Полная версия

Главная arrow Логика arrow ЛОГИКА И ТЕОРИЯ АРГУМЕНТАЦИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Формы аргументации

Изначально у различных представителей родовых общин не было необходимости осуществлять коммуникацию с другими сообществами, но примерно к VI в. до н.э. произошел переход от первого уровня развития человеческого социума (выживание) ко второму (развитие желания материального процветания). Формирование и развитие второго уровня привело к тому, что представители разных культур начали налаживать связи между собой. На первом уровне также происходила коммуникация, связанная с пограничными конфликтами, борьбой за жизненное пространство. Такая коммуникация не требовала развитой системы взаимного понимания различных участников коммуникационных процессов. И только с выходом на уровень торговли и развитием желания взаимного понимания сформировались предпосылки возникновения логики и аргументации.

Необходимость в единой универсальной коммуникационной системе возникала в местах, где пересекались люди различных культур. Скорее всего, особенным спросом аргументация пользовалась в местах, где происходил обмен товарами. Такими местами могли быть восточные и европейские морские порты, базары и рынки. Представители различных семиотических систем пытались выработать универсальную технологию коммуникации, каковой и стала логика. Участников создания первых логических построений вел мотив получения выгоды, зарабатывания материальных благ. Наличие различных культур неизбежно приводило к различным интерпретациям объективных фактов. Как следствие, возникали противоречия, споры и конфликты. Желание торговать и находить способы формирования единого решения по спорным вопросам — второе условие возникновения логики и аргументации. При этом укрепилась до этого слабая тенденция к изучению и взаимному проникновению культур. Произошли диффузионные процессы, что также способствовало формированию единого коммуникационного пространства. Под воздействием этих двух сил логика и аргументация развивались и совершенствовались. Процесс этот идет и до нашего времени.

Основные подразделения аргументации возникали и развивались совместно с развитием цивилизации, поэтому аргументацию по уровню условно можно разделить на четыре типа, согласно приведенной ранее классификации.

  • 1. Бытовая аргументация, в основу которой положена «житейская мудрость»: как бы ни развивался спор или иная бытовая коммуникация, главный принцип — защита своих «кровных» интересов. К таким интересам относят бытовые желания: сон, еда, секс, безопасность, жилище. Поскольку доводы и аргументы находятся тут же, рядом, в культурном опыте народа, то и логические построения представлены произведениями устного народного творчества: сказки, легенды, анекдоты, мифы и поучительные истории. Цель таких произведений — упростить членам общества процессы коммуникации, выработать стандартные решения для стандартных ситуаций. Таким образом, каждый член общества, выросший и обучившийся в общей среде, может апеллировать к общенародным ценностям, доводам, авторитетным мнениям общепризнанных классиков как к истине в последней инстанции. В этой аргументации присутствуют такие неопределяемые понятия, как доброта, честность, порядочность и т.и.
  • 2. Деловая, или маркетинговая, аргументация несет в себе более акцентированную цель: зарабатывание как можно большего количества материальных благ за минимальное время. Вся логика маркетинговых коммуникаций подчинена этой цели явно либо завуалированно. Составной частью маркетинга согласно Филипу Котлеру, как известно, является промоушен (promotion). В этой части представлены все основные модели взаимоотношений участников рынка, в частности реклама и PR. Деловую аргументацию условно можно разделить на горизонтальную и вертикальную. Горизонтальная используется среди специалистов по маркетингу, которые оперируют в рамках маркетинговой терминологии и выработанных рамок. Успех или проигрыш в горизонтальных коммуникациях зависят от компетенции участников переговоров, их опыта нахождения в переговорных процессах, искусства владения аргументами и доказательствами. Вертикальная — это попытки воздействовать на покупателей. В данном случае речь уже идет о межуровневой коммуникации и аргументации. С развитием науки продавать развивались и совершенствовались методы убеждения. Их можно представить в виде трех правил манипулятивного воздействия: заставить человека принять необходимое решение, заставить изменить ранее принятое решение, ввести в поле решения задач.

Исходя из задач увеличения скорости и объема продаж, в человеческой истории появлялись и исчезали различные рыночные технологии. Самыми первыми технологиями были информирование и разъяснение. В этих технологиях применялись незамысловатые аргументы, направленные на возбуждение естественных потребностей человека: вкусный, надежный, безо-

иасный, привлекательный и т.д. Кризис перепроизводства, разразившийся в 1929 г. в США, стимулировал появление новых технологий убеждения и манипуляции спросом. Отпали многие способы управления продажами через цену и качество, нужны были технологии «активной аргументации». Первой ласточкой стали приемы PR. Впервые курс по PR был прочитан в Университете штата Иллинойс в 1918 г. В 1922 г. — в Нью-Йоркском университете. Подготовку специалистов по publicity в 1923 г. открыли в Нью- Йорке супруги-коллеги Эдвард и Дорис (Флейшман) Бернайс. Позже появились технологии убеждения, NLP (neuro-linguistic programming), позиционирование, уникальное маркетинговое предложение (УМК), односторонняя несимметричная коммуникация, социальные и маркетинговые исследования, социальное партнерство и проч. Самой популярной технологией формирования у оппонента или партнера необходимого мнения в XXI в. стала технология брендинга.

  • 3. Следующей по уровню является политическая аргументация. Эта аргументация также формировалась в древние времена и, как и маркетинговая коммуникация, делится па горизонтальный и вертикальный типы. Аналогия с маркетинговым деловым уровнем прослеживается отчетливо, но есть и различия. Основное отличие — это уровень ответственности за качество и работоспособность аргументации. Если ошибки или недоработки па уровне деловой аргументации могли привести, как правило, к потере финансовой составляющей, то на уровне политической аргументации ошибки могли привести к общественным волнениям, массовым беспорядкам и даже войнам.
  • 4. Научная аргументация, или уровень знаний. Этот уровень существенно отличается от всех предыдущих. Здесь обязательным условием существования аргументации является наличие развитого терминологического аппарата, без которого невозможно о чем-либо договариваться или рассуждать. Владение таким своеобразным цензом несколько сужает количество участников горизонтальной коммуникации, которую представляет научное сообщество. Эта коммуникация формирует узкоспециальную аргументацию. Кроме научного сообщества научной (рамочной) аргументацией пользуются специалисты в области законодательной, исполнительной и судебной властей и их сред существования. Вертикальная коммуникация уровня знания представлена на всех предыдущих уровнях и отмечена в виде соответствующих наук: маркетинг и политология. Также вертикальная научная коммуникация лежит в основе педагогических процессов. Таким образом, можно выделить обучающую аргументацию, цель которой не победа в споре и получение выгоды, а обучение и воспитание. Обучающая аргументация является посредником между профессиональной аргументацией и бытовой, служит задачам развития человеческого общества, популяризации научных, политических и маркетинговых идей.

Разбирая классификацию по уровням развития социальных и культурных задач, важно выделить принципы горизонтальной и вертикальной аргументации. Основной принцип горизонтальной аргументации — подобие свойств коммуникантов. Если участники коммуникационного процесса находятся на одном уровне, одинаково владеют специальной терминолошей и протоколом ведения выяснений и разбирательств, то мы говорим о профессиональном сообществе. В вертикальной модели наблюдается различие свойств, неравенство уровней коммуникантов. При наличии несоответствия уровней коммуникантов возникает большая вероятность некорректной аргументации, т.е. использования опыта ведения переговоров не с целью выяснения истины, а с целью получения выгоды. Наличие разного уровня подготовки к переговорному процессу может спровоцировать перекос в пользу более профессионального участника.

В общей классификации аргументации можно выделить групповую и индивидуальную аргументацию. Групповая аргументация используется при решении комплексных профессиональных задач, там, где у одного специалиста не хватает знаний и опыта по оперативному решению поставленной задачи. Сегодня это особенно актуально, поскольку в спорах все чаще проявляются требования по владению различными, в том числе и междисциплинарными знаниями.

Как разновидность групповой аргументации можно представить процесс влияния различных государств-метрополий на государства третьего мира с целью формирования удобной маркетинговой, политической и культурной среды, своей логики принятия решений и оказания давления. Оказывая давление на менее опытного коммуниканта, используя скрытую манипуляцию, некорректные приемы аргументации, можно вызвать вспышки протеста, коммуникационные разрывы, конфликты и даже террористические движения.

Наиболее распространенной является индивидуальная аргументация, к которой в конечном счете сводится любая аргументация и любой процесс убеждения. В коммуникации между организациями, социальными группами конечной целью являются конкретные индивиды. Разновидностью индивидуальной коммуникации является и самоубеждение в процессе внутреннего диалога.

Процессы убеждения могут осуществляться устно и письменно.

Закрепление норм и правил коммуникации в древних культурах, еще не создавших письменности, требовало многократного речевого воспроизведения действующих в данном обществе канонов, по которым организовывались различные сообщения. Передаваемые от наставника к ученикам традиционные формы речи предполагали зазубривание не только определенных словесных конструкций, но и интонационных особенностей говорящего учителя, ибо любые отклонения от традиции были запретны. Такое внимание к внешним характеристикам речевого общения делало организацию речи важным фактором, обеспечивающим эффективность устной аргументации. И определяющую роль в этом играло искусство красноречия.

Инстинктивное стремление сохранить те формы общения, которые на протяжении длительного времени считались важными, приводило к тому, что некоторые средства речевого взаимодействия, ранее обладавшие актуальным характером, постепенно превращались в привычно повторяемые формулы. Многие приемы риторики были ориентированы на постоянное воспроизведение этих формул, что усиливало доверие слушателей

к тому, что старался внушить им автор передаваемых сообщений. В исторической памяти, например, осталась фраза римского оратора «а Карфаген должен быть разрушен», прибавляемая им к речи на любую тему и возбуждавшая в его слушателях стремление к определенным действиям.

Иногда подобные повторы используются как бы косвенно. В трагедии Шекспира «Юлий Цезарь» друг убитого императора, желая вызвать народный гнев против предводителя убийц Брута, построил свою речь как перечисление доводов Брута против Цезаря, но периодически повторяемым рефреном его речи была фраза: «А Брут весьма достойный человек». Поскольку слушатели знали о роли Брута, постольку эта фраза усиливала негативное ее восприятие. Устные формы аргументации обязательно предполагают явный учет особенностей аудитории, для которой сообщение предназначено. В ситуации межличностного общения иногда большую роль играет использование таких местоимений, как «ты» или «вы». Но и при обращении к большой аудитории оратор старается создать атмосферу доверительного общения. В противном случае его аргументация может оказаться малоэффективной.

При реализации письменного общения особенности адресата имеют значение лишь в некоторых случаях. Личная переписка, острый фельетон или памфлет в разной степени предполагают представление автора о тех, к кому он в данном случае обращается. Однако в ситуациях учебно-методической или научной коммуникации (в которых используются логические методы убеждения) адресный характер аргументации может сводиться к минимуму. Формы письменной аргументации характеризуются высокой степенью системности. Одни положения текста должны быть достаточно явно связаны с другими. Хотя и здесь при тщательном анализе можно выявить некоторые неявные предпосылки, но четкая организация письменного текста гарантирует надежность доверия к аргументам, представленным в нем.

Устная и письменная формы используются в таких сферах, как практическая, научная и художественная аргументация.

В практической аргументации преимущественную роль играют аргументы психолого-эмоциональной природы. В ней допускаются приемы, запретные в рамках строгой логики. В частности, так называемый довод к человеку, квалифицируемый в логике как ошибка рассуждения, здесь может оказаться вполне эффективным. Достаточно часто в качестве аргументов используются ссылки на бедственное положение, различного рода обещания, обязательства, угрозы.

Характер научной аргументации зависит от того, в какой сфере познания она осуществляется. В практике естествознания главную роль играет обоснование истинности производимых знаний, осуществляемое посредством доказательств. Так как процедура доказательства структурно представляет собой вывод утверждения о каком-то частном событии из посылок более универсальных, она может выполнять функцию объяснения, при котором конкретный факт подводится под действие некоторого общего (охватывающего) закона. Ученые, работающие в сфере естествознания, стремятся к тому, чтобы представить эту связь частного и общего как можно более наглядно и полно, поэтому этот вид аргументации наиболее надежен и убедителен.

Однако его применение имеет свои границы. В области гуманитарного познания в силу разных причин он не всегда может быть использован. В историческом исследовании, например, достаточно часто в качестве достоверности производимых знаний используется ссылка на авторитетное мнение автора, описавшего какие-то события, очевидцем которых он был. Аргументом может быть и ссылка на идентичность самого письменного источника. Гуманитарий не столько объясняет причинно-следственную взаимозависимость событий, сколько старается выявить мотивы людей, которые в этих событиях участвовали. Поэтому его интерес направлен на установление смысла человеческих действий. И ссылка на смысл является важным аргументом в практике гуманитарного познания.

Художественная аргументация направлена на возбуждение чувственноэмоциональных реакций тех, кому она адресована. Стремление к логической доказательности здесь проявляется в минимальной степени. Гораздо большее значение имеют создаваемые художником образы, смысл которых чаще всего необходимо выявлять зрителям, читателям, слушателям самостоятельно. Именно возможность интерпретировать текст, созданный автором, способна восприниматься как мощный аргумент. В качестве текста в данном случае может восприниматься не только его письменное представление, но и картина, музыка, скульптура или архитектурное сооружение. Поэтому аргументы в искусстве могут различаться по жанрам, стилям соответствующих произведений и артефактов. Особым видом аргументации, достаточно распространенным в сфере художественной деятельности, является ссылка на модность или редкость произведения искусства.

Цели, для достижения которых используются указанные формы, обладают относительной автономностью, хотя и порой существенным образом пересекаются между собой. Так, практическая аргументация направлена на убеждение людей в максимальной эффективности предлагаемых программ действий. Научная аргументация во многом определяется стремлением ее пользователей обосновать истинность выдвигаемых утверждений. Художественная же аргументация связана с созданием и распространением новых ценностей, новых смыслов, определяющих фундаментальные жизненные установки культуры.

Воздействие на людей может осуществляться прямым и непосредственным образом, а может реализовываться в скрытых формах, чаще всего либо частично осознаваемых, либо не осознаваемых вовсе разными участниками коммуникативных действий. В случае явной аргументации все используемые приемы представлены достаточно наглядно. Ссылки на волю высших сил, на уважаемые всеми людьми авторитеты, на существующие традиции и нормы, на строгие формы доказательства, угрозы и другие средства воздействия на убеждаемых людей понятны и отправителям, и адресатам передаваемых сообщений. С ними можно соглашаться или не соглашаться, но все они предъявляются открыто. Однако существует множество неявных аргументов, действие которых часто не осознается, но оказывается весьма убедительным. Такие средства начинают анализироваться лишь в последнее время. Поэтому необходимо более подробно рассмотреть хотя бы некоторые из них.

Аргументационные действия в культурах письменного типа всегда реализуются в виде определенного текста. Такие тексты направлены на стимулирование действий, связанных с достижением какого-то результата, до определенного времени отсутствующего в непосредственном интервале «здесь и сейчас». Поэтому реальные действия и направляющие их стремления и ожидания чаще всего не совпадают полностью. Образы реальности, представленные в соответствующих текстах, обычно по содержанию больше, чем конкретная ситуация, в которой человек находится в любой данный момент, так как эти образы включают в себя возможное будущее в качестве уже наступившего, реализованного. И успешность аргументации во многом определяется способом такой организации текста, при которой актуализированные и «возможные» фрагменты действительности воспринимаются как равноправные, что существенно влияет на готовность адресатов с доверием воспринять передаваемое сообщение.

Текст является средством выражения целостного смысла, регулирующего совместные действия разных людей. И структурные элементы текста в той или иной степени указывают на возможные направления содержательного истолкования этого смысла. Слова и языковые выражения, передаваемые членами одной группы друг другу, не только способствуют объединению усилий разных людей, но и обеспечивают формирование и сохранение одинакового (во всяком случае, достаточно сходного) понимания у всех членов того, чего они хотят достичь. Действия сотрудничающих людей направляются общим образом для достижения желаемой цели. Возникновение такого образа не происходит автоматически, а предполагает определенное столкновение частных представлений, в результате чего достигается общее согласие, обусловливающее успешность коллективных действий. Одни члены коллектива должны уметь убеждать других в приемлемости именно данного образа общей цели.

Носители древних культур, для которых главной формой коммуникации была устная речь, не были еще столь чувствительны к явному разделению возможного и невозможного. В мифологических образах сливались черты реального и воображаемого миров. Это оказывалось возможным в силу того, что в архаическом сознании основой была эмоциональная составляющая речи. Когда-то Э. Кассирер высказывал предположение о том, что в становлении языка важную роль сыграла «мелодичность» речи, непосредственно передававшая экспрессивность общения древних людей.

Ритмически-интонационная особенность речи, оказывающая особо явное воздействие на людей, воспринимающих переданное им сообщение, и сегодня активно используется ораторами, поэтами и т.д. Таким образом, этот способ построения текстов является одним из важнейших универсальных приемов, обеспечивающих эффективность межчеловеческой коммуникации. В данном случае воздействие автора текста на своих собеседников достигается не только за счет содержания используемых слов, но и (даже в большей степени) с помощью стимулирования непосредственной эмоциональной реакции, вызванной особым порядком слов в предложении.

Характер организации текстов кардинально изменялся там, где устные сообщения стали фиксироваться и распространяться с помощью письма. Пройдя длительный путь развития от знакового представления слов к разбиению слова на слоги, а затем и к изображению звуков, из которых слоги состоят, письменность способствовала дальнейшему освобождению человека от жесткой ориентации на раз и навсегда заданные нормы устной речи. На первый план выходили принципы организации текста, определяемые логическими законами. Эмоциональная сторона аргументации вытеснялась правилами, обусловленными доминированием интеллектуальных средств убеждения.

Распространение письменных текстов давало возможность достигать взаимопонимания людей там, где речь шла о создании конкретных программ действий, направленных на достижение коллективных целей, отдаленных во времени от настоящего момента. В архаических сообществах значение используемых слов и выражений еще не было вполне устойчивым, и потому граница между осмысленными и «бессмысленными» формами речи не была слишком жесткой. В современном же обществе потребность в однозначном понимании людей, решающих совместно социально важные задачи, определяет стремление к четкому указанию на значение и смысл языковых средств, с помощью которых организуется коллективная деятельность.

Необходимо иметь в виду, что письменная форма обеспечивает стандартизацию используемых знаков и тем самым способствует унификации речевых форм коммуникации. Интонационное разнообразие произнесения одних и тех же звуков на письме уже не передается, и все члены общества, овладевая грамотой, одновременно привыкают к единообразному восприятию конструктивных элементов, с помощью которых представляются разнообразные сообщения, циркулирующие в данном сообществе. Переход к обмену письменными текстами кардинальным образом изменял характер коммуникативного процесса и применяемых способов аргументации. Письмо, отсылая к устной речи, тем не менее разрывало моменты порождения (произнесения) и восприятия слов.

В результате межчеловеческое общение теряло локально-конкретный характер. В реальной речевой ситуации люди могут перебивать собеседника, если его монолог слишком затягивается. Письмо способствует увеличению временного интервала между получением сообщения и ответным действием адресата. Тем самым оно освобождает человека от непосредственной связи с автором сообщения, смещает его внимание с автора на собственный выбор ответной реакции, способствует повышению осознанности своего поведения. Вместо стимула к ответной реакции появляется возможность выбора своего ответа. Переход к письменной форме межчеловеческого общения обусловил возможность экономить лексические средства, выражать человеческие представления о мире в более компактной форме. Кроме того, письменное представление передаваемых сообщений позволяет в случае необходимости вновь возвращаться к полученному тексту, перечитывать его, сравнивать с другими, уже известными, т.е. контролировать сам процесс коммуникации.

Письменность появляется лишь в иерархическом обществе, в котором отчетливо различаются гот, кто использует аргументацию и те, на кого аргументация направлена. Понятно, что представление о надлежащих способах воздействия на других у представителей разных групп может оказываться весьма разным. Эти представления иногда даже несовместимы друг с другом. В этом случае индивидуальная свобода может проявляться в отказе от принятия точки зрения, слишком сильно отличающейся от той, которой придерживается собеседник. В наиболее острых ситуациях такая демонстрация может служить знаком прерывания какого-либо общения, его невозможности (так, когда-то аристократы считали недопустимым спорить с прислугой).

Будучи включенным во множество разнообразных жизненных ситуаций, каждый человек в своем поведении связан с одновременным решением задач разного класса. Любой индивид всегда действует в условиях, достаточно общих для всех носителей данной культуры, ориентируется на стандартные установки, характерные для той группы, с которой он себя идентифицирует. Одновременно ему приходится опираться на собственную индивидуальную оценку конкретной ситуации, в которой осуществляется сиюминутный выбор. Изменить общекультурпый набор возможностей удается чрезвычайно редко, а потому индивид чаще всего вынужден перестраивать личностную систему ценностей, отказываясь от одних вариантов своего поведения и останавливаясь на других. И не всегда логически выстроенное рассуждение является определяющим.

В зависимости от уровня, на котором происходит коммуникация, происходит употребление приемов аргументации, свойственной этому уровню. Так, например, при бытовой или практической аргументации используются категории наглядного экспозиционирования предмета обсуждения. Таким образом коммуниканты выясняют сравнительные характеристики обсуждаемых событий или предметов. Предметы такого спора обязательно должны быть наблюдаемы, сравнимы в простых ощущениях, без дополнительных экспертиз или исследований. Бытовой уровень как раз и выясняет объекты, в свойствах которых примерно с одинаковым успехом способен разобраться каждый член общества. Возможно также апеллирование к некому третьему (судье, эксперту, мифу, сложившейся практике), чье мнение принято в данном сообществе. На этом — первом — уровне присутствуют простейшие манипуляционные технологии: агитация и пропаганда. Это манипулирование первого рода от источника к получателю. Цель такой коммуникации — выяснение жизненно важных фактов или явлений.

Второй уровень аргументации характеризуется материальной выгодой от результатов выяснения. Мотивация этого уровня допускает многие отклонения от категории «истинно — ложно» в связи с тем, что присутствует необходимость в убеждении оппонентов, в манипулировании их сознанием с целью получения материальной выгоды. Этот уровень называется маркетинговым и содержит технологии по управлению принятием решения.

Владение вторым уровнем аргументации требует определенных навыков. Более того, специалистов по аргументированному убеждению покуиателей готовят в системе высшего образования. Сложность второго уровня заключается в том, чтобы провести скрытое манипулирование сознанием оппонента при соблюдений правил первого уровня. Таким образом, манипулятор употребляет аргументы, использующие базовые или бытовые желания и потребности человека во сне, в еде, сексе, доме, безопасности. Убеждение строится на утверждении того, что, совершив определенные действия, человек получит конкурентное преимущество среди своего окружения. Это манипуляция второго рода, проводящаяся через формирование опосредованных ценностей, отсутствующих на базовом уровне. К таким технологиям относят позиционирование. Формируя определенные стандарты поведения в обществе, манипулятор заставляет человека принимать необходимые ему решения. Для такого воздействия применяют клише: добропорядочный, успешный, солидный, уважаемый. То есть успешный член социума должен иметь соответствующие атрибуты, подтверждающие его успешность: квартира и дача, машина, пальто, современный компьютер и телефон, одежда и обувь, ордена и медали и т.п. Таким образом, для получения материальных выгод источник информации осознанно управляет информацией, так же как на предыдущем уровне он использовал свойства коммуникантов. Цель такой коммуникации — получение прибыли.

Третий уровень коммуникации, уровень власти, характеризуется соблюдением правил первых двух, но они не являются доминирующими в аргументации. Преследуя цели но управлению другими людьми в чистом виде, коммуникант третьего уровня использует в своем инструментарии желание занять определенный уровень на социальной лестнице. Само собой, все мотивации первого уровня остаются (сон, секс, еда, дом и безопасность). Происходит манипулятивное воздействие третьего рода — через создание определенной среды (возможно даже целой культуры) воздействия. Поскольку большинство людей отторгают аргументы неочевидного, ненаблюдаемого характера, они склонны нс доверять информации, которую сложно или невозможно оперативно проверить (например, лозунг «выберите меня, и через четыре года вы будете жить лучше»). Для этого создается необходимое окружение, транслирующее человеку требуемые ценности. Тогда манипулятор вводит неопределяемые объективно в органах ощущения термины: честь, патриотизм, совесть, достоинство, благородство и др. Тем самым в аргументацию вводятся оценочные компоненты, важные в нравственных и политических контекстах.

Строго говоря, логика в аргументации присутствует в чистом виде только в четвертом уровне — научной аргументации. Сама наука основана на логике в понимании Ф. Бэкона (наблюдаемость, повторяемость, терминология). Наличие логики в различных ее видах является отличительной чертой научной аргументации. Цель такой коммуникации — выяснение истинности или ложности факта или свойства.

Во многом это обусловлено тем, что даже письменный текст выражает не только некое информационное содержание, но и является средством выражения определенного состояния говорящего, его отношения к обсуждаемой геме. Это задает особый контекст понимания передаваемых и иолучаемых аргументов. Функциональное многообразие компонентов, из которых складывается межчеловеческое общение, определяется возможностью различного истолкования даже одного и того же набора языковых выражений, реализуемого в разных жизненных ситуациях. В связи с этим в любой культуре возникает система стандартных правил построения текста, позволяющая хотя бы частично ограничить разброс содержательных оценок сообщений, передаваемых людьми друг другу. Текст как форма аргументации эффективно влияет на поведение получателей сообщения тогда, когда ожидания говорящего и слушающего совпадают в достаточной степени. Поэтому жестко фиксированные устойчивые правила создания и использования языковых сообщений играют важную роль в процессах аргументации.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>