Полная версия

Главная arrow Социология arrow ВВЕДЕНИЕ В ИЗУЧЕНИЕ СОЦИОЛОГИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Главное содержание социальной динамики Конта.

В нескольких местах своего «Курса» Конт замечает, что из двух частей социологии главное значение принадлежит той, которая занимается изучением последовательности общественных явлений. В постоянном прогрессе или, вернее, постепенном развитии человечества он видит основную идею социальной динамики, полагая вместе с тем, что именно эта идея кладет грань между «социологией в собственном смысле», с одной стороны, и «простой биологией» — с другой. Чтобы понять последнее замечание, нужно вспомнить, что биологические воззрения Конта отражали на себе еще то состояние биологии, когда в изучение органической природы не была еще окончательно внесена точка зрения эволюции: в настоящее время такого различия между биологией и социологией никто и не вздумал бы устанавливать. Для исследования законов развития человечества Конт считает весьма полезною некоторую научную абстракцию, заимствованную им у Кондорсе: это — «гипотетическое представление единого народа, к которому были бы идеально отнесены все последовательные общественные изменения, наблюдаемые у различных племен». Дальнейшие пояснения Конта указывают на то, что эту гипотетическую историю он понимал не в смысле идеальной и вечной истории, повторяемой, по представлению Вико, отдельными народами, а в смысле всемирно-исторического процесса с тем преемством отдельных народов, которое наблюдается в истории человечества, — точка зрения, напоминающая основной взгляд Гегеля. Так как социальная динамика Конта написана именно с такой точки зрения, то она и получает характер не исследования законов, коими управляется последовательность общественных явлений везде и всегда, а характер философского изображения действительных судеб человечества, т. е. может быть скорее названа философской историей, а не социологией. Высказывая свои общие соображения относительно социальной динамики, Конт между прочим, находит возможным вовсе не употреблять слова «совершенствование, заменяя его всегда просто научным выражением развитие (developpement), которое обозначает без всякой моральной оценки общий непререкаемый факт». Эти слова Конта представляют собою одно из первых заявлений о необходимости заменить выработанное в XVIII в. субъективное понятие прогресса новым чисто объективным понятием эволюции, о чем у нас речь будет идти еще впереди. С другой стороны, в XVIII в. в прогрессивном движении человечества большое значение приписывалось людским усилиям, направленным к достижению заранее поставленных целей. Конт рассматривает это движение, «как подчиненное неизменным естественным законам, вместо того чтобы быть управляемым какими бы то ни было волями». «Гениальные люди, — говорит он, — которым обыкновенно слишком исключительно приписывались сделанные успехи, были только как бы собственными органами предопределенного движения». В этих словах мы равным образом встречаемся с возражением против взгляда на роль личности в истории, который господствовал в XVIII в. В данном случае Конт повторял лишь то, что говорилось до него и вокруг него, и это вполне соответствовало замене старого взгляда на разные общественные явления как на произведения человеческого искусства новым взглядом, приучавшим видеть в этих явлениях продукты чисто естественного развития. Нельзя сказать, чтобы Конт всегда последовательно выдерживал объективную и органическую точку зрения, но он все-таки придал ей ясную формулировку, и то, что другие называли органическим развитием, он обозначал непереводимым с точностью на русский язык выражением evolution spontanee, т. е. естественным развитием или саморазвитием.

Общие свои соображения относительно основных законов социальной динамики Конт излагает в последней главе четвертого тома. Для социологии в строгом смысле она имеет гораздо большее значение, нежели два последние тома, посвященные специально изложению самой социальной динамики, превращающейся у Конта в философскую историю. Самое любопытное в общей теории Конта — это то, что, по его словам, «умственное развитие является необходимо преобладающим принципом совокупности развития человечества». «Если статический анализ нашего общественного организма, — спрашивает Конт, — показывает, что в конце концов по всей необходимости он покоится на некоторой системе основных мнений, то каким образом постепенные изменения такой системы могли бы не оказывать преобладающего влияния на последовательные изменения, какие представляет собою непрерывная жизнь человечества?» В другом месте Конт называет «общую историю человеческого ума естественною и постоянною руководительницею всего исторического изучения человечества». Соответственно с этим «естественные законы, присущие неотвратимому шествию человеческого ума», становятся у него главными законами социальной динамики, и благодаря этому всей истории дается не только вообще чисто психологическое объяснение, но вдобавок еще объяснение исключительно идейное. Закон трех фазисов миросозерцания становится главным, самым общим и основным законом всей эволюции человечества. Здесь не место рассматривать, как в пятом и шестом томах «Курса» Конт прилагает его к построению Своей философии истории. Отметим только, что, по его представлению, трем категориям духовных вождей общества, соответствующих трем стадиям развития, т. е. жрецам, философам и ученым, в свою очередь соответствуют три категории светских вождей общества, а именно военные, юристы и промышленники. Конту никогда не удавалось — да и в голову, по-видимому, не приходило — обосновать сколько- нибудь серьезно необходимость соединения военных с жрецами, юристов с философами и промышленников с учеными, но любопытно, что, ставя смену духовных вождей общества одних другими в зависимость от смены миросозерцаний, он как бы подчинял тому же самому процессу смену общественных классов, коим принадлежало материальное господство в обществе. Это только указывает на то, что в своем объяснении истории Конт становился на чисто идеалистическую точку зрения. В этом отношении он был вполне наследником воззрений XVIII в., и в частности историко-философской идеи Кондорсе, и этот же самый взгляд роднит его с современными ему немецкими метафизиками вроде Гегеля, для которых история человечества была процессом исключительно духовным. Пусть Гегель и Конт совершенно различным образом — даже диаметрально противоположным образом — понимали значение и содержание идей, но и для того, и для другого исторический процесс был прежде всего процесс идейный. Сколько бы не стремился Конт к самому строгому реализму, его социальная динамика одинаково далека и от органического направления Спенсера, и от экономического материализма Маркса.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>