Полная версия

Главная arrow Социология arrow ВВЕДЕНИЕ В ИЗУЧЕНИЕ СОЦИОЛОГИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Сравнение взглядов Лакомба и Греефа.

Между социологическими попытками Лакомба и Греефа существует некоторое сходство. Оба эти писателя признают первенство (но не исключительное господство) экономического элемента и рядом с этим существование самостоятельных источников для других сторон общественной жизни. Оба они, далее, отмечают то громадное влияние, которое оказывается экономическим фактором на все остальные категории культурных и социальных явлений, но вместе с тем оба же признают возможность воздействия со стороны этих других элементов (науки, морали, государства, права и т. п.) на экономику общества. Наконец, у обоих названных писателей мы замечаем стремление классифицировать общественные явления, руководствуясь некоторым общим принципом и определяя степень близости или отдаленности одной категории от другой. Именно и Лакомб, и Грееф, считая экономические явления самыми общими и основными, совершенно справедливо отмечают, что все остальные явления, наблюдаемые в общественной жизни, находятся не в одинаковой степени зависимости от экономики и способны оказывать точно так же и не одинаковое на нее действие. В самом деле, не может быть ни малейшего сомнения в том, что, например, область искусства стоит дальше от экономики, чем область права, или что политические учреждения имеют гораздо более точек соприкосновения с явлениями хозяйственного быта, чем, положим, религиозные верования. Мы не станем утверждать, чтобы Лакомб или Грееф вполне верно разрешили ту задачу, которую они себе поставили, но не подлежит сомнению, что путь, на который они вступили, есть более верный путь, нежели тот, по коему идут экономические материалисты. Во всяком случае, для социологии здесь ставится новая задача — определить взаимные отношения между разными категориями общественных явлений. Среди частных задач, входящих в состав этой общей задачи, свое место должно принадлежать и вопросам о значении экономических явлений для общественных явлений других категорий и о влиянии, какое та или другая категория может оказывать на экономическую сторону общественного бытия. Кроме общих соображений, какие могут быть высказаны по этому вопросу, необходимо производить частные исследования об отношении экономики к отдельным категориям в роде нравственности, права, государства и т. п. Нельзя сказать, чтобы экономисты или моралисты, юристы и государствоведы не занимались подобного рода вопросами, но этого еще мало: нужно именно, чтобы вопрос ставился на социологическую почву и чтобы при его решении имелись постоянно в виду основные положения экономического материализма.

В последнем отношении, например, заслуживает большого внимания книга Рудольфа Штаммлера «Хозяйство и право в материалистическом понимании истории» (1896). Независимо от выяснения указанных отношений, необходимо исследовать вопрос о значении психического фактора в экономической жизни, тем более что сама экономическая жизнь общества делается возможною лишь благодаря существованию в обществе психического взаимодействия между отдельными лицами. С этой точки зрения, если бы даже и было позволительно считать политическую экономию единственною основою всей социологии вообще и в частности таких общественных наук, как юриспруденция и политика, то и в таком даже случае сама политическая экономия все-таки нуждалась бы еще в психологическом обосновании. Еще более в этом обосновании нуждается изучение чисто культурных явлений, происходящих в обществе, каковы язык, мифология, религия, философия, мораль, наука, поэзия и литература вообще, а также и другие искусства. Превосходство воззрений Лакомба и Греефа над теорией экономического материализма именно в том и заключается, что при всей склонности обоих писателей выдвигать на первый план экономический фактор они не решаются свести к последнему всю духовную культуру общества как к ее источнику.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>