Полная версия

Главная arrow Социология arrow ВВЕДЕНИЕ В ИЗУЧЕНИЕ СОЦИОЛОГИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ВЗГЛЯД НА СОСТОЯНИЕ СОЦИОЛОГИИ В КОНЦЕ XIX ВЕКА

Общий взгляд на социологическую литературу.

За последние десятилетия социологическая литература достигла весьма значительных размеров. Конечно, в ней не все одинаково ценно, и многие произведения являются социологическими только по имени или имеют крайне ненаучный характер. Иные авторы берут у Конта и всего современного научного направления только название социологии, давая ему свой особый смысл. В своем месте была уже отмечена «Социология» Чичерина, представляющая собою чисто метафизический трактат об обществе, взятом в противоположность государству. Во французской литературе отметим недавние «Социологические заключения» графа Шамбрёна, написанные с некоторой религиозною окраскою. С другой стороны, бывает и так, что сочинение с социологическим заглавием, действительно, относится к данной научной области, но заключает в себе изложение совершенно устарелых взглядов. Например, «Принципы социологии» Баррье (1867) являются не чем иным, как переработкою взглядов Фурье, причем целью их ставится непосредственное создание общественного идеала. Еще любопытнее вышедшая в 1889 г. французская книга Combes de Lestrade’a под заглавием «Элементы социологии». Автор этого труда возвращается к традиции общественного договора, распространяя эту идею на всю социальную жизнь, возникновение которой объясняется у него почти так, как в XVIII в. объясняли происхождение государства. Перечисление подобных произведений в социологической литературе завело бы нас слишком далеко. Достаточно только отметить вообще существование социологических работ, на которых иногда совсем не видно следов научного духа второй половины XIX в. Нельзя не прибавить к этому, что за социологические трактаты берутся нередко люди без надлежащей научной подготовки. Например, упомянутый Combes de Lestrade по своей специальности инженер, занимающийся притом предприятиями чисто промышленного характера. Даже в тех случаях, когда в роли социологов выступают экономисты или юристы, антропологи или историки, они вносят в свои сочинения специальные интересы и точки зрения своих частных наук, т. е. рассматривают общество лишь в одном каком-либо отношении. Такова, например, «уголовная социология», разрабатываемая преимущественно в Италии. Наконец, самое понимание того, что следует разуметь под социологией, донельзя разнообразится, особенно у людей, не изучавших социологической литературы. Название «социология» сделалось даже до известной степени модным в литературном и общественном обиходе, получив, благодаря этому, крайне неопределенный характер.

Несмотря, однако, на указанные явления, в социологической литературе существует весьма много сочинений, которые объединяются приблизительно одинаковым пониманием предмета и задачи социологии. Все они находятся в более или менее близком отношении к Конту и, хотя могут быть распределены между разными направлениями, имеют между собою массу точек соприкосновения. Несколько особняком стоит только экономический материализм, но и тут можно сказать, что мало-помалу его научные выводы станут входить в общее достояние социологии, а его представители начнут сближаться с другими направлениями общей науки об обществе.

Эта обширная литература существует, кроме того, на разных языках. В настоящее время трудно указать на какую-либо культурную нацию, на языке которой не существовало бы хоть небольшой социологической литературы. По недавним известиям, даже Япония приобщилась к этому общему научному движению и завела у себя кафедру социологии. Подобно тому как это всегда бывает с разными явлениями духовной жизни, в каждой отдельной нации социология приняла даже ту или другую особенную окраску или в смысле тем, на которые обращается больше всего внимания, или в смысле методов, к которым охотнее прибегают, или прямо в смысле тех или других взглядов на общество, какие оказываются преобладающими в известной литературе. Это весьма понятно — и притом по двум главным причинам. Во-первых, в каждой национальной литературе существуют свои научные и философские традиции, которые продолжают оказывать свое влияние и на развитие социологической мысли. Недаром, например, из двух соседних с Францией стран одна, именно Англия, весьма рано испытала на себе влияние Конта, которое вместе с тем оказалось здесь и довольно глубоким, тогда как другая, Германия, наоборот, стала знакомиться с Контом довольно поздно и гораздо менее подчинилась его влиянию. Дело в том, что вся предшествующая умственная подготовка у англичан и немцев была неодинакова. Философия одних всегда имела более реалистический характер, тогда как философия других развивалась, наоборот, преимущественно в идеалистическом направлении. Если бы заняться определением более частных национальных традиций, сказывающихся на социологической литературе отдельных стран, могли бы быть получены весьма интересные результаты. С другой стороны, на социологии обнаруживается влияние и разных фактических отношений данной страны. Например, критика уже не раз указывала на то, что социологическая теория Гумпловича, приписывающего такое важное значение борьбе рас, была ему, так сказать, внушена австрийскою действительностью, именно тою борьбою разнородных национальных элементов, которая происходит я монархии Габсбургов. Весьма естественно, что практические задачи общественной жизни не остаются без влияния на постановку отвлеченных вопросов социологии. Как бы ни были, однако, сильны научные и философские традиции, с одной стороны, и как бы, с другой стороны, ни отражались на социологических теориях разные обстоятельства данной среды, отнюдь не следует преувеличивать значение национальных различий в социологической литературе. В настоящее время обмен идей, совершающийся между отдельными народами, отличается особою быстротою и широтою. В каждом народе существуют разные философские направления и научные школы, разные общественные партии, и они все более и более сближаются с однородными направлениями, школами и партиями, у других народов. Что касается до взаимодействия между отдельными социологическими литературами, то за последнее время и оно сделалось особенно тесным. Между прочим, на разных языках растет и переводная социологическая литература. Быть может, нигде до такой степени не сказывается все это с такою силою, как в России, несмотря на сравнительную бедность наших научных сил, хотя, к сожалению, русская социологическая литература остается до сих пор совершенно неизвестною на Западе. Одна из особенностей этой литературы заключается в том, что, будучи обязана своим происхождением прогрессивному течению нашей общественной мысли, она в то же время совершала самостоятельный синтез разнообразных научных идей, возникавших у других народов.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>