Полная версия

Главная arrow Социология arrow ВВЕДЕНИЕ В ИЗУЧЕНИЕ СОЦИОЛОГИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Теоретическая неразработанность экономического материализма.

Как чисто теоретическое учение, экономический материализм отличается крайнею неразработанностью. В этом отношении он остается далеко позади и органического направления, и дарвинистической социологии. В последних двух концепциях общества есть, что критиковать так как существуют более или менее разработанные теории общества, написанные с каждой из этих двух точек зрения. Критик экономического материализма находится в более затруднительном положении: ему нечего критиковать, ибо основной тезис рассматриваемого учения принимается его последователями чисто догматически, т. е. вовсе не доказывается и, считаясь как бы уже доказанным, прилагается непосредственно к объяснению реальных исторических фактов. Последние, как известно, вообще с разными натяжками легко подгоняются к каким угодно теориям, но именно только с натяжками, т. е. с отступлением от элементарных требований научности или с недостаточным знанием и неверным пониманием пускаемых в дело фактов. Родоначальники экономического материализма, Карл Маркс и его друг Фридрих Энгельс, гораздо более Маркса писавший в защиту этого учения, сами представляют свою теорию как замену гегельянского идеализма чисто материалистическим выводом, думая вместе с тем, что искать объяснения каждой эпохи нужно не в ее философии, а в ее экономии, т. е. вообще не в головах людей, а во внешней среде, понимаемой притом исключительно в экономическом смысле. Это было своего рода изгнанием психологии из социологии, отрицанием самостоятельного значения психических факторов общественной жизни. Замечательно, однако, что все, какие только делались, попытки развить в подробностях основную идею экономического материализма всегда приводили к внесению в общественную теорию того самого психического элемента, в устранении которого родоначальники экономического материализма именно и полагали всю свою заслугу. В данном случае сторонников экономического материализма можно разделить на две категории. Правоверные последователи доктрины, отступая от безусловной строгости первоначальной концепции, сами этого не замечают или стараются представить дело так, будто здесь и противоречия никакого нет. И они смотрят, как на ересь, на заявления тех сторонников теории, которые находят нужным дополнить теорию включением в нее и чисто психологических объяснений, хотя, конечно, такое включение разрушает цельность чисто экономической концепции. Наиболее яркими представителями правоверного экономического материализма являются Меринг и Бельтов, и с их точки зрения, конечно, настоящими еретиками должны показаться Вейзенгрюн и Николаев, которые открыто взывают к психологии. Заметим, однако, что ни ортодоксия, ни гетеродоксия экономического материализма не представлены в литературе ничем, кроме брошюр и журнальных статей, иногда даже чисто публицистического характера.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>