Полная версия

Главная arrow Социология arrow ВВЕДЕНИЕ В ИЗУЧЕНИЕ СОЦИОЛОГИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Социологические труды Спенсера и его отношение к Конту.

Переходим теперь к Герберту Спенсеру. Первый социологический трактат этого философа под заглавием «Социальной статики» вышел в свет в 1850 г., а через десять лет после того Спенсер предпринял работу над обширною «Системою синтетической философии», в состав коей вошли следующие отдельные труды: «Основные начала», «Основания биологии», «Основания психологии», «Основания социологии» и «Основания этики». Кроме того, Спенсер написал несколько статей, имеющих отношение к общественной науке; первому же тому его социологического трактата («Основания социологии»), вышедшему в свет в 1876 г., предшествовала особая книга под заглавием «Изучение социологии». Когда появились «Основные начала» Спенсера, в одном французском журнале была напечатана статья, автор которой высказал мнение, что Спенсер является учеником Конта. Спенсер протестовал против этого книжкой под заглавием «Классификация наук» с прибавлением статьи «О причинах разногласия с Контом» (1864). Целью написания этой книжки Спенсером было доказать независимость его философии от Конта. Тем не менее Спенсер называет философское предприятие Конта «замыслом, полным величия», а попытку осуществить его — «заслуживающею удивления и одобрения». Признавая себя «солидарным с Контом относительно тех основных доктрин, которые являются их общим наследием», и заявляя о своем несогласии с Контом «относительно принципов, которые составляют личную философию последнего», т. е. отвергая свою зависимость от основателя позитивной философии, Спенсер, однако, перечисляет пункты прямого заимствования у Конта. К числу таких заимствований он относит понятие социального consensus’a, а также изобретенное Контом слово «социология». Отметив далее, что между их политическими убеждениями существовала самая крайняя противоположность и что его собственные взгляды в этой области должны были бы вызвать со стороны Конта «самое полное отвращение», Спенсер указывает на то, что оба они сходятся тем не менее на «аналогии между индивидуальным организмом и организмом социальным, предвиденной Платоном и Гоббсом». Но и тут он заявляет, что его взгляд на этот предмет внушен ему, собственно говоря, натуралистом Бэром, а не Контом. Совпадение названия первого своего труда «Социальная статика» с совершенно таким же выражением у Конта Спенсер называет совершенно случайным и доказывает, что здесь было сходство только в словах, а не в самом понятии. Специально в работе о «Классификации наук» он критикует классификацию Конта, заменяя ее своею собственною. Здесь не место разбирать вопрос, насколько основательны все эти заявления Спенсера. Заметим только, что некоторые писатели высказывают мнение, по которому Спенсер был не всегда прав, хотя отсюда, конечно, еще далеко до утверждения, будто Спенсер был только учеником Конта. Между обоими существует действительно громадная разница, и влияние, оказанное Контом на Спенсера, отнюдь не уничтожает его самостоятельности.

Мы только что сказали, что Спенсер заменяет классификацию наук Конта своею. В последней он также употребляет выражения «абстрактная наука» и «конкретная наука» и создает даже класс наук абстрактноконкретных. Но уже Милль заметил, что Спенсер употребляет термины совсем в другом смысле, чем Конт. Прибавим, впрочем, что терминология Конта сама порождает большие недоразумения: мы бы предложили называть одни науки номологическими, другие — феноменологическими, т. е. науками о законах и науками об явлениях. Для нас важно только, что Спенсер поместил между биологией и социологией психологию и этим действительно исправил недостаток классификации Конта. Спенсер, далее, не разделяет и учения о трех фазисах миросозерцания, но, в сущности, и он стоит на позитивной точке зрения, так как строго отличает непознаваемое от познаваемого и лишь последнее делает предметом науки. Как и Конт, к тому же он видит в философии высшее единство научного знания и устраняет из своей философии всякие гадания о сущности непознаваемого. Из других пунктов различия между обоими мыслителями отметим еще два. Во-первых, Спенсер не согласен с тем, что весь социальный механизм покоится в конце концов на мнениях и что идеи управляют миром, вносят в мир перевороты: «Мир, — говорит Спенсер, — управляется и изменяется через чувства, для которых идеи служат только руководителями. Социальный организм покоится в конце концов не на мнениях, но почти всецело на характерах» и т. д. Таким образом (считаем нужным это здесь отметить), Спенсер все-таки, как и Конт, стоит за психологическое объяснение «социального механизма», хотя это и не особенно вяжется с превращением общества в организм. Во-вторых, Спенсер совершенно верно замечает, что его политические убеждения относятся к числу тех, «к коим Конт питал самое полное отвращение». «По мнению Конта, — поясняет Спенсер, — самое совершенное общество есть такое, в котором управление достигло своего высшего развития... и в котором индивидуальная жизнь должна быть подчинена по большей части жизни социальной. По моему мнению, напротив, — продолжает он, — идеалом, к которому мы идем, является общество, в коем управление будет доведено до возможно меньших пределов, а свобода достигнет по возможности наибольшей широты». Это весьма важный пункт различия. Мы уже ранее указали на то, что Конт был отъявленным врагом индивидуализма и стоял за самую неограниченную правительственную регламентацию. Спенсер, наоборот, является представителем индивидуализма и стоит за самое широкое правительственное невмешательство, видя в усилении государственной регламентации «грядущее рабство». И с точки зрения оценки органической гипотезы этот пункт заслуживает большого внимания. Некоторые критики органической теории Спенсера возражали против нее именно с той точки зрения, что отождествление общества с организмом противоречит стремлению к индивидуальной свободе, не дозволяющему человеческой личности играть роль простой клеточки общественного организма. Действительно, отождествление общества с организмом благоприятствует в гораздо большей степени идее Конта, нежели идее Спенсера. Английского социолога, по справедливости, обвиняют в том, что его политические убеждения весьма близки к буржуазному либерализму с его безусловным требованием laissez faire, laissez passer, тогда как Конт заслуживает, наоборот, упрека в авторитарном социализме вроде социализма сен-симонистов, безусловно подчинявших человеческую личность распоряжениям духовной и светской власти общества.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>