Полная версия

Главная arrow Социология arrow ВВЕДЕНИЕ В ИЗУЧЕНИЕ СОЦИОЛОГИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Отношение Конта к другим общественным наукам.

Выше было сказано, что до возникновения нового социологического изучения общественных явлений последние рассматривались с точек зрения политической, юридической, экономической и исторической. Социология Конта, в которой на первый план выдвинута социальная динамика, глубоко проникнута историческим характером. В этом отношении Конт был настоящим сыном своего века, именно и характеризующегося внесением исторической точки зрения в изучение предметов, бравшихся прежде, так сказать, вне пространства и времени. В одном месте он даже с особенною силою указывает на важное значение «исторического метода». К сожалению, Конт сильно ограничивал свое историческое чтение, особенно в период, когда он предавался им самим изобретенной «мозговой гигиене». Но это могло отразиться только на количестве знаний Конта и на степени понимания им прошлого, но никак не на общем характере его общественной философии, которая, повторяем, вся проникнута историческим духом.

Интерес к политическим явлениям также весьма силен у Конта, хотя его отношение к политическим вопросам современности было очень далеким от политических теорий тогдашнего либерализма, исходивших из индивидуалистических принципов. В этом отношении Конт сходился с Сен-Симоном, который был довольно равнодушен к конституционным вопросам эпохи. С гораздо большим вниманием оба они относились к вопросам экономическим, но в то время, когда Конт создавал свою социологию, еще не существовало ни исторической школы в политической экономии, ни экономического направления в истории; да и самый исходный пункт Конта — чисто психологического характера — был не таков, чтобы экономизм мог играть надлежащую роль в его социологических построениях. Как ни высоко ставил Конт Адама Смита, созданная последним политическая экономия казалась ему все-таки слишком метафизическою, и он готов был приписать этой «якобы науке» (pretendue science) чисто временное значение. Индивидуалистический характер теории экономистов, вышедших из школы Адама Смита, менее всего, кроме того, соответствовал и всему миросозерцанию Конта. Отсюда его неблагоприятные отзывы о современной ему экономической науке, которых можно было бы привести немалое количество. Развитие политической экономии в XIX в., однако, есть лучшее доказательство того, что Конт был неправ в своей общей критике политической экономии. Впрочем, неблагоприятное отношение к экономическим теориям эпохи все-таки не мешало Конту обращать внимание на экономические явления, которые, как известно, играли такую видную роль и в социальных воззрениях Сен-Симона. И отношения окружающей действительности, и чисто реалистический принцип, внесенный в понимание этой действительности, одинаково выдвигали важность экономических факторов социальной жизни, бывшие раньше в таком пренебрежении у политических писателей. В социологии Конта основанная им наука, так сказать, без его ведома заключала тесный союз с политической экономией: современный нам экономический материализм есть не что иное, как поглощение всей социологии одною экономикою, но это вообще — лишь крайнее выражение реалистической мысли о важности экономических факторов социальной жизни. Политическая метафизика XVIII в., ярким образчиком которой был «Общественный договор» Руссо, или идеалистическое миросозерцание современников Конта вроде Гегеля, были очень далеки от всякого даже намека на какой бы то ни было «экономический материализм».

Менее всего имеет какого-либо отношения социология Конта к юриспруденции. Чисто практические дисциплины, входящие в состав этой отрасли знания, конечно, по самому характеру своему и дать ничего не могли для зарождавшейся теоретической науки об обществе. С другой стороны, из всех общественных наук более всего общая теория права всегда грешила метафизичностью своих построений. Недаром Конт ставил рядом юристов, как светских вождей общества, с метафизиками, его духовными вождями на второй ступени развития. Самое понятие права кажется Конту таким, которое следовало бы изгнать совершенно из положительной общественной науки. Быть может, — позволяем себе здесь некоторую догадку, — отрицательное отношение Конта к этой области объясняется не только тем, что отвергаемая им политическая метафизика XVIII в. исходила из идеи «естественного права», понятия совершенно «метафизического», но и тем, что право возникает на почве потребностей отдельной личности, а не общества. Как бы там ни было, социология в самом начале словно сторонится от изучения чисто правовых явлений, да и юристы, в свою очередь, в большинстве случаев долго игнорировали вновь народившуюся науку. И то и другое было не к выгоде как социологии, так и теоретической юриспруденции. Право до такой степени проникает собою разные факты экономической и политической жизни, что правильное понимание этой жизни немыслимо без научной теории права, самое понятие которого Конт прямо подвергал остракизму. С другой стороны, изучение права вне всякого отношения к другим сторонам социальной жизни — к государству и народному хозяйству, к нравственности и общему миросозерцанию народа — не может идти далее чисто схоластического и казуистического отношения к своему предмету. Необходимы были расширение социологического горизонта и внесение социологической точки зрения в юриспруденцию для того, чтобы могло окончиться это взаимное отчуждение обеих общественных наук.

Право находится в тесной связи с моралью. Нравственность представляет из себя не только чисто психическое явление индивидуальной жизни, как смотрели на нее старые моралисты, но и явление социальное. У Конта есть также своя теория нравственности, и он даже был изобретателем слова альтруизм, обозначающего собою основное понятие в его теории нравственности. Альтруизм есть любовь к другим в противоположность эгоизму, т. е. себялюбию, на котором многие «философы» XVIII в. думали основать всю этику. И на этом сказался общий антииндивидуалистический дух общественной теории Конта. Притом Конт признает в человечестве не один умственный, но и нравственный прогресс, отрицавшийся впоследствии Боклем. Наконец, отметим, что полагая главный источник нравственности в альтруизме, Конт тем самым выводит ее из человеческой природы, — точка зрения, которая впоследствии подверглась весьма острой, хотя и строго не обоснованной критике со стороны экономического материализма.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>