Полная версия

Главная arrow Социология arrow ВВЕДЕНИЕ В ИЗУЧЕНИЕ СОЦИОЛОГИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Вопрос о личности и обществе с психологической точки зрения.

Все более и более начиная заниматься личностью, социология тем самым все более и более соприкасается с психологией, в которой, с другой стороны, под влиянием социологической мысли стало развиваться целое направление коллективной психологии. Новейшие социологические трактаты в значительной мере являются и трактатами психологическими. Это можно сказать и о трудах, написанных в духе органической теории, каковы сочинения Дюркгейма, Изуле и даже Вормса. Как было уже показано, и в этих социологических работах ставится вопрос об отношениях между личным началом и общественностью в психической сфере жизни. Но и в тех социологических или родственных попытках, в коих психологическому исследованию отводится самостоятельное значение, уже давным-давно ставился тот же вопрос — ив «Психологии народов» Лацаруса и Штейнталя (1860), и в «Психологии общества» Линднера (1872), не говоря о более поздних трудах. Под влиянием органических воззрений в коллективной психологии стали высказываться особого рода взгляды на этот предмет. Явилось представление о коллективном сознании (или социальной психике) как о чем-то изначальном, предшествующем чисто личному сознанию, его образующем, как о чем-то, поглощающем индивидуальную психику, которая в нем сначала совершенно тонет и лишь впоследствии из него постепенно выделяется. Факты психической зависимости личности от окружающей культурной среды и слабого развития индивидуальной оригинальности на низших ступенях социального развития были не только обобщены, но и положены в основу научного понятия, от которого недалеко до мифологии «народного духа». Это коллективное сознание существует не только в отдельных личностях, как бы вложенное в них извне и ими только «носимое», но и чрез личности как нечто ими «творимое» и исходящее из них для образования как бы вне их — особой культурной среды или того, что немецкие философы назвали «объективным духом» (язык, религия, нравы, обычаи народа и т. д.) в отличие от духа субъективного (внутренних состояний личности). Самое восприятие отдельными носителями коллективного сознания всего того, что составляет содержание этого «объективного духа», т. е. общих целому обществу (или отдельным группам и классам) мыслей, настроений, стремлений и образов действия, совершается не в том смысле, что какое-то особое существо, называемое обществом, формирует по образу своему и подобию другое существо, называемое индивидуумом, а в том, что одни индивидуумы действуют на других, равно как и обратное действие индивидуума на общество не есть действие маленького существа, индивидуума, на большое существо, общество, а действие одной психической единицы на множество других, однородных с нею психических единиц. Вообще в последнем анализе взаимные отношения между личностью и обществом, взятым в смысле духовного единства, сводятся к действиям, воздействиям и взаимодействиям между отдельными личностями. Общество не организм, а система разного рода психических действий, воздействий и взаимодействий, происходящих между отдельными индивидуумами. На этой почве и нужно изучать, — начиная с простейших, — взаимные отношения личности и общества, чтобы постепенно перейти к более сложным отношениям социальной организации с ее разделением труда, обменом услуг и продуктов и борьбою классов, с ее принудительной регламентацией практических отношений между отдельными индивидуумами, с ее властью, подчиняющей все части одному целому. Выше было уже отмечено, в каких научных направлениях изучается это психическое взаимодействие. Еще раз напомним, что в разработке этого вопроса весьма видное место принадлежит Михайловскому, работы которого были уже названы в своем месте. Исходным пунктом психологического изучения общества как некоторого единства должно быть не общество а составляющая его психические единицы, т. е. отдельные личности, одним словом — «индивидуум». Это исходный пункт, диаметрально противоположный идее общественного организма. К числу представителей более верного взгляда мы должны отнести и автора «Законов подражания», Тарда, который в позднейшем труде своем «Социальная логика» (1895) также высказывает несколько веских замечаний против органической аналогии. Сводя социальные явления к основному факту подражания, — что, конечно, односторонне, — он признает рядом с ним существование другого факта — изобретения, т. е. инновации, личной инициативы, делающейся посредством подражания достоянием общества. Законам этого «изобретения» он посвятил интересную главу своей «Социальной логики». Более верный взгляд на психические отношения между личностью и обществом мы находим также у американских социологов — Лестера Уорда и Гиддингса.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>