Полная версия

Главная arrow Социология arrow ВВЕДЕНИЕ В ИЗУЧЕНИЕ СОЦИОЛОГИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ГИПОТЕТИЧЕСКОЕ И ФАКТИЧЕСКОЕ В СОЦИОЛОГИИ

Необходимость синтеза отдельных теорий.

Мы рассмотрели четыре гипотетические представления об обществе, господствовавшие в социологической литературе второй половины XIX в. Каждая из этих точек зрения представляет из себя своего рода исходный пункт для того или другого социологического построения. Понятное дело, что ни одна из этих точек зрения не могла бы возникнуть, если бы не имела некоторого оправдания в фактах действительности. До известной степени каждая из рассмотренных основных теорий даже заключает в себе какую-либо верную мысль, но эта же самая мысль делается совершенно неверною, раз получает более широкое применение, нежели то, какое ей должно принадлежать по существу дела. То, чем хорошо объясняются лишь некоторые явления или только одна какая-либо сторона дела, не может быть прилагаемо к объяснению всех явлений и сторон дела. Верная в своей области, мысль делается неверною, как только переступает границы, полагаемые ей действительностью. С точки зрения этой мысли одно действительно хорошо объясняется, но все остальное может быть объясняемо с точки зрения той же мысли лишь путем натяжек и подтасовок. Между обществом и организмом существует некоторое сходство, которое и оправдывает возникновение органической теории. Наблюдаемая в зоологическом мире борьба за существование продолжается и в человеческом обществе, и это дает свое значение дарвинистическому направлению в социологии. Эта борьба принимает в обществе новый характер, между прочим превращаясь из борьбы между отдельными особями в борьбу между целыми классами, происходящую главным образом на почве экономических интересов, которые вообще играют важную роль в общественной жизни, и в этом смысле экономический материализм тоже заключает в себе значительную долю правды. Наконец, даже односторонние психологические объяснения вроде исключительного приписывания идеям первенствующего значения получают частичное подтверждение в действительных фактах исторической жизни. Весь вопрос заключается только в том, в каких границах и в какой мере действительные факты подкрепляют ту или другую точку зрения и какая комбинация этих, точек зрения допускается проверкою каждой из них на основании всего фактического материала социальных наук. По всей вероятности, в более или менее далеком будущем социологи признают относительную верность каждой из рассмотренных точек зрения, конечно, в пределах, какие будут установлены логикой и фактами, и тем самым будет признана неверность каждой точки зрения, поскольку то или другое направление своей точке зрения приписывает исключительное значение. Ведь развитие каждой науки совершается путем, если можно так выразиться, вылущивания зерен истины из разных теорий, выставляемых отдельными учеными и целыми школами. Правда, в настоящее время некоторым социологическим писателям такой путь кажется заслуживающим порицания эклектизмом, но в основе такого мнения лежит явное недоразумение. Эклектизм может иметь место только в философии, в которой личному пониманию и настроению мыслителя принадлежит важное значение и в которой всякое стремление примирить между собою две системы обыкновенно совершается путем компромисса, опять-таки зависящего от личных свойств философа. Эклектик из разных систем берет то, что лично более ему по вкусу, что более соответствует его собственным духовным стремлениям, хотя бы такое соединение разнородных идей находилось в противоречии и с логикой, и с фактами. Иное дело в науке: ученый, рассматривая мнения других ученых, принимает из них не то, что лично ему более нравится, а то, что представляется ему более обоснованным, как со стороны логики, так и со стороны фактов. Будущее социологии как науки зависит от синтеза в общепризнанную теорию тех частных истин, которые были уже добыты и впредь будут добываться отдельными социологическими школами. Можно предположить еще, что этот синтез совершится на почве изучения коллективной психологии, преимущественно на почве исследования явлений волевого взаимодействия в обществе. Всякий общественный организм есть не что иное, как известная организация людских взаимоотношений, в которых проявляется сознательно или бессознательно волевая сторона человеческой жизни. Равным образом биологическая борьба между отдельными личностями и экономическая борьба между отдельными классами являются внешними проявлениями волевых процессов. Наконец, и сами экономические отношения были бы немыслимы без психического взаимодействия вообще и взаимодействия волевого в частности. Выдвигая здесь на первый план волевую сторону психической жизни, мы должны, однако, помнить, что само волевое взаимодействие не могло бы совершаться без взаимодействия интеллектуального и эмоционального, т. е. без известного общения в мыслях и чувствах. Во всяком случае такая социологическая гипотеза не противоречит логике, примиряя в себе верные стороны других гипотез. Но и она для того, чтобы сделаться вполне научной истиной, нуждается в фактических подтверждениях.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>