АНКЕТА КАК ЧАСТНЫЙ СЛУЧАЙ

Анкета по типу общения противоположна пресс-конференции. Если в ситуации пресс-конференции количество задающих вопросы во многом превосходит число (одного, двух или трех) приглашенных гостей, то в жанре анкеты вопросы задает один (в крайнем случае - двое) ведущий, зато отвечающих может быть очень много. Здесь, как и в случае экранного интервью, вопросы могут быть событийными (речь идет об участниках события), проблемными (своего рода общественное мнение об актуальном вопросе) или попыткой создать портрет социальной (или иной) группы.

23 августа 1991 года вступил в силу Указ Президента о прекращении деятельности Коммунистической партии РСФСР. Чехословацкие документалисты (фильм «Август надежды») проводят короткий опрос у сотрудников здания ЦК, находившегося на Старой площади, в тот день навсегда покидавших свою работу. Сама обстановка на площади хорошо передает напряжение этого исторического момента.

ФРАГМЕНТ ФИЛЬМА «АВГУСТ НАДЕЖДЫ» (продолжительность - 10 мин.)

Интервью с первым встречным на улице («ток-стрит) - один из самых распространенных вариантов анкеты. Мы уже видели его в репортаже «Джоконда» на Новом Арбате. С такого интервью, кстати, начинался классический французский фильм «Хроника одного лета» (1961). «Счастливы ли вы?» - спрашивает героиня картины прохожих на улицах Парижа. Многие критики упрекали авторов фильма в прямолинейности - можно ли с таким вопросом обращаться к первому встречному? Но авторы и не рассчитывали на искренность ответов. На этот вопрос не в состоянии ответить за несколько месяцев и сами герои, которых авторы поселили вместе на время съемок (рабочий завода Рено, юный эмигрант из Конго, итальянка, работающая машинисткой, 20-летний студент...).

ФРАГМЕНТ «ХРОНИКА ОДНОГО ЛЕТА» (продолжительность - 5 мин.)

Элементы, на которых построен успех «ток-стрит», состоит из характера самого вопроса: такие вопросы не зачитываются с бумажки («бумажка в руках репортера допустима только на передаче с бумажной фабрики»), из характера места действия, из фигуры ответчика, из умения создавать дистанцию самого общения. Впервые и ощутимо этот жанр вошел в отечественную практику с появлением программы В. Листьева «Тема» (1992). Тема беседы каждый раз обсуждалась с приглашенными экспертами в студии, а в перерывах «общественное мнение» демонстрировали на улицах реплики москвичей в ответ на вопросы интервьюеров (как правило, выпускников факультета журналистики МГУ).

«Нет, это не социологический опрос, - пишет в своей дипломной работе одна из таких выпускниц. - Мы не занимаемся подсчетом голосов. И вряд ли можно на нас ссылаться в научной работе. Основное требование к анкете, которую я снимаю, - чтобы она была смешной. Я не фальсифицирую действительность, просто ищу яркие, эмоциональные ответы. Уже есть опыт, знаю, от кого могу их получить. Меня привлекают люди в смешных шапках - одежда говорит о многом. Не только одежда, вообще внешний вид. Громоздкие очки, внушительные усы или трогательные синие платочки - будьте уверены, к вам я подойду. У меня наметанный взгляд, и я вас вычислю, вашу естественную для вас и необходимую для меня реакцию.

Я делю вас на типажи. Старушка с добрыми глазами, из тех, кто говорит: “Ой, мои родненькие, мои касатики”. Да я вас ни с кем не спутаю! Или презрительно-смущенный юнец, сам для себя неожиданно выдающий наипричудливейший оборот речи. А есть еще молодец-шутник. Попадается озлобленный: “Да я б вас всех!”. А рядом с ним - вежливый, с широкой улыбкой: “Благодарю за внимание”. Интеллигент с тонкими чертами лица и снисходительностью (он не любит телевидение). И деловой: “Что поделаешь, нужно крутиться”. Ни один вопрос не обойдется без озабоченной женщины: “А вот детского питания нету!..” (Ее, правда, в монтаже обычно вырезают.) И без активного “политика”: “Эти прохвосты всю страну развалили”.

Самое удачное место съемок - вокзал. Пожалуй, и рынок тоже подошел бы, однако уж больно там шарахаются от телекамеры. А вокзал - тут и суета, и ожидание, динамика и скука, торговцы пирожками, бродяги, носильщики мошенники и честные граждане... И все охотно отвечают на вопросы (мало того, что до Москвы добрались, так еще и по телевидению покажут).

В анкету нельзя вместить длинный монолог. Нужны короткие выразительные реплики. И, конечно, важно найти правильную формулировку вопроса.

В программе “Пьянство” вопрос анкеты звучал так: “Почему люди пьют?” Вот что из этого получилось».

АНКЕТА: «ПОЧЕМУ ЛЮДИ ПЬЮТ?» (продолжительность - 2 мин.)

Последний собеседник говорит несколько дольше, чем другие, и в принципе это отступление от правил, но его речь настолько сочная, что не сбивает общего ритма. Кроме того, он завершает анкету, а последние слова должны быть самыми выразительными (как в данном случае), либо нести особую смысловую нагрузку.

А вот еще одна короткая анкета, записанная в 1990-х годах Александрой Ливанской в рубрике «Репортаж ни о чем».

РЕПОРТАЖ НИ О ЧЕМ (продолжительность - 2 мин.)

В программе «Абзац», очень популярной в 1990-е годы авторы (Борис Берман и Эльдар Жандарев) довольно часто проводили классные анкеты-обзоры в одной из московских школ. Ученики высказывали свои мнения о поднятых в передаче проблемах. А заодно в их ответах отражался и дух проходящей конфликтной эпохи.

АНКЕТА «АБЗАЦА» (продолжительность - 3 мин.)

Тогда же существовала в эфире просветительская программа «Институт человека». Профессиональные психологи нередко проводили эксперименты со школьниками. Однажды им пришла в голову идея: а что если мальчи- ков-первоклассников попросить сесть за партами с теми девочками, с какими им самим хочется сидеть, а не согласно указаниям учительницы. И вот что из этого получилось.

ИНСТИТУТ ЧЕЛОВЕКА (продолжительность - 4 мин.)

Наше занятие мы закончим первым телевизионным фильмом-анкетой, снятым выпускниками ВГИКа Александром Стефановичем и Омаром Гвасалия в 1967 году в Ленинграде. «Исследовать с помощью кинокамеры лицо поколения, к которому сами принадлежим», - формулировали свою задачу сами авторы фильма в комментариях к монтажному листу картины, опубликованному через несколько лет в 1971 году в сборнике "ТВ - публицист». «Проблема искренности отвечающих стояла перед нами достаточно остро. Мы решили ее так: отобрав после длительных поисков интересных персонажей для наших телеинтервью, мы по неделе - по две привыкали друг к другу, давали присмотреться к себе и сами пытались понять своих новых знакомых. Многое было поведано друг другу в долгих беседах, и когда, наконец, завертелась ручка камеры, наши исследуемые, отвечающие экспромтом на внезапно поставленные и заранее не обговоренные вопросы, представляли, что мы о них знаем, и не могли уж слишком уклоняться от правдивого ответа. Завоевав доверие, мы в свою очередь не хотели использовать его ни для разоблачений, ни для подтасовок».

Каким же выглядело лицо поколения молодых людей середины 60-х годов прошлого века? Сегодня прочитать об этом можно на страницах художественных произведений, в том числе в мемуарах живших в то время авторов. Но воспоминания, приводимые в мемуарах, намного отличаются от записей авторов в дневниках, записанных в те же годы. Как и образы героев игровых картин, воссозданные впоследствии будущими актерами. Объективы камеры зорче нас, утверждают документалисты, - в том смысле, что, обладая камерой, мы способны стать зорче самих себя. Организованная на экране реальность, настаивал В. Саппак, заключенная в рамку, типизированная фактом показа, превращенная в объект наблюдения, - способна в тоже время оставаться верной себе самой. Без последнего условия документальный фильм вообще не имеет смысла. Каждый кадр его воспринимается нами не только как элемент публицистического или художественного замысла, но в то же время как след реальности, не зависящей ни от автора, ни от фильма.

Молодые люди, какими они выглядели на самом деле, - произвели огромное впечатление. Ответы героев были напечатаны в «Комсомольской правде», опубликованы в сборнике вместе с комментарием авторов, который я вам только что привел. В 1980-х годах картина поразила моих студентов: ее герои были в том возрасте, в каком находились тогда их собственные родители. В последующие годы это удивление еще более возросло. «Настоящие синхроны - не умирают». Несколько раз у создателей картины возникало желание - снять продолжение. Собрать заново тех же героев и снова задать им те же (или несколько другие) вопросы. Но тогда на нашем телевидении еще не было практики «возвращения к героям» (вроде «Контрольной для взрослых», где детей из детского сада снимали 17 лет, или «Лешкиного луга» - десятилетнего кинонаблюдения за семьей появившихся в регионах фермеров).

Лицо поколения отражают лица героев фильма середины 1960-х - какими они видели тогдашнюю окружающую их действительность и самих себя.

ВСЕ МОИ СЫНОВЬЯ (продолжительность - 23 мин.)

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ