Полная версия

Главная arrow Социология arrow ВВЕДЕНИЕ В ИЗУЧЕНИЕ СОЦИОЛОГИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Идея прогресса у Конта.

В социологии Конта идея прогресса играет весьма важную роль. Как известно, он делил социологию на социальную статику и социальную динамику: первая должна была дать теорию порядка, вторая — теорию прогресса человеческих обществ. Сама социальная динамика, составляющая V и VI тома «Курса положительной философии», была не чем иным, как грандиозным опытом философского обзора всемирной истории с совершающимся в ней прогрессом в смысле перехода человечества из теологического фазиса чрез метафизический в позитивный. И позднее эпиграфом своей «Системы положительной политики» Конт поставил слова: «Любовь как начало; порядок как основание и прогресс как цель».

С другой стороны, сам Конт высказывал уже ту мысль, что из этой идеи нужно изгнать элемент субъективной оценки. Ему же, прибавим кстати, принадлежит понятие «спонтаннейшей эволюции» (evolution spontanee), т. е. понятие процесса развития, происходящего непроизвольно и непреднамеренно. Мы уже видели, что едва ли научно было исключить из идеи социальной эволюции представление активности, человека с ее внутренними мотивами и внешними целями. Но это другой вопрос. Здесь интересно только отметить, что Конт старался изгнать (хотя изгонял только на словах) оценку эволюции как прогресса. По его мнению, наука не имеет права говорить о совершенствовании (perfectionnement), а только о развитии (developpement). «Всю социальную физику, — говорит он, — можно было бы рассматривать, ни разу не употребляя слова совершенствование, а заменяя его научным выражением развитие, которое обозначает без всякой нравственной оценки общий неоспоримый факт». Следуя примеру биологов, он советует «устранить праздные и неразумные контроверзы об относительном достоинстве разных общественных состояний, следующих одно за другим, дабы ограничиться изучением законов их действительной последовательности». Только Конт упускает из виду, что и биологи делают сравнительную оценку разных состояний организма, считая, например, здоровое состояние нормальным, болезненное — ненормальным и весьма различно смотря на значение для организма его молодости и старости. Конт сам притом говорит об относительном достоинстве разных умственных состояний общества, смотря по тому, насколько считает господствующие в обществе идеи истинными или ложными: почему спор о категориях истинного и ложного не есть неразумная и праздная контроверза, а спор о том, какое общественное устройство более полезно или более вредно для людей, коим приходится жить при этом устройстве, оказывается тщетным и праздным вопросом? Проводя требования объективизма до конца, следовало бы, изучая историю и логику философского и научного мышления, тоже ограничиваться изложением филиации идей и способов их добывания, не ставя себе вопроса об истинности этих идей и верности этих способов. Конт говорит еще, что вследствие «чисто относительного смысла (esprit essentiellement relatif), в каком должны отныне употребляться все какие бы то ни было понятия положительной политики», нужно «устранить отсюда бесповоротно, в качестве тщетного и праздного вопроса, пустую метафизическую контроверзу об увеличении человеческого счастья в разные эпохи цивилизации». Сравнивать между собою общественные положения с точки зрения большего или меньшего счастья личностей, которые в этих положениях находятся, «все равно, — думает он, — что поставить неразрешимый и бессмысленный вопрос об относительном счастье различных животных видов или обоих полов каждого вида». Конт точно не хочет видеть, что caeteris panbus раб несчастнее свободного человека, человек, экономически необеспеченный, — человека, экономически обеспеченного, или что государство, в котором не гарантированы права личности, есть уже само своего рода несчастье в сравнении с государством, где к личности человека относятся, не как к бездушной вещи. Впрочем, Конт не обнаруживает большой склонности, да и способности также, удерживать себя от субъективной оценки эволюции. У него же самого мы читаем, например, такие заявления: «Общий результат нашего основного развития заключается не только в улучшении материального положения человека в силу постоянного расширения его действия на внешний мир, но также и особенно в развитии — путем все более и более усиливающегося упражнения — наших самых выдающихся способностей, будет ли оно состоять в беспрерывном уменьшении господства чисто животных стремлений, или в усилении разных общественных инстинктов, или же, наконец, в постоянном возбуждении наиболее высоких отправлений нашего ума и в само собою происходящем увеличении привычного влияния разума на поведение человека». Таким образом, в Конте по вопросу об эволюции-прогрессе борются между собою объективиста субъективист. В «Курсе» побеждает, по-видимому, первый, в «Системе» — второй, но уже в ненаучном смысле.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>