом, вместе с отцом и мужем отплыла в Америку. Там, с трудом отрывая время от ухода и воспитания восьми детей, а также хозяйственных забот, она неутомимо занималась самообразованием, жадцо читала фолианты в богатейшей библиотеке отца и пробовала силы в увлекшем ее сочинении стихов. Один из ее родственников без ведома поэтессы напечатал в Лондоне сборник «Десятая муза, только что явившаяся в Америке» (The Tenth Muse Lately Spring up in America). Второе издание вышло уже посмертно, в Бостоне в 1678 г., а научное — лишь в 1867 г. Стихи Брэдстрит, тепло принятые в Англии, несли влияние поэтики метафизики, в частности Джона Донна, равно как мастеров позднего Возрождения, например Филипа Сидни, которому она посвятила элегию. В стихах о Сидни высказывается смелое для своего времени мнение о высоком назначении Поэта, который сравним по значимости с великими монархами и полководцами. Помимо поэм на историко-философские темы в сборнике присутствовали две интересные группы стихотворений. Они составили цикл «Созерцания» (Contemplations), представляющие медитации о бренности и быстротечности земной жизни, пагубности греховных соблазнов и др.

Исполненный греха, без разума и воли,

Не прочен и тщеславен человек.

Куда ни погляди — одни утраты, боли Ему терзают плоть и душу целый век.

Едва уйдут они — на смену им иные Все в мире для него страдания сплошные:

Его труды, враги, любимые, родные.

(перевод Г. Русакова)

В другой группе стихов Анна Брэдстрит погружается в мир личных семейных переживаний («Моему дорогому и любящему мужу»; «Эпитафия моей дорогой и досточтимой матери»; «Памяти моей дорогой внучки Элизабет Брэдстрит» и др.) Особенно дорог ей мотив супружеской верности и любви:

Две наши жизни прожиты в одной.

Бывал ли кто, как ты любим женой?

Найдется ли счастливее жена?

Не ровня мне средь женщин ни одна.

(перевод Г. Русакова)

Эдвард Тейлор: крупнейший поэтический голос ранней колониальной эпохи. Почти не известный при жизни Эдвард Тейлор (Edward Taylor, 1642—1725) сегодня по праву считается крупнейшим американским поэтом колониальной эпохи. Юные годы он провел в Англии, в 1668 г. переехал в Америку, завершил образование в Гарварде, после чего служил священником в небольшом городке Уэстфильде в Массачусетсе. Чтение проповедей Тейлор перемежал созданием стихов в жанре медитаций на религиозно-библейские темы. Он был плодовит: написал «вдвое больше Мильтого, вчетверо больше Донна, впятеро больше Брэдстрит». Подобно Анне Брэдст- рит, он творил в духе поэтов-метафизиков, обладая достаточно высокой стихотворной техникой. Суровые и холодные пуританские доктрины были глубоко и взволнованно пережиты поэтом. Ориентируясь на английские образцы (как и многие ранние американские литераторы), Тейлор не впадал в подражательство, а отличался самобытностью. Особенно выразителен был его стиль, насыщенный яркими метафорами, аллегориями, символами, всем арсеналом литературных тропов. Он не догматик-проповедник, а лирик, обнажающий свою душу (сб. «Медитации», Preparatory Meditations, 1682—1725). Страстно прославляя Бога и его благодеяния, он склонен к самоанализу, непримирим к собственной греховности:

Опять ропщу я! Опять ропщу я!

О, горе мне! Есть сердце ли грязней?

Се срамный хлев, помоечная кадь,

Навозна куча, выплодок слепней,

Грязь подноготная, гнездо гадюк,

Сосуд с отравой и грехов сундук.

(перевод А. Эппеля)

Стихи Тейлора были обнаружены только в 1937 г. и изданы два года спустя; в полном объеме его наследие было опубликовано лишь в 1960 г. Это позволило объективно оценить значимость и масштаб его дарования и вклада.

Американская литература XVII в. пережила стадию становления, когда формировались исподволь некоторые важные темы и жанры; она еще не выдвинула международно-значимых фигур. Долгое время словесность раннеколониального периода вообще была мало известна, и лишь со временем стал очевиден сделанный первыми литераторами существенный вклад в становление американской литературы последующих веков.

ЛИТЕРАТУРА

Литературная история Соединенных Штатов Америки: В 3 т. М , 1977. Т. 1

Piercy J.K. Studies in literary types in XVII-th century America (1607—1710) New Haven; L., 1939.

Рекомендуемая литература

Художественные тексты XVII век

Английская комедия XVII—XVIII веков. М., 1989.

Английская лирика первой половины XVII века. М., 1989. БеньянД. Путь паломника. М., 2001.

Буало Н. Поэтическое искусство. М., 1957.

Гриммельсгаузен Г.Я.К. Симплициссимус. М., 1976.

Донн Дж. Песни и песенки. Элегии. Сатиры. СПб., 2000. Европейская поэзия XVII века. М., 1977.

Испанский плутовской роман. М., 2000.

Кальдерон де ла Барка П. Драмы: в 2 кн. М., 1989.

Кеведо Ф. Избранное. М., 1971.

Колесо Фортуны: Из европейской поэзии XVII века. М., 1989. Корнель П. Театр: в 2 т. М., 1984.

Ларошфуко Ф. де. Мемуары. Максимы. Л., 1971.

Лопе ле Вега Карпио Ф. Собр.соч.: в 6 т. М., 1962 — 1965.

Милтон Дж. Потерянный рай. Возвращенный рай. Другие поэтические произведения. М., 2006.

Мольер Ж.-Б. Собр.соч.: в 4 т. М., 1994.

Расин Ж. Сочинения: в 2 т. М., 1984.

Лафайет М.-М. де. Сочинения. М., 2007.

Лафонтен Ж. де. Басни. М., 2001.

Немецкая поэзия XVII века. М., 1976.

Поэзия испанского барокко. СПб., 2006.

Хрестоматии и учебные пособия

Ганин В.Н, Луков В.А., Чернозёмова Е.Н. История зарубежной литературы XVII—XVIII веков: учебник для академического бакалавриата / под ред. В.Н. Ганина. — М. Издательство Юрайт, 2016.

Гиленсон Б.А. История зарубежной литературы XVII—XVIII веков: учебник и практикум для академического бакалавриата. — М.: Издательство Юрайт, 2016.

Западноевропейская литература XVII века. Хрестоматия / сост. Б.И. Пуришев. М., 2002.

История всемирной литературы: в 9 т. М., 1987. Т. 4.

История зарубежной литературы XVII века / под ред З.И. Плав- скина. М., 1999.

Пахсарьян Н.Т. История зарубежной литературы XVII — XVIII веков. М.: Изд-во У РАО, 2003.

Плавскин З.И. Литература Испании. От зарождения до наших дней. Т.1. IX—VIII вв. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2005.

Пронин В.А. История немецкой литературы. М.: Логос, 2007. Чернышов М.Р. История зарубежной литературы XVII—XVIII веков. Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2015.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ