Полная версия

Главная arrow Философия arrow Философия

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

Спиноза: попытка рационализировать этику

Бенедикт Спиноза (1632–1677) – голландский философ еврейского происхождения. Он жил сначала в Амстердаме, а потом в Гааге, зарабатывая себе на жизнь шлифовкой линз. Спинозу можно назвать свободным мыслителем: он не придерживался жестких христианских, иудейских или атеистических взглядов. Политические взгляды Спинозы в основном опираются на идеи Гоббса. Вслед за Гоббсом он считает, что в естественном состоянии (когда еще нет законов) не существует правильного и неправильного, так как неправильное заключается в неповиновении закону. Он так же, как и Гоббс, уверен, что церковь должна быть подчинена государству. Спиноза выступает против всякого восстания парода, даже направленного против плохого правительства, так как власть не может поступать неправильно. Правда, в отличие от Гоббса, Спиноза не считает, что монархия является наиболее естественной формой правления. Он не согласен также с тем, что подданные должны жертвовать всеми своими правами в пользу правителя. В частности, он считает важной свободу мнений и право человека сопротивляться подавлению. Вследствие этого политическую философию Спинозы часто называют "политикой силы и свободы".

В работе "Этика" рассматривается онтологическая проблематика, психология аффектов и воли и собственно этика. Этика Спинозы базируется на его онтологии и психологии. В теории аффектов Спиноза исследует человеческие страсти, которые, по его мнению, отвлекают человека от главного и мешают интеллектуальному видению целого. Но Спиноза, подобно стоикам, не возражает против всех аффектов. Он осуждает только те, которые являются "страстями" и подчиняют нашу волю. "Аффект, являющийся страстью, перестает быть ею, как только мы образуем ясную и отчетливую идею его". Мы сможем достичь власти над аффектами, если будем четко понимать, что все, что происходит, является необходимым.

При изложении этики Спиноза использует "геометрический метод" как формальный каркас текста. Очевидно, что он пытается следовать геометрии Евклида, формулируя определения, аксиомы и теоремы. Такой подход становится понятным, если мы вспомним, что XVII в. – это век роста авторитета науки, и Спиноза, как и большинство ученых его времени, уверен, что все можно доказать и поэтому важно дать доказательства. "Геометризированная" система этики Спинозы, доказывающая все моральные принципы исходя из немногих аксиом и определений, не оказала никакого воздействия на реальную моральную жизнь.

С современной точки зрения в "Этике" Спинозы наиболее интересны рассуждения о свободе и рабстве. Мы находимся в рабстве настолько, утверждает философ, насколько то, что случается с нами, обусловлено внешними причинами, и свободны соответственно тому, насколько мы действуем по своему усмотрению. Подобно Сократу, Спиноза полагает, что наши неправильные поступки связаны с интеллектуальными ошибками: если мы правильно понимаем окружающие обстоятельства, то действуем разумно и будем счастливы в ситуации, которую другие могут воспринимать как несчастье. При этом Спиноза не призывает к бескорыстию или аскетизму. Спиноза стремится найти средство освободить людей от тирании страха. "Человек свободный ни о чем так мало не думает, как о смерти, и его мудрость состоит в размышлении не о смерти, а о жизни". Не нужно тратить время на переживания о том, что мы смертны. Мучиться страхом смерти – это вид рабства. Это не значит, что не нужно опасаться болезней и других ситуаций, могущих привести к безвременной смерти. Но при этом нужно избегать беспокойства и ужаса, просто спокойно предпринять необходимые меры, а мысли направить на другие дела. Жизнь, над которой господствует единственная страсть, это убогая, неразумная жизнь, поэтому месть как всеподавляющая страсть – не лучшая реакция на обиды.

Этика Спинозы не является назидательным морализаторством, скорее она гармонично сочетает в себе черты утилитаризма и гедонизма. Более того, его этические принципы "в мире горестей... помогают здравомыслию и являются противоядием от паралича абсолютной безнадежности".

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>