Полная версия

Главная arrow Социология arrow ВВЕДЕНИЕ В ИЗУЧЕНИЕ СОЦИОЛОГИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Постановка вопроса в теории экономического материализма.

Наибольшее влияние на социологические теории второй половины XIX в., кроме Спенсера и Дарвина, оказал Маркс. Влияние этих трех мыслителей сказалось не только в том, что образовалось три разных направления социологии, но и в том, что социологи, не причисляющие себя ни к одной из этих «школ», тем не менее могут также считаться в известной мере последователями этих трех мыслителей. Это следует сказать, между прочим, о Лаврове и Михайловском, учение коих о личности сделалось, однако, предметом особенно сильной полемики со стороны русских марксистов, напавших на принцип личности как на совершенно ненаучный. Самое существенное в этой полемике рассмотрено нами было выше: вопрос сводится к тому, какую роль личность играет в истории как эволюционный фактор. Отрицание этой роли возможно при весьма различных концепциях общества, и, наоборот, разделяя мысль о чисто экономической основе общества, можно тем не менее признавать значение личного воздействия. Вообще в современных историологических теориях антииндивидуалистическая тенденция весьма сильна, образцом чего может служить книга Бурдо (1888) «История и историки»[1]. Экономический материализм в этом отношении не представляет какого-либо исключительного явления.

В самом нем, однако, в том виде, какой он имеет в настоящее время, многое еще между собою несогласованно. Проповедуя роковую стихийность исторического процесса, сторонники этой теории не могут понимать его в смысле чисто безличной эволюции, ибо этот процесс заключается для них в борьбе классов, которые суть соединения индивидуумов, в конце концов и выступающих коллективно в этой борьбе. И это последнее представление нельзя считать исключительною собственностью экономического материализма. Совершенно такой же взгляд мы находим, например, в социологической теории Гумпло- вича, занимающего в социальном вопросе позицию, прямо противоположную позиции Маркса. Австрийский социолог стоит именно на той точке зрения, что в науке об обществе нужно исходить не из понятия личности и не из понятия общества, а из понятия общественной группы (скопища, орды, класса и т. п.). Такая группа есть, по его мнению, первичный факт, а личность есть уже нечто производное. В обществе, говорит он, нет взаимодействия между отдельными лицами, а есть только взаимодействие между отдельными группами, ибо лишь группы суть простые элементы, из коих исходят все социальные действия. Государство есть организованное господство одной группы над другими. «То, что мыслит в человеке, — прибавляет Гумплович, — это вовсе не он, а его социальная группа; источник его мышления заключается вовсе не в нем, а в социальной среде, в коей он живет, в социальной атмосфере, коей он дышит». Это очень близко подходит ко взглядам последователей экономического материализма. Конечно, в такой концепции есть сходство и с учениями, настаивающими на том, что личность есть только социальный продукт (органическая школа), и с теми, которые выдвигают на первый план идею борьбы индивидуумов (дарвинисти- ческая школа), с тем лишь различием, что личность является здесь ближайшим образом продуктом не всего общества, а известной общественной группы, и что борются между собою личности не в одиночку, а соединенными в известные общественные группы.

  • [1] Бурдо проводит в своей книге ту мысль, что в истории действуют «все», а не отдельные единицы, но на самом деле он превращает коллективную работу многих в безличную работу «всех», не различая среди этих «всех» никаких категорий деятелей. Положим,что такой-то NN совершил известный поступок: в сущности, он совершен не этим NN,а «всеми». Действие каждого на всех бесконечно мало, тогда как действие всех на каждого почти беспредельно. Массе именно принадлежит роль инициативы и направления, а единица есть только орган массы. В частностях, однако Бурдо не выдерживаетосновной точки зрения, и его теория страдает от целого ряда противоречий, в которыеон впадает на каждом шагу.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>