Полная версия

Главная arrow Социология arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ СОЦИОЛОГИИ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Теория социального конфликта

Ученым, доказывающим возможность структурнофункционального конфликта, был американский социолог Лыоис Альфред Козер (1913—2003). Его работа «Функции конфликта» (1956) положила начало разработкам социологической теории конфликта. В последующих работах «Социальный конфликт и теория социального изменения» (1956), «Этапы изучения социального конфликта» (1967), «Конфликты: социальные аспекты» (1968) он развил основные положения теории социального конфликта.

Идея анализа общественных систем сквозь призму социального конфликта существовала до возникновения социологии как самостоятельной науки. Теоретическое и идеологическое оформление эта идея получила в социологической концепции К. Маркса. В немалой степени укреплению взглядов на общество как на систему, несущую в себе различного рода противоречия и конфликты, способствовали работы Г. Зиммеля, М. Вебера, II. А. Сорокина.

Обращение Л. Козера к проблеме конфликта связано с его пониманием предназначения социологии в преобразовании общества. Американский социолог рассматривал конфликт и порядок как два равнозначных социальных процесса. При этом в противовес другим социологам, которые видели только негативные последствия конфликта, Л. Козер подчеркивал, что конфликт продуцирует одновременно как негативные, так и позитивные последствия. Поэтому он ставил перед собой задачу — определить условия, при которых последствия конфликта могут быть либо негативными, либо позитивными. В предисловии к русскому изданию «Функций социального конфликта» (М., 2000) автор писал: «Я стремился обосновать тезис, что в различных социальных условиях социальные конфликты выполняют позитивные функции. Конечно, не любой и не все социальные конфликты выполняют позитивные функции, но социолог должен выявить те социальные контексты и социальные условия, в которых социальный конфликт помогает скорее выздоровлению, чем загниванию общества или его составляющих» [5, с. 25].

Для Л. Козера конфликты — не социальные аномалии, а необходимые, нормальные естественные формы существования и развития социальной жизни. Практически в каждом акте социального взаимодействия заключена возможность конфликта. Он определял конфликт как противоборство социальных субъектов (индивидов, групп), которое возникает из-за дефицита власти, статуса или средств, необходимых для удовлетворения ценностных притязаний, и предполагающее нейтрализацию, ущемление или уничтожение (символическое, идеологическое, практическое) противника.

Предметом, из-за которого возникает абсолютное большинство конфликтов, по мнению Л. Козера, являются реальные социальные блага, признаваемые обеими сторонами в качестве таковых. Основные причины конфликта — дефицит ресурсов и нарушение принципов социальной справедливости при их распределении. Инициаторами обострения отношений и доведения их до степени конфликтов являются чаще всего представители тех общественных групп, которые считают себя социально ущемленными. Чем устойчивее их уверенность в этом, тем активнее они инициируют конфликты и тем чаще облекают их в противоправные, насильственные формы. Длительность конфликта во многом зависит от таких факторов, как ясность целей конфликтных групп, как степень их согласия по поводу смысла победы или поражения, как способности лидеров к трезвым оценкам своих действий и возможных результатов.

Л. Козер подразделял социальные конфликты па реалистические и нереалистические. К реалистическим конфликтам он относил те конфликты, для разрешения которых в обществе имеются все необходимые предпосылки. Нереалистические же конфликты — это те коллизии, где участники оказались в плену антагонистических эмоций и страстей, и пошли по пути выдвижения явно завышенных требований и претензий друг к другу.

Л. Козер считал, что конфликты играют интегрирующую и стабилизирующую роль в обществе. Он заявлял, что социолог должен выявить те социальные контексты и социальные условия, в которых социальный конфликт помогает «скорее выздоровлению, чем загниванию общества или его составляющих». Социолог обращал внимание на то, что многие современные ему коллеги далеки от понимания необходимости и признания позитивной роли конфликта как элемента социальных отношений. Они склонны видеть в нем лишь разрушительный феномен. Ему была ближе точка зрения Г. Зиммеля, согласно которой «конфликт — это форма социализации».

Конфликт понимался Л. Козером как процесс социального взаимодействия людей, как инструмент, с помощью которого возможно формирование, стандартизация и поддержание социальной структуры. В его представлении социальный конфликт способствует установлению и сохранению границ между группами, реанимации групповой идентичности, предохранению группы от ассимиляции.

Рассуждая о позитивных функциях конфликта, американский социолог характеризует среди них такие, как группосозидающие и группосохраняющие функции. Благодаря конфликту происходит разрядка напряженности между его антагонистическими сторонами. Согласно его мнению, важными оказываются коммуникативно-информационная и связующая функции, поскольку на основе выявления необходимой информации и установления коммуникации, вслед за которыми становится реальным партнерское взаимодействие, может происходить замена враждебных отношений дружественными. Среди позитивных функций конфликта, рассматриваемых Л. Козером, следует отметить созидание и конструирование общественных объединений, способствующих сплоченности группы и такую функцию, как стимулирование социальных изменений.

Конфликт, по мнению Л. Козера, реализуя позитивные функции, способствует разрядке напряженности, стимулирует социальные изменения, создание общественных объединений, развитие коммуникативных связей. Американский социолог ссылался на «парадокс Зиммеля», согласно которому важным средством сдерживания конфликта является выяснение возможностей его участников до реального наступления самой конфликтной ситуации, что позволяет смягчить ее последствия. Это теоретическое положение сегодня имеет большое практическое значение и в международных отношениях, и во внутренней жизни стран, переживающих сложные, в том числе переходные, процессы.

Л. Козер выделял два типа социальных систем, различающихся между собой характером отношения к общественным конфликтам. Первый тип — твердые или жесткие системы деспотически-тоталитарного характера, внутри которых может господствовать идеологическое табу на упоминание о существовании внутренних конфликтов. В таких государственных системах отсутствуют институциональные политико-юридические механизмы разрешения конфликтов. Реакция государственных механизмов на отдельные вспышки конфликтных ситуаций имеет жесткий, репрессивный характер. Внутри таких социальных систем у индивидов и групп не вырабатываются навыки конструктивного поведения, а у самих конфликтов пет возможности играть конструктивную роль в жизни общества и государства. Второй тип социальных систем — гибкие. В них существуют официально признанные, активно практикуемые институциональные и виеинституци- ональные средства урегулирования конфликтов. Это позволяет совершенствовать навыки разрешения конфликтов, выявлять в конфликтах конструктивные элементы. Твердо-жесткие системы постепенно разрушаются от идущих изнутри возмущений социальной материи. Гибкие социальные макросистемы, в силу их адаптированное™ к подобным возмущениям, оказываются более долговечными.

В работе «Функции конфликта» американский социолог пришел к выводам, касающимся анализа конфликта как на внутригрупповом, так и внегрупповом уровнях и связывающим его с социальными структурами, институтами и социальной системой. Он считал, что дело не в конфликте как таковом, а в характере самой социальной структуры и социальной системы. Л. Козер утверждал, что анализ различных типов конфликта и социальных структур привел его к заключению, что конфликт бывает дисфункционален для тех социальных структур, которые недостаточно или вовсе нетерпимы по отношению к конфликту и в которых сам конфликт не институционализирован. Острота конфликта, грозящего «полным разрывом» и подрывающего основополагающие принципы социальной системы, напрямую связана с жесткостью ее структуры. Равновесию подобной структуры угрожает не конфликт как таковой, а сама эта жесткость, способствующая аккумуляции враждебных чувств и направляющая их вдоль одной оси, когда конфликт все-гаки вырывается наружу.

Л. Козер был одновременно критиком и последователем К. Маркса. Он также рассматривал общество как подвижное равновесие противостоящих сил, порождающих социальное напряжение и борьбу. Для него классовая борьба — это источник прогресса. А социальный конфликт — это ядро. Базис общества — эго не отношения, в которые люди вступают в процессе материального производства, а надстройка — это культурная суперструктура, охватывающая социальные, политические и духовные процессы. Люди по факту рождения принадлежат к различным классам, они не могут выбрать или сменить социальную принадлежность. Таким образом, классовая борьба и классовые роли предопределены заранее и социальная мобильность невозможна. Л. Козер считал, что многие положения марксистской теории конфликта верны для раннего капитализма, а современный капитализм характеризуется рядом новых черт, позволяющих регулировать возникающие конфликты.

Значение теории конфликта Л. Козера состояло в расширении «исследовательского поля» рассмотрения общественной жизни и выхода его за ограниченные рамки структурно функционального анализа с его акцентом на «стабильность» и «порядок». Его критика функционализма была направлена не столько на разоблачение «идеологии равновесия», как у большинства леворадикальных социологов, сколько на показ ограниченности нормативно-стабилизационного подхода к социальной действительности.

Ральф Густав Дарендорф (1929—2009) — англо-немецкий социолог, политолог и политический деятель, автор теории «конфликтной модели общества», которая представлена в работах «Социальные классы и классовый конфликт в индустриальном обществе» (1957), «Общество и свобода» (1961), «Очерки по теории общества» (1968), «Конфликт и свобода» (1972), «Человек социологический» (1973), «Современный социальный конфликт» (1982).

Теория «конфликтной модели общества» возникла у Р. Дарендорфа как реакция на универсальные претензии интеграционизма структурно-функционалистской теории и альтернатива марксизму. Выступая против консенсусной теории общества Т. Парсонса, социолог утверждал, что порядок и стабильность следует рассматривать как патологии общественной жизни. Отрицая понятия «страта» и «слой», Р. Дарендорф пользовался понятием «класс».

В отличие от марксистов основой определения классов он считал не наличие или отсутствие собственности, а отношения господства и подчинения, точнее участие или не участие во властных отношениях. При этом господство в одной ассоциации не означает и не обязательно предполагает господства во всех других ассоциациях, к которым принадлежит человек и «наоборот, подчинение в данной ассоциации не означает подчинения в других». Являясь одновременно членом нескольких ассоциаций и занимая там разные позиции, выполняя различные социальные роли, человек участвует сразу в нескольких, не зависящих друг от друга социальных конфликтах. Отсюда окончательное определение классов по Дарендорфу как конфликтующие социальные группировки или группы социального конфликта, основанные на участии или неучастии в отправлении власти в императивно координированных ассоциациях.

Р. Дарендорф полагал, что в основе конфликта лежит противоположность интересов и отношений его участников. Наличие противоречивых отношений он объяснял различием интересов. Поэтому для выяснения природы конфликта, но его мнению, следует понять, какие интересы не совпадают, какова степень этого несовпадения и как осознают их сами участники конфликта. При этом требуется соблюдение одного важного условия: стороны конфликта должны характеризоваться заметной идентичностью, т.с. вступающие в конфликт должны принадлежать к определенным социальным группам, организациям, институтам.

Противоположные интересы, определяющие суть конфликта, рассматривались социологом как явные и неявные, очевидные и скрытые (латентные). Последние могут не всегда осознаваться участниками конфликта, что ставит в повестку дня в качестве одного из средств его регулирования необходимость четкого осмысления интересов обеих сторон в возникшей сложной ситуации. В этой связи Р. Дарендорф утверждал, что латентные интересы принадлежат социальным позициям. Они не обязательно являются осознаваемыми и признаваемыми представителями этих позиций, предприниматель может отклоняться от своих латентных интересов и быть заодно с рабочими.

С точки зрения Р. Дарендорфа, конфликт является естественным результатом любой системы управления, как бы совершенна она ни была. Основная социальная задача конфликта — стабилизация социальных процессов. В этом смысле конфликт позитивен. Чтобы использовать его в интересах общества и отдельных социальных групп, необходимо не разрешение и тем более не подавление его, а регулирование конфликта. Он считал, что социальные конфликты, т.е. систематически вырастающие из социальной структуры противоречия, «принципиально нельзя разрешить в смысле окончательного устранения». Регулирование социальных конфликтов является решающим средством уменьшения насильственности почти всех видов конфликтов. Среди форм регулирования конфликтов Р. Дарендорф выделял три: примирение, посредничество, арбитраж. «Эти формы, — утверждал он, — являются выдающимся механизмом уменьшения силы классового конфликта».

Однако, заявлял социолог, конфликты не исчезают посредством их регулирования. Они не обязательно становятся сразу менее интенсивными. Но в такой мере, в какой их удается регулировать, они становятся контролируемыми, и их «творческая сила» используется для постепенного развития социальных структур. Для регулирования социальных конфликтов, утверждал Р. Дарендорф, необходимо соблюдение ряда условий. Должны существовать специальные социальные институты с соответствующими полномочиями, их решения становятся обязательными для конфликтующих сторон. Эти институты вырабатывают правила поведения, которые признаются конфликтующими сторонами, а власти максимально способствуют реализации арбитражных функций.

Понимая под конфликтом отношения противоположности норм и ожиданий, институтов и групп, Р. Дарендорф использовал их в качестве критериев выделения типов конфликтов. Он различал конфликты между различными ожиданиями применительно к одной роли, между ролями, внутри социальных групп, между группами. При этом речь идет о конфликтах не только реальных, но и потенциальных групп, которые с точки зрения несения ими конфликтогенных начал Р. Дарендорф называл квазигруппами. Ранжируя конфликты: конфликт противников одного ранга, конфликт противников, находящихся в отношении подчинения одного другому, конфликт целого и части, социолог выделял 15 типов конфликтов. Кроме того, он обращал внимание на конфликты между отдельными странами и группами стран, внутри общества в целом.

Р. Дарендорф полагал, что конфликтная модель общества является ведущей и объясняющей практически все сколько-нибудь значимые социальные процессы. Эта модель базируется на следующих трех положениях.

  • 1. В каждом обществе несогласия и конфликты повсеместны.
  • 2. Каждое общество базируется на насилии одних его членов над, другими.
  • 3. Конфликты являются следствием изменений в обществе и сами ведут к ним.

Для Р. Дарендорфа суть социального конфликта — борьба различных групп за власть, борьба, которая выступает как антагонизм между властью и сопротивлением ей. Сам конфликт порождается властью, являющейся следствием неравного положения людей в обществе, в котором одни имеют ее, а также силу и деньги (поэтому командуют), другие — не имеют этого ничего (поэтому вынуждены подчиняться). Главное, к чему призывал социолог, — не доводить социальные конфликты до социальных потрясений.

Р. Дарендорф вторил Г. Зиммелю и Л. Козеру, утверждая «политику свободы политикой жизни с конфликтом». Повсеместно распространена оценка Р. Дарендорфа как представителя диалектической теории конфликта в духе традиций диалектического подхода К. Маркса. В постиндустриальном обществе основное противоречие социальной системе перемещается, по его мнению, из экономической плоскости, из сферы отношений собственности в область отношений господства-подчинения и основной конфликт связан с перераспределением власти.

Р. Дарендорф определял конфликт как любое отношение между элементами, которое можно охарактеризовать через объективные или субъективные противоположности. Его внимание было сосредоточено на структурных конфликтах, которые представляют собой лишь один из типов социальных конфликтов. Путь от устойчивого состояния социальной структуры к развертывающимся социальным конфликтам, что означало, как правило, образование конфликтных групп, аналитически проходит в три этапа.

Первый этап связан с возникновением каузального фона латентных, но реально противоположных друг другу и потому конфликтных интересов, представляемых двумя агрегатами социальных позиций в виде квазигрупп.

Второй этап развития конфликта состоит в осознании латентных интересов и организации квазигрупп в фактические группы (группы интересов). Конфликты всегда стремятся к кристаллизации и артикуляции.

Для проявления конфликтов необходимо выполнение определенных условий:

  • — технических (личные, идеологические, материальные);
  • - социальных (систематическое рекрутирование, коммуникация);
  • — политических (свобода коалиции).

Третий этап заключается в развертывании сформировавшегося конфликта, т.е. в столкновении между сторонами, отличающимися ярко выраженной идентичностью (нации, политические организации и т.д.). Если такая идентичность еще отсутствует, конфликты в некоторой степени являются неполными.

Формы социальных конфликтов изменяются в зависимости от действия переменных и факторов вариабельности. Выделяется переменная насильственное™, под которой подразумеваются средства, выбираемые борющимися сторонами, чтобы осуществить свои интересы. На одном полюсе шкалы насильственное™ находятся международная война, гражданская война, вообще вооруженная борьба с угрозой для жизни участников, на другом — беседа, дискуссия и переговоры в соответствии с правилами вежливости и с открытой аргументацией. Между ними находится большое количество поливариантных форм взаимодействия: забастовки, конкуренция, ожесточенно проходящие дебаты, драки, попытка взаимного обмана, угроза, ультиматум и т.д.

Переменная интенсивность относится к степени участия сторон в данных конфликтах. Она определяется значимостью предмета столкновения. Р. Дарендорф пояснял данное положение следующим примером: борьба за председательство в футбольном клубе может проходить бурно и даже с применением насилия, но она, как правило, не означает для участников так много, как в случае конфликта между предпринимателями и профсоюзами по поводу заработной платы.

Важным параметром, влияющим на уровень интенсивности конфликта, является социальный плюрализм, т.е. напластование или разделение социальных структур. Для сложных обществ характерно сочетание множества интересов и конфликтов, представляющих собой некий уравновешенный механизм, предотвращающий нестабильность. Интенсивность конфликта снижается по мере того, как структура общества становится плюралистической. Пересечение интересов разнообразных социальных институтов порождает множество разнообразных конфликтов, за счет чего снижается их интенсивность.

По мнению Р. Дарендорфа, метод подавления конфликта является не эффективным способом обращения с конфликтами. В той мере, в какой социальные конфликты пытаются подавить, возрастает их потенциальная «злокачественность», и тогда взрыв предельно насильственных конфликтов является лишь делом времени. Во всей истории человечества революции представляют доказательства этого тезиса. Метод подавления социального конфликта не может использоваться в течение продолжительного срока, т.е. периода, превышающего несколько лет.

Разновидностью подавления конфликта является метод отмены конфликта, под которым понимается радикальная попытка ликвидации противоречий путем вмешательства в соответствующие социальные структуры. Но социальные противоречия объективно невозможно разрешить в смысле окончательного устранения. «Единство народа» и «Бесклассовое общество» — это только два примера подавления конфликтов под видом их разрешения.

Наконец, метод регулирования конфликтов предполагает контролирование динамики их развития, понижение уровня насилия и постепенный перевод их на службу развития социальных структур. Успешное регулирование конфликта предполагает следующие условия:

  • — осознание конфликта, его естественной природы;
  • — регулирование конкретного предмета конфликта;
  • - организация конфликтных групп как условие для его возможного успешного урегулирования;
  • — соглашение участников на определение «правила игры», в соответствии с которыми они хотят решить возникшую проблему.

«Правила игры», типовые соглашения, конституции, уставы и т.п. могут быть эффективны только в том случае, если они не отдают предпочтения одному участнику в ущерб другому.

«Правила игры» касаются способов, которыми социальные субъекты намериваются решать свои противоречия. Р. Дарендорф предлагал ряд способов, которые могут применяться последовательно в диапазоне от ненасильственных до принудительных вариантов решения проблем.

  • 1. Переговоры. Данный способ предполагает создание органа, в рамках которого конфликтующие стороны регулярно встречаются с целью обсуждения проблем конфликта и принятия решений установленными способами (большинством, квалифицированным большинством, большинством с правом вето, единогласно).
  • 2. Посредничество. Наиболее мягкая форма участия третьей стороны в регулировании конфликта на основе добровольного соглашения его непосредственных участников.
  • 3. Арбитраж представляет собой обращение субъектов конфликта к третьей стороне, решения которой носят для пего либо рекомендательный, либо обязательный характер. Последний вариант практикуется в тех ситуациях, когда необходимо сохранение формы государственного правления и обеспечения мира в области международных отношений.

С точки зрения Р. Дарендорфа, конфликт является движущей силой изменений, но он не должен быть войной между народами или гражданской войной. В рациональном обуздании социальных конфликтов заключается одна из центральных задач политики.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>