Полная версия

Главная arrow Социология arrow ВВЕДЕНИЕ В ИЗУЧЕНИЕ СОЦИОЛОГИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Аналогический метод в социологии.

Логическое значение аналогии довольно разнообразно. Между прочим, заключение по аналогии может рассматриваться как один из способов доказательства, хотя и тут возможны разные степени вероятности — от полной достоверности до нуля. Иногда аналогия только наводит исследователя на надлежащий путь или является своего рода подготовлением для наведения или вывода: в таком случае роль аналогии бывает только временной, и чем скорее мы переходим от аналогии к чему-нибудь более положительному, тем более плодотворною должны считать данную аналогию. Но во многих случаях аналогия наводит на неверный путь и становится источником не истины, а заблуждения. То, что можно назвать аналогическим методом в социологии, имеет целью не столько доказательство какой-либо мысли, сколько открытие законов, управляющих общественными явлениями и за аналогией в таком случае признается роль не временного предположения, а, так сказать, постоянного приема мысли. На такой точке зрения именно и стоит органическая школа, исходящая из уподобления общества организму и делающая отсюда целый ряд социологических выводов. Один из новейших представителей этого направления, Вормс, в своем сочинении «Общественный организм», говорит, что биология должна служить «аналогичным путеводителем для определения предмета изучения в общественной науке и для установления метода, которого надо держаться», прибавляя, что и заключения в биологии должны быть полезны для истолкования фактов, засвидетельствованных социологом. Правда, на словах Вормс протестует против утверждения, будто «науку об обществах можно построить дедуктивным путем, ставя в основу ее рассуждений законы, добытые биологией»; но на самом деле он строит социологию совершенно по аналогии с биологией. «Подразделение социологии, — говорит он, — соответствует точка в точку подразделениям биологии: пример последней позволяет нам установить содержание первой». В другом месте он замечает, что знание результатов, полученных биологией, весьма важно для социологии, так как аналогия оказывает помощь в изучении общественных явлений, позволяя в них надлежащим образом разбираться. Таким образом, аналогия является здесь не особым приемом для доказательства какого-либо частного положения, а основным методом для объяснения общественных явлений и открытия законов, которые ими управляют. Правильность такой точки зрения в методологическом отношении подлежит еще доказательству. Однако представители органической социологии не брали на себя такой задачи, и логически их дедуктивно-аналогический метод не был надлежащим образом обоснован. Наоборот, то, что обыкновенно говорят авторы логических трактатов о научном значении аналогии, не особенно располагает к признанию за аналогическим методом органической школы высокого научного значения. Критическую и в общем отрицательную разработку этого вопроса представляет из себя статья Михайловского «Аналогический метод в общественной науке» (1869). Эта работа имеет характер критического разбора книги Стронина «История и метод» (1869) в связи с некоторыми другими литературными явлениями той эпохи, но в статье есть несколько страниц, имеющих значение и независимо от обстоятельств, заставивших автора писать об аналогическом методе. Исходя из классификации наук Конта, Михайловский признает явления математические, механические, физические, химические, биологические и социологические различными, т. е. имеющими свои особые законы. «Аналогия, — говорит он, — еще сама не может доказать, что в двух сравниваемых случаях действует один и тот же закон», и к этому он прибавляет, что «аналогия тем лучше, чем она быстрее сменяется полным наведением или выводом». Если, по его мнению, за аналогией и признавать ценность, то это относится лишь к тем случаям, когда аналогии проводятся между явлениями одного и того же порядка, т. е. между явлениями социологическими и социологическими, биологическими и биологическими. «Совершенно никакой цены, — говорит он, — не имеют аналогии между некоторым специальным остатком (какой, поясним мы, наблюдается в каждой последующей абстрактной науке в сравнении с наукой предыдущей) и явлениями низшего порядка, или между двумя специальными остатками. Подобные аналогии, — продолжает он — (если только они не аналогии в смысле равенства отношений), не имеют никакой будущности, или, вернее, им предстоит слишком долгая будущность: так как явления двух специальных остатков наличные силы науки должны признать не подлежащими каким-либо общим законам, то аналогия не имеет никакой надежды смениться полным наведением, а сама открыть общий двум явлениям закон она не в силах. Такова аналогия между организмом — остатком биологии, и обществом — специальным остатком социологии. Здесь-то, — заключает он, — аналогия и разрастается в аналогический метод». Замечание Михайловского весьма важно для критики положений органической школы и в методологическом отношении. Названное направление необходимо предполагает употребление аналогического метода, в данном случае заключающегося в выведении положений социологии из положений биологии. К той же категории нужно отнести и дарвинистическую социологию, которая, исходя из аналогии между борьбою за существование в природе и конкуренцией в обществе, делает из этой аналогии общие выводы социологического характера, т. е. пытается построить теорию общества дедуктивно-аналогическим методом, ставя в основу ее рассуждений законы, добытые в биологии. Такое рассмотрение общественных фактов с чисто биологической точки зрения, сопровождаемое игнорированием того, что не подлежит подобному толкованию, тоже представляет из себя пример незаконного употребления аналогического метода. Самым любопытным образчиком такого ненаучного аналогизирования в русской литературе и является книга Стронина, давшая Михайловскому повод подвергнуть критике этот сомнительный метод.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>