Полная версия

Главная arrow Социология arrow История социальной работы

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

9.4. Условия формирования государственно-общественной модели социальной помощи

Как особенность рассматриваемого исторического периода выше было отмечено доминирующее положение государства, генерирующего властную социальную помощь, и общественных институтов, воспроизводящих негосударственные виды помощи в широком значении понятия “благотворительность”.

Почему власть и социальные институты участвовали в отношениях социальной помощи, чьи интересы и потребности они отражали?

В XVIII в. теологические, церковные подходы к роли и месту человека в обществе сменяются естественно-научными, светскими. Происходит дальнейшее формирование социального законодательства европейских государств. Так, принятое в 1794 г. Прусское земельное уложение рассматривает бедность как угрозу общественной безопасности и порядка, обязывает власти заботиться о бедных. “Общество обязано помогать тем, кто находится в бедственном положении”, это соответствует “священному долгу”. Французская “Декларация прав человека и гражданина” вместе с принципом солидарности определила роль государства, как субъекта помощи, наделила нуждающегося человека правом требовать социальную помощь от власти, что не могло не повлиять на социальную политику всех европейских государств того времени.

Соответствующие капиталистическому способу производства рыночные отношения, изначально предполагавшие неравенство, приводили к появлению слоев общества, неспособных к конкурентной самореализации в условиях рынка. Это неизбежно вело к резкой имущественной и социальной дифференциации общества, что обусловливало появление и резкий рост числа населения, не способного удовлетворить свои базовые потребности и интересы.

Этим людям нечего терять, они должны либо умереть, либо отвоевать у имущих средства к существованию. Рост числа неимущих, фактически исключенных из общества граждан неизбежно ведет к социальной напряженности и социальным катаклизмам (бунтам, восстаниям, революциям). Чтобы не допустить социальной дестабилизации и обеспечить социальное согласие, необходимо вмешательство власти, направленное на блокирование роста бедности.

Развитие капитализма сопровождалось резким обнищанием масс, что вело к голодным бунтам, стихийным волнениям неимущих слоев населения и организованным выступлениям набирающего силу рабочего класса. Массовое недовольство социальной несправедливостью общественной системы потребовало пересмотра социальной политики, учитывающей интересы лишь господствующих социальных групп. Власть была вынуждена искать общественно-приемлемые перераспределительные механизмы и формы государственной поддержки.

Поэтому государственная социальная помощь носила вынужденный характер, выступала как результат борьбы господствующих и подчиненных слоев общества, социальный компромисс. Перераспределительная функция власти компенсировала массовое недовольство общественной системой.

Власть должна была обеспечить защиту государства от угроз внешнего характера, сохранить государственное устройство, сформировавшуюся социальную структуру капиталистического общества, что невозможно без социальной стабильности и спокойствия. Но резкая имущественная дифференциация общества, рост социальных патологий, неизбежно вели к социальным катаклизмам, что дестабилизировало государство, делало его уязвимым как для внешних угроз завоевания, так и внутренних рисков устойчивости общества.

Социальная помощь государства в данном аспекте необходима как обеспечивающий стабильность “социальный амортизатор”, фактор национальной солидарности общества, инструмент выравнивания доходов, реабилитации трудоспособных, но попавших в трудную жизненную ситуацию граждан, как способ поддержания перемирия между классами-антагонистами, снижения социальной напряженности в обществе.

Буржуазное государство, отражая интересы господствующего класса капиталистов, должно обеспечить условия эксплуатации трудящихся, которая является социально-экономической основой общественного устройства и механизмом присвоения результатов труда. Появляются социально-трудовое законодательство, защищающее социальное положение трудящихся, правила и нормы государственной помощи нетрудоспособному населению, призванные стабилизировать общество, не допустить прерывания процесса эксплуатации или изменения общественных отношений.

Общество осознает бедность, нищенство как ненормальное состояние человека, нарушение его естественных прав. Государство как инструмент общества, выражая его волю, начинает действовать в качестве субъекта, обеспечивающего защиту граждан от рисков бедности, социального исключения и других форм социальной помощи.

Действуя по воле общества, государство обеспечивало экономическую основу помощи обязательным, принудительным способом.

Вначале это был специальный налог на бедных, затем экономические ресурсы социальной помощи формировались из средств государственной казны, также пополняемых налоговым, обязательным способом. Это дало возможность обеспечить экономическую основу социальной помощи, что является материальной предпосылкой воспроизводства отношений государственной помощи.

Таким образом, XVIII в. продемонстрировал несостоятельность надежд на то, что “невидимая рука” рынка отрегулирует социально-экономические процессы. Стали очевидными недостатки рыночного хозяйства: экономическая неустойчивость, сильное социальное расслоение, безработица, отсутствие стимулов к удовлетворению общественных потребностей (асоциальность). В связи с этим социум изменяет свои требования к власти: рынок должен регулироваться государством в интересах всего общества.

Обеспечение социального мира и стабильности, целостности общества, национальной безопасности осознается как основная функция власти, так как от ее реализации в решающей степени зависит воспроизводство капиталистических отношений. Государство должно сохранить приемлемый уровень социального положения граждан, обеспечить баланс интересов всех слоев общества в целях социального мира.

Поэтому, отражая в первую очередь интересы господствующих классов, государство перераспределяет общественные богатства, использует “социальные амортизаторы”, важнейшим из которых в этот период являлась государственная социальная помощь. Потребность в социальной поддержке испытывали и социально уязвимые слои общества, лишенные привычной поддержки в рамках общины и семьи. Они добивались от власти внимания к своим потребностям и отвоевывали право на социальную помощь.

Сочетание потребностей общества в устойчивости и стабильности с материальными возможностями перераспределения общественного богатства обеспечивало воспроизводство отношений государственной социальной помощи в этот исторический период.

В рассматриваемый исторический период традиционными институтами-субъектами социальной помощи остаются семья, община и церковь. С усилением государства и новыми производственными отношениями роль церкви и общины как субъектов помощи снижается, но они продолжают действовать как элементы системы помощи. В то же время происходит значительное усиление роли профессионально-групповых объединений и благотворительности. Почему?

“Раннему капитализму” соответствует появление первой исторической модели гражданского общества. Гражданское общество в XVII-XVIII вв. противопоставляется государству. Появляется индивид в современном смысле слова.

В конце XIX в. появляется современная модель гражданского общества. Общество демонстрирует рационально-критическое отношение к власти, государственному устройству.

Наемные работники получают социально-экономические права, осознают общность классовых интересов и необходимость солидарных действий по их реализации. Появляются добровольные общественные объединения: кооперативы, профессиональные союзы, общества взаимопомощи, массовые политические партии и общественные движения, отражающие потребности различных общественных групп, действующие помимо интересов государства или даже вопреки им.

Промышленная революция обусловила резкий рост населения городов и занятых на производстве наемных работников. Высокая зависимость от рисков потери трудоспособности и занятости, оторванность от общинных форм помощи на фоне низкого уровня властной социальной помощи, традиции и опыт профессионально-группового (гильдии, цеха) способа противостояния рискам социального положения обусловили возросшую потребность людей труда в связях и отношениях корпоративной помощи.

Профессионально-групповые объединения требовались наемным работникам в первую очередь как форма противостояния социальным рискам, порожденным капиталистическим способом производства, как способ самозащиты социального положения на основе профессиональной солидарности и взаимопомощи.

Наряду с объединениями, связанными с профессиональной деятельностью, возникает и организованная благотворительность, отражающая в первую очередь не собственные интересы членов сообществ, а интересы нуждающихся в помощи сограждан.

Возникновение организованной благотворительности, активизация благотворительности частной непосредственно связаны с развитием гражданского общества в XVIII-XIX вв.

К факторам, обусловившим рост благотворительности в этот исторический период, относятся:

  • • неудовлетворенность общества деятельностью государства в социальной сфере;
  • • гуманизация общественного сознания. Усиливаются социальные рефлексии, детерминаторы групповой самозащиты и солидарности. Бедные рассматриваются обществом как его часть, нуждающаяся в поддержке. Общество проявляет готовность разделить ответственность за слабых членов с государством;
  • • возрастающая поляризация общества по социальным и экономическим основаниям, которая демонстрировала издержки перераспределения доходов, свойственных рыночным отношениям. В то же время, чем выше дифференциация доходов в обществе, тем большее количество дохода сравнительно богатые люди склонны уступить в пользу сравнительно бедных. В обществе равных по доходам субъектов исчезают как социальные, так и экономические основания для добровольного перераспределения доходов (ресурсов) – благотворительности. Сильная дифференциация общества, наоборот, формирует потенциальные в экономическом аспекте субъекты (наиболее высокодоходные слои населения) и объекты (наименее обеспеченные слои) отношений благотворительности;
  • • сохранение религиозного сознания. Несмотря на ослабление роли церкви, традиции конфессионального милосердия остаются в сознании людей, а религиозные чувства продолжают служить мотивационной основой благотворительности;
  • • преемственность общественного сознания. Практика благодеяний, основанная на религиозных догматах, еще со времен рабовладельческого общества являлась частью социокультуры. Поэтому общественное сознание позитивно воспринимало практику добровольных благодеяний и в условиях новых общественных отношений.

В связи с демократизацией общества благотворительность модернизируется – становится преимущественно светской, отражает интересы и потребности институтов-субъектов гражданского общества. Став многосубъектной, благотворительность получает новые подходы, формы и механизмы. Развивающееся гражданское общество рассматривает благотворительность как сферу реализации своих потребностей. Все это обусловило устойчивый интерес к благотворительности, дало импульс к ее развитию;

  • • накопление значительного частного капитала. Возникает “средний класс”, располагающий определенными материальными ресурсами, как правило, более просвещенный, социальноориентированный. Доходы, собственность успешной части общества и составляет материальную базу благотворительности, дает возможность на добровольных началах перераспределять материальные блага гражданам, нуждающимся в помощи;
  • • “мода на благотворительность”. Становится почетно делать что-то полезное для других, нуждающихся в помощи. Общество одобрительно воспринимает эти усилия. Элита активно участвует в отношениях благодеяний, подавая пример для подражания. Появляется возможность оказать помощь непосредственно, а не через церковь или государство, внести личный вклад в общественно-полезное дело не только материально, но и своим участием, добровольческими усилиями, ощутить свою социальную значимость, самореализоваться, повысить свой социальный престиж. Наиболее просвещенная часть общества чувствовала вину за наличие в обществе бедности, нищеты, убожества, поэтому связанные с этим рефлексии также являлись мотивацией благотворительности;
  • • государственное регулирование благотворительности. В XIX столетии в большинстве европейских государств и в России действуют экономические и социальные преференции, способствующие развитию института благотворительности. Так, Б. П. Ощепков отмечает, что в России за благотворительные деяния налоги снижались с 18-25 % до 12-15 %, а на местном уровне благотворители освобождались от уплаты налогов вовсе. Государство приравнивает лиц, профессионально занятых в благотворительных организациях, к соответствующим чинам государственной службы, благотворители получают земли, дворянство, чины и ордена*63.

*63: {См.: Социальная работа // Под ред. Курбатова В.И. Ростов н/Д, 2000. – С. 22.}

Таким образом, благотворительность оформляется как значимый социальный институт, в первую очередь как реакция гражданского общества на слабую социальную политику государства. Общество осознает необходимость негосударственной добровольной помощи как способа реализации потребности общественных институтов и индивидов быть субъектами общественно-значимых и полезных дел.

Субъектно-объектные отношения благотворительности отражали интересы и потребности оказывающих и принимающих помощь, они были социально востребованными и позитивно отражались общественным сознанием.

Накопление общественного богатства, частные капиталы обеспечивали экономическую основу негосударственного добровольного перераспределения материальных ресурсов.

Благотворительность в экономическом аспекте выступает как общественный механизм перераспределения, действующий наряду с государственным, обязательным перераспределением общественного богатства. Этот механизм принадлежит исключительно обществу и реализует его интересы.

Можно подвести некоторые итоги. Развитие производительных сил в XVIII в. привело к трансформации социальной структуры общества, общественного сознания, образа жизни значительного количества населения.

Интенсивная миграция населения в города, ухудшение условий жизни и труда, резкая поляризация бедности и богатства, массовая бедность, безработица, рост преступности, проявление социального недовольства показали, что рынок несовершенен и необходимы механизмы, противостоящие порождаемым рыночными отношениями рискам социального положения. Старые механизмы в новых условиях оказались несостоятельны.

Это требовало предотвращения социальных бедствий, в основном бедности, в целях сохранения социальной и экономической устойчивости и стабильности общества, поддержания социального перемирия.

Участие в системе социальной помощи власти и общественных институтов-субъектов социальной помощи обусловило новую ее парадигму – государственно-общественную.

Новая модель социальной помощи характеризуется:

  • • государственной законодательной регламентацией отношений социальной помощи;
  • • усилением роли власти как института-субъекта социальной помощи; формированием властной инфраструктуры социальной помощи, активизацией социальной работы;
  • • возросшим уровнем государственного финансирования;
  • • относительно высокой степенью участия институтов гражданского общества;
  • • ориентацией на противостояние новому составу рисков социального положения;
  • • децентрализацией социальных действий и финансирования;
  • • территориальным принципом организации помощи;
  • • многосубъектностью и полиформизмом экономических основ социальной помощи;
  • • всесословностью;
  • • субсидиарностью;
  • • софинансированием институтов-субъектов социальной помощи;
  • • функционированием обязательных и добровольных механизмов перераспределения и т. п.

Именно имеющая такие особенности система социальной помощи была общественно-приемлемой, отражала представления о социальной справедливости и национальной солидарности, господствовавшие в данный исторический период.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>