Полная версия

Главная arrow Философия arrow Философия

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Будущее религии

Будущее религии не поддается однозначному предсказанию. В XIX в. господствовало представление о скором наступлении "нерелигиозного будущего". Действительно, на Западе продолжался процесс секуляризации, постепенное выталкивание церкви на периферию общественной и культурной жизни. Однако уже Первая мировая война обозначила глубочайший кризис "европейского человечества", она в корне подорвала либерально-прогрессистские концепции, вызвала усиление иррационалистических, антисциентистских доктрин. Обострение глобальных проблем еще более усилило эти тенденции, заставив говорить о новой "религиозно-мистической волне". В современном "обезбоженном" мире (М. Хайдеггер) формируется новый тип религиозности, обнаруживающей себя в появлении многочисленных нетрадиционных религий, в растущем интересе к идеям космизма и различным формам эзотерического знания, к возрождению архаических религиозных образований в качестве символов национальной духовности и государственности, противостоящих глобальной экспансии западной массовой культуры.

Свобода совести

Свободы человека – это те сферы его деятельности, в которые государство не должно вмешиваться. Оно лишь очерчивает с помощью правовых норм границы области, в которой человек действует по своему выбору и усмотрению. Государство должно не только само воздерживаться от вмешательства в гарантированные свободы, но и обеспечить защиту границ свобод от вторжения других лиц. Оно законодательно защищает свободу человека и одновременно ограничивает выход за пределы дозволенных свобод.

Демократическому государству нет дела до религиозных убеждений своих индивидов. Оно не должно влиять на приверженность человека тому или иному вероисповеданию, утверждать какую-либо религию в качестве обязательной. Это – свобода совести человека, свобода его выбора системы религиозных верований.

Государство вправе ввести законы, ограничивающие свободы совести исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния.

Примером может служить ограничение или запрещение деятельности так называемых тоталитарных религиозных сект.

Обычно свобода совести отождествляется со свободой вероисповедания. Такое словоупотребление приводит к известной путанице. Термин "совесть", имеющий большую библейскую историю (он упоминается в Новом Завете три десятка раз), со временем приобрел более общее, философское значение. Под совестью обычно понимают осознание высшей формы моральности. В этом контексте свобода совести – это нечто совсем иное, чем свобода вероисповедания. Требование свободы вероисповедания предполагает допустимость культивирования любой религии, каждый человек признается самодостаточным в своем религиозном самоопределении. Такое самоопределение предполагает вполне конкретный ценностный выбор.

Однако между философией и религией существует известная напряженность. Этическая направленность религии и философии является весьма разной. Согласно главенствующей в философии этической тенденцией ценности изобретаются самими людьми и постоянно совершенствуются в процессе различных исторических преобразований. С этой позицией сторонники наиболее влиятельных религиозных систем, таких как иудаизм, христианство и ислам, категорически не согласны. Они полагают, что все наиболее значимые религиозные ценности задаются Божественным Откровением, сообщенным людям Моисеем (иудаизм), Иисусом Христом (христианство), Магометом (ислам). При этом Божественное Откровение задает неизменные, данные раз и навсегда ценности.

Так, в Нагорной проповеди Христа блаженными признаются плачущие, кроткие, алчущие и жаждущие правды, милостивые, чистые сердцем, миротворцы, изгнанные за правду и преследуемые за христианскую веру, любовь к Богу. Согласно христианству каждый его сторонник заведомо является высокоморальным человеком, причем независимо от общества, философии или науки.

Современные философы относятся по-разному к религиозным, в том числе христианским, ценностям. Одни их одобряют, притом иногда очень горячо, другие, напротив, критикуют, и бывает, что крайне резко, третьи не проявляют к религиозным ценностям какого-либо интереса. Многие философы считают, скажем, христианскую этику важнейшим, сохраняющим актуальность и в наши дни достижением. Но вместе с тем они полагают, что новейшая этика вслед за бурно развивающимися философией и наукой уже ушла далеко за религиозные горизонты.

Отождествление свободы совести со свободой религиозного вероисповедования должно быть, таким образом, осторожным.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>