ИДЕИ НЕМЕЦКОЙ КЛАССИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ ОБРАЗОВАНИЯ

Педагогика И. Канта как практическая философия

Локк, Руссо, Гельвеций — это XVII — XVIII вв., когда либеральные ценности — идеалы свободы, равенства, братства — были господствующими для рвущейся к политической власти буржуазии. Но уже в конце XVIII и начале XIX в. буржуазия не то чтобы «хоронит» эти ценности, но практически полностью подчиняет их интересам наживы, денег. Вот почему Иммануил Кант, впрочем, как и другие представители немецкой классической философии, считал, что одной самодеятельности природы для развития человека мало. Человек, подчеркивал он, если предоставлен самому себе и растет на свободе, далек от совершенства и тогда он дикарь. Ведь дикарь — это такой человек, который независим от законов дисциплины. Именно поэтому развитие человека нельзя пускать на самотек. Надо подчинять определенным нормам его физическую природу. Это значит, что только через воспитание человек может стать человеком. Именно поэтому свою педагогику И. Кант определял как практическую философию, ибо она не была только умозрительной теорией, но деятельностью по образованию и совершенствованию людей.

Кант совершал пешую прогулку но городу, и многие его соседи по ней ориентировались во времени. Умер Кант в 1804 г. Основным педагогическим сочинением Канта считается трактат «О педагогике», который был подготовлен к печати в 1803 г. его учеником Ф. Ринком. Это издание представляет собой текст, который был создан на основе записанных Ф. Ринком конспектов лекций по педагогике, прочитанных Кантом.

Кант высоко оценивает значение воспитания в развитии человека. «Два человеческих изобретения можно считать самыми трудными, а именно: искусство управлять и искусство воспитывать»[1]. Ведь воспитание, согласно Канту, это усовершенствование человеческой природы. Только благодаря воспитанию, говорит Кант, человеческой природе можно придать такую форму, которая бы соответствовала идеалу человечности. Именно поэтому дети должны воспитываться не для настоящего, считает он, а для будущего состояния рода человеческого. Однако идеал человечности с течением времени изменяется, поэтому, делает вывод Кант, не может быть неизменной теории воспитания. Каждое поколение, совершенствуя идеал, должно вносить изменения в теорию воспитания. Рассуждая о том, что достижение идеала человечности в воспитании является общей задачей всех людей, Кант отмечает два основных препятствия на пути его достижения. Поскольку родители заботятся исключительно лишь о своей семье, своих детях, а правители только о своем государстве, то и те, и другие не ставят своей конечной целью всеобщее благо и то совершенство, к которому предназначено человечество. Вот почему всякое воспитание должно обязательно решать задачи совершенствования каждого человека, а вместе с его совершенствованием будет совершенствоваться и все человечество.

Педагогическая теория Канта включает в себя четыре раздела, каждому из которых можно предложить следующие их названия:

  • • дисциплина и ее установление;
  • • культура и ее освоение;
  • • развитие ума и общительности, или цивилизованности, человека;
  • • воспитание нравственности.

В первом разделе о дисциплине Кант обстоятельно анализирует физическое воспитание человека. Он также, как и Руссо, придает большое значение физической природе человека, его физическому воспитанию. Однако если Руссо считал, что природа человека сама по себе настолько совершенна, что чем меньше мы будем на нее воздействовать, тем более мы предоставим возможности человеку для ее совершенствования, то Кант утверждает, что человек по своей природе является животным и ему присущи все злые его инстинкты. В силу этого, полагает Кант, необходимо с самых ранних пор применять к ребенку дисциплину, чтобы из него не вырос дикарь. Ведь дикость тем и отличается, что для нее характерна независимость от законов общежития людей. Дисциплина же, подчеркивает Кант, подчиняет человека законам человечности и заставляет чувствовать ее власть. Именно

%/

поэтому, делает он вывод, дисциплину надо применять как можно раньше, иначе трудно потом переделать человека.

Как и Руссо, Кант настаивает на том, чтобы матери сами кормили своих детей, мотивируя это физиологическими соображениями. Он рекомендует строго следить за режимом питания ребенка, его закаливанием. Он настаивает на том, чтобы дети как можно больше занимались физическими упражнениями на вольном воздухе. Указывает на вред пеленания, отмечая, например, как некоторые племена в Америке не знают пеленания, предоставляя младенцу возможность свободно распоряжаться членами. Резко осуждает укачивание, ибо, по его мнению, оно вредно влияет на нервную систему. Кант считает неприемлемым, когда родители, няни тотчас же бегут на плач ребенка в колыбели. Он осуждает ходули и помочи для обучения ребенка хождению, поскольку считает, что ребенок сам должен научиться ходить. Таким образом, Кант выступает за свободное развитие органов тела. Однако, хотя Кант и находился под влиянием «Эмиля» Руссо, все же он нигде не высказывается об отрицательном характере воспитания. Наоборот, Кант считает, что воспитание должно иметь место всегда, а отрицательное воспитание занимает очень узкое место — только для физического развития человека.

Второй отдел педагогики Канта посвящен рекомендациям по освоению культуры — выработке в человеке полезных привычек, или психологии характера. Кант разъясняет, что свой характер человек делает из самого себя сам. Характер — это обладание волей, способность человека придерживаться в жизни принципов, установленных его собственным разумом. Иначе говоря, характер — эго не толкаться человеку, подобно мухам, туда- сюда, а стремление его воли действовать в соответствии с твердыми ее принципами.

Воспитание воли и характера человека распадается у Канта на 2 периода.

Вначале, в первом периоде воспитание сводится к укоренению в ребенке полезных привычек и устранению вредных. Воспитание в данном периоде механистично, поскольку ни разум, ни нравственное самосознание в ребенке еще не развиты и нет смысла, как считает Кант, приводить ему разумные доводы и нравственно мотивировать его поступки. Надо просто механически укоренять полезные привычки. Во втором же периоде, когда разовьются разум, самосознание, следует уже пробуждать в ребенке потребность действовать не только по привычке, а по сознанию (разуму должного мотива поступка). Главными чертами характера, которые необходимо выработать у детей, по мнению Канта, должны являться послушание, правдивость и общительность.

Кант выдвигает ряд педагогических правил воспитания характера:

  • — никогда не уклоняться от истины, говорить всегда только правду, одну правду, а посему следует быть сдержанным в речи, чтобы не впадать в противоречие с самим собой;
  • - никогда не притворяться, не казаться, например, добрым, скрывая свои злые намерения;
  • — всегда сдерживать обещания;
  • - никогда не сближаться и не дружить с людьми безнравственными;
  • - не придавать никакого значения поверхностным и недоброжелательным суждениям о себе других людей, презирать деспотизм моды.

Вообще с точки зрения Канта будет являться тщетным желанием попытка воспитателя усовершенствовать человека понемногу, по частям. Ведь воспитательное воздействие, подчеркивает Кант, которое уже достигнуто, может испариться, исчезнуть пока работаешь над чем-то другим. Поэтому воспитание должно быть целостным процессом работы по формированию всех значимых свойств и качеств человека, его характера. Примеры, обучение, считает Кант, не могут выработать твердость, постоянство в принципах поведения человека. Более того, Кант полагает, что единство, цельность, гармоничность человека происходят от самодеятельности его самого и могут складываться разом, как бы чутьем некоторого духовного переворота, происходящего к 30—40 годам. Конечно, мысль эта интересна, но, как кажется, она не является достаточно обоснованной. Здесь Кант, думается, говорит больше о своем личном опыте, однако известно много случаев постепенной выработки характера.

В третьем разделе — теории обучения — Кант обстоятельно говорит об умственном развитии людей. Он подчеркивает, что мы не имеем права предполагать существование в пашем уме прирожденных идей, предваряющих опыт. Вместе с тем, в отличие от Локка с его tabula rasa, Кант не склонен считать, что в ощущениях новорожденного не имеется никаких зачатков мышления. Он указывает на наличие пространственного, временного, количественного и качественного различений у младенцев. Отмечая несовершенство этих различений младенцев, Кант тем не менее показывает, что дети от рождения обладают чувством длительности, что им свойственно чувство приятного и неприятного, что у них есть очень несовершенные, конечно, вкусовые, осязательные, слуховые, термические, световые и прочие ощущения. Задолго до развития способности к счету у детей есть, правда, очень смутное различение большего и меньшего, ибо дети двух-трех лет, не умеющие считать, могут угадывать, где большая кучка, маленькая полоска и т.п.

Выдающийся американский педиатр и психолог Арнольд Газелл (1880— 1961), подтверждая эти догадки Канта, относительно, например, наличия зачатков пространственных различений у детей, показывает, что при рождении их глаза блуждают, но через несколько дней они могут останавливать глаза и смотреть на предметы. В четыре месяца они уже держат погремушку и смотрят на нее.

И. Кант уделяет огромное внимание в своем педагогическом учении умственному развитию людей, теории обучения. Интересно, что обучение, умственное развитие он очень часто называет практическим воспитанием, поскольку к практическому воспитанию у него относится не только нравственность, но и овладение разными умениями и знаниями. И. Кант вообще считает, что знания должны обязательно быть совмещены с умениями. Это важно для любой учебной дисциплины. В качестве такого образца учебной дисциплины для него является наука математика. Именно понимание математики соответствует в большей мере достижению цели совмещения знания и умения.

Значительное место в педагогической теории Канта отводится нравственному воспитанию. Согласно Канту, в основании воспитания нравственности должно лежать согласие нашей воли (а не разума только, как у Платона и Декарта) принять на веру известные принципы как критерий для различения добра и зла. Это очень важно, поскольку, как считает он, можно ясно понимать, что есть зло и что есть добро, и тем не менее направлять волю в сторону зла. Все относительные принципы нравственности (личное счастье — Монтень, чувство симпатии — Руссо, максимум счастья для большинства людей — Гельвеций и др.) Кант заменяет формальным принципом — этической формулой категорического императива: «Поступай так, чтобы принципы твоей деятельности могли быть всеобщими законами человечества». Естественно, эта формула не идет вразрез с эвдемонической формулой Гельвеция — счастьем для большинства людей, но именно поэтому она дополняется другой формулой: каждый человек является средством для реализации счастья другого и одновременно целью, но никогда только средством. Именно в этом Канту видится нравственный долг человека.

Категорический императив должен лежать в основе педагогического процесса, и он должен выражаться в двоякой форме. Его должен применять воспитатель по отношению к воспитанникам и наоборот. В педагогической практике, согласно Канту, это означает, во-первых, что педагог не должен проявлять особого пристрастия, предпочтения к кому-то из воспитанников. В случае нарушения этого правила, объясняет Кант, закон перестает быть общим. Ведь, если ребенок видит, что не все остальные дети должны одинаково подчиняться этому же закону, в него закрадывается чувство сопротивления и он никогда не будет ему следовать в своем поведении. Вообще, считает Канг, в основе чувства любой симпатии человека к человеку лежит чисто физическая восприимчивость, которая является не чем иным, как рефлекторной подражательностью. Он сравнивает даже заразительность симпатии с заразительностью зевоты.

В педагогической практике следует помнить, что для того, чтобы сформировать хороший характер, надо не просто использовать данный нравственный закон, но требуется сначала очистить характер от страстей. Кант полагает, что нельзя детское сердце делать слишком мягким, чтобы его трогала судьба другого человека, а надо воспитывать человека бодрым, твердым, решительным что-то сделать.

Кант указывает на необходимость создания для детей морального катехизиса, который должен содержать в себе все случаи, встречающиеся в их повседневной жизни. Например, если в нем задается вопрос: позволительна ли ложь, то и ответ может быть дан только такой, что ложь не позволительна ни при каких условиях. Дети, подчеркивает Кант, должны научиться питать не ненависть, а отвращение ко всему, что расходится с их внутренним основанием нравственной позиции, заключенной в формуле категорического императива.

Таким образом, Кант ставил цель не только выделить и обосновать нравственный мотив сам по себе, но и полагал, что он может быть принят человеком, перенесен в воспитание и что человек тогда нравственен, когда мотив его поступка не отягощен какими-либо практическими интересами. Иначе говоря, человек должен быть нравственен при любых, в том числе и неблагоприятных, условиях жизни. Он не должен поступать безнравственно, даже если по отношению к нему лично, ведут себя несправедливо.

  • [1] Кант И. О педагогике // Собр. соч.: в 8 т. М., 1994. Т. 8. С. 405.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >