Полная версия

Главная arrow Социология arrow ВВЕДЕНИЕ В ИЗУЧЕНИЕ СОЦИОЛОГИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Возникновение спора между объективистами и субъективистами.

Вопрос об объективизме и субъективизме в социологии имеет целую историю, в которой иногда бывает крайне трудно разобраться, благодаря значительной путанице понятий, какая обнаруживается при рассмотрении истории этого спора. Главная причина недоразумения заключалась в том, что стали различать между двумя методами в социологии — объективным и субъективным, тогда как речь должна была бы идти не о методах двоякого рода, а о двоякого рода отношениях (или точках зрения). Начало этому ошибочному различению было положено самим Контом, который во второй период своей жизни, когда создавалась «Система положительной политики», стал, если можно так выразиться, подчинять наблюдение воображению, ум — сердцу, познавательную способность — любви, симпатическим чувствам, т. е. теоретическое отношение к миру стал подчинять отношению эмоциональному. Это новое отношение свое к предметам, которые объективно изучаются в «Курсе положительной философии», Конт и назвал субъективным методом (methode subjective). С этой точки зрения все науки, не исключая математики, дабы не давать одного сухого и бесплодного знания, должны были получить «религиозное освящение». Известно, что во второй период своей жизни Конт сделал человечество предметом религиозного почитания и служения, предъявив ученым требование, чтобы перед их умственным взором во всех их исследованиях постоянно предносился предмет этого культа. Ум и поведение должны были подчиняться чувству, положенному в основу новой религии, которую, как известно, счел нужным создать для человечества Конт в эту пору своей жизни. Социология должна была содержать догматы этой позитивной религии, но рядом с нею Конт создавал еще социолатрию (позитивистический культ) и социократию (позитивистическое устройство общества). Правда, он настаивал на том, что между социологическим субъективным методом и субъективным методом теологическим существует большая разница, так как социологический метод не объективирует или не проектирует во внешний мир того, что внутренне созерцается при помощи этого метода, но, в сущности, как и в прежних натуралистических религиях, эмоциональному отношению к миру здесь давался положительный перевес. Став вместе с тем на ту совершенно верную в основе своей точку зрения, что наука должна служить всеобщему благополучию, а потому не может быть единственною высшею целью своего собственного существования, он упустил из виду то, что приносить действительную пользу обществу наука может лишь в том случае, когда она ведет свои дела так, как будто бы, кроме чистого знания отвлеченной истины, у нее не могло быть других задач, и забыл, что возможность такого строго теоретического отношения к окружающей действительности обусловливается существованием в человеке стремления к знанию, хотя бы из этого знания никогда и нигде нельзя было сделать никакого практического употребления. Одним словом, субъективный метод Конта был прямою изменою объективизму в смысле строго теоретического отношения к природе и человеку. Нельзя отрицать того, что в этом перевороте, случившемся с Контом, большую роль играют чисто этические стремления, которые сравнительно мало проявлялись в эпоху написания «Курса положительной философии», но стремления эти могли бы и не помешать ему остаться на высоте научного созерцания. Можно требовать далее, чтобы знание не оставалось бесплодным, но для этого вовсе не нужно, чтобы отдельными шагами нашего ума в деле исследования действительности руководило — и направляло их к желанной цели — чувство, особенно такое чувство, как религиозное, не позволяющее анализировать и критиковать предмет нашего почитания и служения, хотя бы предметом этим и было «человечество». Понятно, что такой субъективный метод, — который действительно был методом, но только не научного исследования, а своеобразного религиозного творчества, — был отвергнут теми последователями и сторонниками Конта, для коих «Система положительной политики» была свидетельством полного ослабления умственной силы основателя позитивизма. Они объявили себя противниками этого ненаучного метода и всей субъективной социологии Конта, а тем самым признавали истинность только одного метода — объективного. В этом отношении они были, конечно, правы, но, устраняя из социологии весь тот эмоциональный субъективизм, который продиктовал Конту его позитивную религию, они распространяли свое нерасположение к субъективизму и на чисто этическое отношение к общественным явлениям, став на ту точку зрения, что никакого иного отношения к этим явлениям, кроме такого, какое существует в естествознании к явлениям природы, и быть вовсе не должно. Против этого последнего вывода восстала, однако, некоторая часть научных последователей Конта. Она стала доказывать законность этического отношения к общественным явлениям, назвав такое отношение также субъективным методом. К сожалению, выбор термина не был удачным. Во-первых, тут речь должна была идти вовсе не о каком-то особом методе, а только об особой точке зрения, об особом отношении. Во-вторых, пользование термином, который у Конта получил такое своеобразное значение, давало повод обвинять субъективистов в том, что они хотят подчинить науку соображениям ненаучного характера.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>