Полная версия

Главная arrow Финансы arrow ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНАЯ ПОЛИТИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Непосредственные причины

Проблемы финансового кризиса XXI в. начались еще в середине 1950-х — начале 1960-х гг. с изменением облика политической карты мира. В период после Второй мировой войны произошел распад колониальной системы развитых стран, многие бывшие колонии получили политическую независимость и сформировали независимые государства. Однако экономическая зависимость развивающихся стран от промышленно развитых государств продолжала сохраняться. Для развития собственных экономик развивающимся странам требовались финансовые ресурсы, которые их слабо развитые экономики не могли предоставить. Развивающиеся страны стали искать новые источники финансирования их многочисленных проектов.

Для поддержания инвестиций в подобные проекты были созданы международные организации — Всемирный банк, Международный валютный фонд. Однако развивающиеся страны неохотно обращались за финансированием в эти и подобные организации, поскольку выдача кредитов там происходила на весьма жестких условиях: деньги предоставлялись как часть общего пакета реконструкции и реформирования, направления, сроки и масштабы которых зачастую не устраивали страны-реципиенты по экономическим либо политическим мотивам. Поэтому многие развивающиеся страны начали обращаться за кредитами к частным коммерческим банкам.

В 1970—1980-х гг. коммерческие банки стали выходить на международную арену, сформировались транснациональные банки, куда стекались в первую очередь нефтяные доходы стран ОПЕК, а также доходы от освоения природных ресурсов тех же развивающихся стран. Наличие большого числа евродолларовых депозитов стимулировали ТНБ выдавать кредиты в больших размерах, чем ранее. Поскольку займы развивающихся стран были государственными и (или) обеспечивались правительственной поддержкой, такие суверенные кредиты считались относительно безопасными, не слишком рискованными. В силу этого оценка кредитоспособности заемщиков — развивающихся стран и последующий мониторинг использования выданных финансовых ресурсов были поверхностными, незначительными и неэффективными.

Пользуясь доверием коммерческих банков, их казавшимися безграничными ресурсами и ограниченными возможностями контроля, развивающиеся страны прибегали к заемному финансированию все чаще и чаще, по плавающим ставкам. Однако но большей части эти кредиты шли не на поддержку внутренних инвестиций, а на потребление. Коррупционные схемы и подкуп избирателей преобладали в способах использования международных кредитов.

С годами структурные диспропорции накапливались, реформы не проводились либо носили половинчатый характер, резервы для обслуживания долга не создавались. Любая мировая рецессия, сокращение экспорта из развивающихся стран и рост процентных ставок сразу же привели бы к резкому ухудшению возможностей долговых выплат. Что и произошло в 1982 г. в Мексике. Долговой кризис, валютный кризис и банковский кризис начали потрясать развивающиеся страны одну за другой. 1980— 1990-е гг. прошли под знаком многочисленных финансовых, валютных, банковских, экономических, социальных и политических потрясений во многих странах мира. Мексика, Бразилия, Аргентина, Таиланд, Индонезия, Филиппины — это лишь отдельные примеры стран, испытавших на себе последствия кризисов.

Валютные рынки, мировые рынки капитала, невозврат банковского кредита в больших масштабах, обвалившийся рынок государственного долга, нарушения во внешней торговле, деятельность ТНК и ТНБ оказались хорошими каналами передачи кризиса от страны к стране, от развивающихся стран к развитым. В августе 1998 г. среди пострадавших оказалась и Россия.

Ситуация осложнялась еще и большим объемом краткосрочных иностранных инвестиций в страны Латинской Америки и Юго-Восточной Азии. Как известно, краткосрочные иностранные инвестиции функционируют по принципу «горячей картошки»: когда дела идут хорошо, иностранные деньги в больших размерах стекаются в какую-либо страну, заполняя ее фондовый рынок, но не реальный сектор. Однако при малейших признаках неблагополучия эти короткие деньги очень быстро убегают, подвергая коллапсу страну-реципиента.

Итак, чрезмерная наполненность ликвидностью в первую очередь развивающихся стран и отдельных экономических агентов (фирм и индивидов) из этих стран, чрезмерный рост массы кредитных денег, ухудшение кредитных портфелей как национальных, так и международных банков при отсутствии надлежащего риск-менеджмента, слабый мониторинг заемщиков, как частных, так и государственных, игнорирование всеми участниками кредитно-финансового процесса возможности неблагоприятных экономических шоков в мировой экономике вместе с усложнением финансовых инструментов вследствие финансовых инноваций и снижением квалификации участников рынка (как результат привлечения на растущий финансовый рынок многочисленных индивидов из других сфер экономики без должного опыта, а нередко и образования), а также недоучет спекулятивной составляющей международных потоков капитала — таковы непосредственные причины мировых финансовых кризисов нашего времени.

В начале XXI в. безответственное поведение в финансовой сфере охватило и развитые страны. Большие денежные потоки от нефтяной отрасли, от использования доллара и евро в качестве мировых денег, экономический подъем во всем мире породили эйфорию финансовых продуктов, суть которых и риски которых не понимали даже продвинутые финансовые специалисты. Отсутствие контроля в сфере создания и движения сложных финансовых инструментов привело к тому, что экономики как развитых, так и развивающихся стран оказались перегружены чрезмерно рискованными активами и кредитами, динамика которых сформировала гигантский финансовый пузырь. В конце 2008 г., как и следовало ожидать, этот пузырь лопнул, что и послужило непосредственной причиной мирового финансового кризиса.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>