Полная версия

Главная arrow Социология arrow ВВЕДЕНИЕ В ИЗУЧЕНИЕ СОЦИОЛОГИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Теория Лаврова о положении особи в общественной жизни животных.

Сравнительное изучение этнографического и исторического материала дает в распоряжение социологии массу наблюдений, на основании коих мы можем проследить эволюцию личного начала и общественности в исторической жизни человечества. К сожалению, увлеченные исследованием внешних форм, представители этого направления социологии не всегда обращают достаточное внимание на эволюцию внутренних отношений, существующих между личным началом и общественностью. То же самое можно сказать и об исследователях животных общежитий, которые, останавливаясь на внешних формах этих общежитий, нередко упускают из виду их внутреннюю сторону. Только вследствие этого многие из них и позволяют себе находить аналогии, например, между пчелиным роем и монархией, между муравейником и республикой, т. е. проводить чисто внешние и поверхностные сравнения, напоминающие аналогии органической школы. Прибавим еще, что один из наиболее видных исследователей животных общежитий, Эспинас[1], придерживается вдобавок органического взгляда на общество. В этом вопросе большая заслуга принадлежит Лаврову, который, связав в одно целое общественную эволюцию у животных, начиная с низших и кончая высшими, и в человечестве от дикарей до цивилизованных наций, не только показал, как нужно сравнивать между собою социальные формы зоологического и человеческого миров, но специально остановился на исследовании взаимных отношений между отдельною особью и социальным целым на разных ступенях эволюции. Основная его мысль та, что чем выше животный вид на зоологической лестнице, тем менее разделение труда в обществе обусловливается физиологическими свойствами особей, как это наблюдается, например, у пчел, и что, с другой стороны, чем выше животный вид, тем менее особь способна пассивно и безропотно подчиняться общему, для всех раз навсегда установившемуся укладу данного общежития. В этом отношении высшую ступень среди общественных животных занимают обезьяны, у которых уже существует, так сказать, личная свобода, своего рода индивидуализм, коего не наблюдается у пчел. Вообще с этой точки зрения не общества насекомых, как то обыкновенно думали, ближе к человеческому обществу, а общества позвоночных. В них же впервые появляется и принудительная власть в лице отдельных особей. Лавров исследует общественность животных не только со стороны ее организации, но и со стороны ее культуры, понимая под последнею общие повадки и привычки особей, источник того самого «общественного духа», который новейшие исследователи находят в начале социальной эволюции, пока не началось выделение личной оригинальности. Вывод Лаврова тот, что социальная эволюция сопровождается эмансипацией личности. Можно сказать, что одною из самых любимых тем в социологических исследованиях названного писателя всегда было рассмотрение того, как личная свобода в культурном и социальном смыслах все более и более развивается в человеческом мире.

  • [1] Его работа «Общества животных» появилась позднее работ Лаврова и в философском отношении стоит гораздо ниже.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>