Политико-правовые учения в России в XVII в.

XVII столетие характеризуется небывалым прежде развитием культуры. В "бунташный век" появились достаточно серьезные работы, анализирующие государственное устройство и законодательство России, были предложены конкретные административно-правовые реформы, например в "Политике" Юрия Крижанича.

Смутное время отражено в "Сказании о Гришке Отрепьеве", в повестях о Борисе Годунове, Василии Шуйском и семибоярщине.

В России появляется историко-правовая тематика. С целью сбора исторических материалов в XVII в. был создан Записной приказ. В его научной работе выделились Федор Грибоедов, Федор Поликарпов, Андрей Лызлов, собравшие значимый источниковый материал, который лег в основу нескольких книг. Наибольшую известность получила "История о царях и великих князьях земли русской" Федора Грибоедова (предка А. С. Грибоедова). Особой популярностью в XVII в. стал пользоваться первый печатный труд и пособие по русской истории "Синопсис" Иннокентия Гизеля, изданный в Киеве в 1674 г. Автор книги повествует об истории государства с древнейших времен.

Основное место в отечественной политической мысли тоге времени занимает церковный раскол. На общем фоне борьбы за власть между царем и патриархом усилился народный протест, уже не только в форме "смуты", но и в виде распространения старообрядческого учения.

Оригинальная концепция общества была сформулирована в правовых трактатах народов России. Вековые традиции исламской морали оказывали позитивное влияние на народы Северного Кавказа, особенно в борьбе с пережитками патриархальности и язычества. Концептуальные взгляды дагестанских правителей и старейшин XVI—XVII вв. (как и воззрения татарских мыслителей того же времени) также вошли в сокровищницу отечественных политико-правовых учений.

Государственная концепция XVII в.

1613 г. в истории России был ознаменован началом новой династии. Поэтому к идеологическим задачам России добавилась еще одна — обоснование легитимности рода Романовых на царском престоле. В период правления Михаила Федоровича (1613—1645) преемственность власти подтверждалась избранием на царство первого Романова и волеизъявлением Земского собора. Однако теорию "общественного договора" необходимо было подкрепить "естественным правом" монарха, т.е. божественным происхождением власти, а также соответствующей родословной. Особую важность обоснование легитимности приобрело в связи с притязаниями (до 1634 г.) польской династии на русский престол, а также по причине укрепления самодержавия с середины XVII в. и в связи с внутриполитическим развитием России при Алексее Михайловиче (1645—1676).

"Плач о пленении и конечном разорении Московского государства" — одно из публицистических произведений Смутного времени. Неизвестный автор в сложных внутриполитических условиях попытался разобраться в причинах падения государственности. Кроме божьей кары за грехи автор приводит и вполне реальные объяснения, почему "оказались мы в разорении". В числе причин смуты аноним называет пресечение династии, происки врагов престола и неправильную политику русских царей. Ответственность возлагается и на правительство, в результате действий которого "умножились распри и мздоимство". Вследствие праздности и безразличия вельмож, при их явном попустительстве появился Лжедмитрий, а затем и другие самозванцы, которые в "Плаче" такие же предатели, как и бояре, свергнувшие Шуйского и призвавшие на престол Владислава.

В качестве одной из причин смуты формулируется мысль об уроках истории: "И ни одна божественная книга, ни жития святых, ни философские и царские книги, ни хронографы, ни истории, ни другие повествовательные книги не рассказали нам о таких наказаниях монархий, царств или княжений, какие постигли Россию".

Внешним и "домашним" врагам, а также смятению умов в русском обществе противопоставляется концепция восстановления суверенитета страны через духовную власть, во главе которой стоял патриарх Гермоген. То есть даже при крушении светской власти отстаивалась легитимность государственности через церковную власть. Автор призывал своих современников сплотиться вокруг патриаршего престола, который "подаст и царствующему городу, и окрестным городам — благоустройство, а не мятеж".

Православная церковь действительно считала себя тем началом, которое было способно возродить страну. Патриархи Гермоген, а затем и Филарет, церковные иерархи, принимали участие в организации народного ополчения, поддерживали идею созыва Земского собора для избрания царя. Сформулированная в "Плаче" идея духовной власти в условиях смуты получила развитие в теологических учениях XVII в., особенно в доктрине патриарха Никона. Но в начале XVII в. теологическая концепция еще не находилась в противостоянии со светской властью.

Тема извлечения политических уроков из событий Смутного времени затрагивается и другими авторами начала XVII в., например Иваном Тимофеевым во "Временнике". Выразитель интересов сословно-представительной монархии И. Тимофеев объяснял "урок смуты" насильственным захватом власти последовательно Годуновым, Лжедмитрием, Шуйским. История жестоко наказала властолюбца (тирана) Годунова самозванцем Лжедмитрием. Таким же образом "бесчестный царь" Шуйский был отвергнут подданными и свергнут. Россия была наказана продолжением смуты.

Царям-узурпаторам Иван Тимофеев противопоставил орган "народоправства", в созыве которого он видел выход из сложившегося положения. Собор для избрания царя предлагалось созвать от "всей земли", на новом сословно-представительном органе необходимо было определиться с кандидатурой царя, отвечающего интересам служилого и городского населения страны.

Сравнивая предложения "Плача" и "Временника" с аналогичными произведениями Смутного времени, несложно выявить основную идею, овладевшую умами современников, — восстановление государственности при монархической форме правления, которая была бы ограничена сословной и духовной властью.

Развитие государственной политико-правовой концепции происходит в середине — второй половине XVII в. Так называемое "абсолютистское направление" было сформулировано в работах Юрия Крижанича, А. Л. Ордина-Нащокина, Симеона Полоцкого.

"Политика" — крупнейшее политико-правовое произведение второй половины XVII в. — оказала значительное влияние на развитие общественной мысли России. Автором трактата был Юрий Крижанич (1618—1683), выходец из Хорватии, состоявший на русской службе. Крижанич впервые в России выдвинул идею просвещенного монарха, который проводил бы политику, основанную на четкой политической доктрине.

В своих "Разговорах о государстве" (другое название "Политики") автор отстаивает концепцию взаимосвязи просвещенного монарха с благом для страны и народа, что выражено в идеальной форме правления — "совершенное самовластие". Итак, самодержавие по Крижаничу — наиболее прогрессивная форма правления, если монарх обеспечивает благосостояние своих подданных, порядок и правосудие в государстве. Если же монарх не считает своей обязанностью осуществлять "правильное самовластие", он вынужден применять репрессивные меры, что приводит к "неправильной" форме правления — тирании. (Таким же образом боярская власть может трансформироваться в олигархию, а демократия в анархию.) Однако монархическая власть в меньшей степени способствует эволюции от "правильной" к "неправильной" форме правления. Автор адресовал свою политику русским царям, поскольку верил в их божественное предопределение в России как стране, которой он предрекал великое будущее.

Однако "совершенное самовластие" невозможно при усилении крепостной зависимости, поэтому автор выступил против социально-экономического рабства ("холопства") при наличии политического рабства (подданства). Вместо развития феодальной системы Крижанич предлагает обратить внимание на городское сословие, которому необходимы экономические льготы. Государственная доктрина поощрения торговли и промышленности более выгодна государству, чем политика крепостничества. Опора на горожан и служилое сословие, отказ от социального рабства, по учению Крижанича, во многом способствовали бы "смягчению русских законов", последние он считал неоправданно жестокими.

Право — отдельная тема в "Политике". Автор, получивший европейское университетское образование, был хорошо знаком как с римским правом, так и с действующим законодательством XVII в. За основу русских законов он предлагал взять "законы долговременных государств" Европы, изучить положительный опыт правовых реформ в соседних странах и применить его в условиях России. Особое внимание автор уделил русскому правосудию. Крижанич восторгался судебной реформой в Турции и ее судебной системой, которую считал лучшей в мире и применимой в условиях России.

Афанасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин (1605—1680) происходил из дворянского сословия, проявил себя как военный и государственный деятель, был хорошим дипломатом и высокообразованным человеком.

Ордин-Нащокин предлагал политические преобразования, многие из которых реализованы еще при его жизни, другие же опережали свое время. В частности, по предложению Ордина-Нащокина была учреждена дипломатическая почта, образовывались мануфактуры. Спустя три десятилетия после смерти политика была введена предложенная им рекрутская система. Задолго до Петра I и Екатерины II Ордин-Нащокин предлагал реформировать дворянское ополчение и стрелецкое войско, ограничить или упразднить власть воевод, создать специальный орган управления экономикой Купецкий приказ.

Некоторые из предложений Ордина-Нащокина обрели реальные формы в законодательстве того времени. Так, он стал одним из создателей Новоторгового устава 1667 г., в котором была сформулирована экономическая политика страны. Значение экономической доктрины трудно переоценить.

Государственный бюджет, в терминологии XVII в. "оклад", формировался из прямых и косвенных сборов. Прямые сборы составляли до 40% всех поступающих в казну средств (пятинные деньги, оклады, данные, оброчные деньги, подать, тягле и др.). Кроме основных прямых налогов существовали и специальные прямые налоги, например ямские, полоняничные деньги, стрелецкая подать.

Понятно, что столь сложная система налогообложения требовала систематизации, следовательно, была проведена перепись населения, а сборы стали определяться не "с сохи", кап было принято прежде, а "с дворового числа". Унифицировались и размеры налогов.

Косвенные налоги, так называемые неокладные доходы, давали около 60% средств, поступающих в казну. "Неокладные доходы" складывались из различных государственных и судебных пошлин и во многом определяли экономическую политику страны. Новоторговый устав отменял множество мелких пошлин, взимавшихся как натурой, так и в денежном эквиваленте (подушное, мостовое, гостиное, свальное и др.). Некоторые из отменявшихся пошлин существовали еще с периода Древнерусского государства. Вместо названных пошлин вводились единые сборы, четко фиксируемые в денежном выражении (10 денег с 1 рубля). Ставка налога для продавца оставалась прежней и учитывала, что при покупке товара купец уже заплатил 2,5% от его стоимости. Указанная сумма засчитывалась впоследствии при сборе пошлины с оптового покупателя. Кроме того, Новоторговый устав ставил отечественных купцов в более выгодное положение, так как всячески ограничивал проникновение на российский рынок иностранцев. Здесь предусматривались более высокие пошлины на конкурирующие иностранные товары, однако поощрялись ввоз в Россию капитала ("золотых монет") и организация в стране мануфактурного производства. При этом иностранные купцы могли получить соответствующие грамоты, дававшие право на закупку товаров для казны.

Новоторговый устав 1667 г. регламентировал и детализировал осуществление торговых операций внутри страны. Купцы европейских торговых компаний не имели права торговать в розницу, а оптовую торговлю разрешалось вести только с московскими купцами или с купцами тех городов, где иностранные купцы имели свои представительства. Кроме того, правительство административно вводило жесткий "валютный курс", по которому осуществлялись торговые операции. При ввозе в страну иностранные золотые монеты приравнивались к одному русскому рублю, а менее полновесные монеты "ефимки" — к полтине (50 коп.). Жесткий "валютный курс" вполне согласовывался с денежной реформой 1662—1663 гг., унифицировавшей денежную систему страны.

Осуществление экономической политики, предложенной реформаторами XVII в., позитивно сказалось на динамике социально-экономического развития России. Складывание всероссийского рынка и зарождение буржуазных элементов русской экономики во многом было связано с экономической доктриной России, предложенной А. Л. Ординым-Нащокиным и начавшей реализовываться при его непосредственном участии.

Симеон Полоцкий (1629—1680) был родом из белорусского города Полоцк, после пострижения в монахи он переехал в Москву. Симеон Полоцкий прославился своей просветительской деятельностью, он организовал кремлевскую типографию, предлагал учредить Славяно-греко-латинскую академию, был учителем "царевны" Софьи Алексеевны, преподавал в монастырской школе. Автор многочисленных произведений ("Жезл правления", "Рифмологион" и др.), Симеон Полоцкий был начинателем новой для России формы изложения политических взглядов — ораторских речей. Всего насчитывается около 200 выступлений автора, большинство из которых были адресованы москвичам.

Народные проповеди Симеона касались различных аспектов жизнедеятельности: от житейских нравоучений до политических учений. Например, в "Слове о взыскании премудрости на день Рождества Христова" оратор призывал к формированию в России собственной системы образования, он провозглашал идею учреждения школ, "учености" как основы будущего процветания страны.

В стихотворной форме Симеон Полоцкий отражал исторические вехи: воссоединение братских русского и белорусского народов; в рифмованной версии изложил поучительные сюжеты "царя и пророка Давида".

Симеон Полоцкий выступил апологетом борьбы с церковным расколом и никонианством. В своих посланиях царю и церковному Собору 1666 г. он предлагал теорию просвещенной монархии, где правит мудрость — "философия". В "Жезле правления" (1676) автор показал пагубность раскола для общества, а не только еретическую сущность старообрядчества.

В произведениях Симеона Полоцкого можно выделить учение об идеале общества, идеале государства и о правосудии. Общество автор понимал как предопределенную свыше и исторически сложившуюся структуру, состоящую из благородных, свободных и рабов. Не оправдывая и не обличая рабство, он взывает царя и благородных заботится о своих людях. С просвещенным царем Симеон Полоцкий связывал будущее благополучие государства и благосостояние народа. Правовые воззрения автора ограничиваются идеалистической надеждой на царскую милость и осуществление монархом правосудия: "праведный суд", скорейшее искоренение произвола судей, взяточничества и волокиты.

Произведения Симеона Полоцкого имели огромное значение, его считали своим учителем многие прогрессивные политики и ученые, претворявшие идеи монаха-философа в жизнь уже в XVIII в.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >