Войны начала XVIII в. Формирование системы «баланса сил» в Европе

В начале XVIII в. в разных концах европейской системы одновременно вспыхнули две большие войны. Несмотря на то, что состав участников этих конфликтов был совершенно различным, они оказывали друг на друга большое влияние, а также сыграли важную роль в формировании системы отношений между европейскими государствами, существовавшей в течение практически всего XVIII в.

Война за испанское наследство (1701 — 1714) имела своей причиной борьбу за трон Испании. К концу XVII в. некогда могущественное государство ослабело, а король Карл II не имел наследников. Проблема стала очевидной еще в 1690-е гг.; тогда же начались активные переговоры по проблеме раздела испанского наследства между заинтересованными сторонами. Ключевых претендентов на престол было двое: сын Людовика XIV Людовик «Великий Дофин» и австрийский эрцгерцог Карл (сын императора Священной Римской империи Леопольда I). Оба они приходились племянниками испанскому королю Карлу II. Однако ни одна, ни вторая кандидатура не устраивала ключевых игроков, поскольку привела бы к недопустимому усилению позиций Франции и Австрии соответственно. В 1698 г. было заключено англо-французское соглашение, но которому часть испанских владений доставалась Франции, часть — австрийским Габсбургам, а наследником испанской короны становился сын баварского курфюрста, также приходившийся родственником Карлу II. Однако эта политическая комбинация рухнула после внезапной смерти в 1699 г. юного принца-нретендента. За согласие на кандидатуру эрцгерцога Карла французы потребовали для себя сверх испанских владений в Южной Италии еще и герцогство Лотарингское. Австрийская сторона, однако, отвергла эти претензии. Еще больше запутывал ситуацию испанский король, который в 1698 г. назначил своим преемником баварского принца (без каких-либо компенсаций Франции), а в 1700 г. — внука Людовика XIV Филиппа Анжуйского. В том же году Карл II скончался.

Попытка Людовика XIV, опираясь на завещание испанского монарха, установить полный контроль над испанским наследством была воспринята в европейских столицах как сигнал об объявлении войны. В 1701 — 1702 гг.

против Франции был сформирован «Великий союз», основными участниками которого стали Англия, Голландия и крупнейшие германские государства Империи: Австрия, Бранденбург, Саксония. Свои войска в обмен на субсидии выставила и Дания. Общим кандидатом на испанский престол от коалиции стал эрцгерцог Карл. «Великому союзу» противостояли объединенные силы Франции и Испании. В числе их союзников выступили традиционная соперница Габсбургов Бавария и герцогство Савойя, а Португалия обещала благожелательный нейтралитет.

В условиях, когда французские войска стояли в Испанских Нидерландах и имели в лице своих союзников плацдармы для наступления в Германии и Италии, авантюра Людовика XIV, казалось, имела шансы на успех. Однако в противостоянии с такими талантливейшими полководцами своего времени, как герцог Мальборо и Евгений Савойский, французы терпели поражения. В 1703 г. дипломатия «Великого союза» добилась перехода на свою сторону Савойи и Португалии. Последнее обстоятельство позволило эрцгерцогу Карлу при поддержке англо-голландских сил высадиться в Испании и провозгласить себя испанским королем. Борьба двух претендентов в Испании развивалась далее с переменным успехом. В 1704 г. была разгромлена и выведена из войны Бавария. Для франко-испанского блока война окончательно превратилась в оборонительную. К 1708 г. испанские владения в Италии и Южных Нидерландах были потеряны, и боевые действия впервые оказались перенесенными на французскую территорию. Война грозила закончиться для Франции катастрофой.

Однако ослабление единства враждебной коалиции позволило Франции вновь избежать полного поражения. После смерти Вильгельма Оранского и вступления на английский престол Анны Стюарт англо-голландская уния распалась. Полный разгром Людовика XIV был не в интересах Англии, которой самой предстояло решение проблемы престолонаследия ввиду отсутствия у королевы детей. Дания, Саксония и Пруссия оказались отвлечены войной со Швецией. Кроме того, неожиданно для всех Филипп Анжуйский смог самостоятельно утвердиться на испанском троне. Однако решающее значение имела смерть в 1711 г. императора Иосифа I. Австрийский престол и императорская корона перешли к его брату эрцгерцогу Карлу (Карлу VI). Это сразу же изменило ситуацию: став испанским монархом, он тем самым получил бы иод свой контроль территории, сопоставимые с владениями его знаменитого тезки Карла V. В этом не были заинтересованы не только французы, но и союзники Австрии по «Великому союзу». Боевые действия остановились, и уже в октябре 1711 г. в Лондоне был подписан предварительный англо-французский мирный договор.

В начале 1712 г. в Утрехте открылся мирный конгресс. Император Карл VI отказался принять в нем участие, все еще надеясь получить испанскую корону. Однако после того, как Англия, Голландия, Савойя и Бранденбург подписали Утрехтский мир с Францией в апреле 1713 г., австрийцам оставалось лишь последовать их примеру. В марте 1714 г. между Священной Римской империей и Францией был заключен Раштаттский мир. По условиям Утрехтского и Раштаттского мира внук французского короля все же стал испанским монархом под именем Филиппа V. Объединение французской и испанской корон в одних руках было запрещено. Однако противники Франции тоже получили свою часть испанского наследства. Австрия приобрела Испанские Нидерланды и испанские владения в Италии: Миланское герцогство, Неаполитанское королевство, часть Тосканы, Сардинию. Англия обеспечила себе контроль над средиземноморской торговлей, закрепив за собой Гибралтар и остров Менорку. Кроме того, англичане получили целый ряд французских колониальных владений в Северной Америке и исключительное право на торговлю с испанскими колониями в Латинской Америке — асьенто.

Война за испанское наследство была проиграна Людовиком XIV не только на полях сражений, но и дипломатически. Ему так и не удалось добиться поддержки со стороны крупных европейских держав, а Испания, в силу внутреннего экономического и политического кризиса, таковой уже являлась лишь номинально. Французский король рассчитывал на помощь Швеции, однако последняя оказалась вовлечена в другой, еще более продолжительный конфликт. В последние годы XVII в. против Швеции, как и против Франции, сформировался блок соседних государств, недовольных ее чрезмерным усилением. В состав так называемого Северного союза в 1699 г. вошли Речь Посполитая и Саксония (саксонский курфюрст являлся одновременно польским королем), Дания и Россия. В следующем году эта коалиция начала против Швеции войну, получившую название Великой Северной войны (1700—1721).

В 1700—1702 гг. молодой шведский король Карл XII смог последовательно нанести поражение датской, русской и польской армиям. Однако польская кампания, вопреки ожиданиям, затянулась на несколько лет. Только к 1706 г. шведскому королю удалось утвердить на польском престоле своего ставленника Станислава Лещинского. Однако к этому моменту Россия под руководством Петра I смогла восстановить и значительно модернизировать свою армию. Первым успехом стало отвоевание у шведов части восточного побережья Балтики от Нарвы до Финского залива. В 1703 г. в устье Невы был заложен Санкт-Петербург. Карл XII смог сосредоточиться на войне с Петром I только в конце 1707 г. Однако, полагаясь на поддержку, обещанную ему гетманом Мазепой, шведский король двинулся из Польши не на север, а на юго-восток, на Украину. Попытка разгромить здесь русские войска обернулась для шведов тяжелым поражением в Полтавской битве в июле 1709 г. и бегством Карла XII в Турцию.

Событиями в Европе решил воспользоваться и турецкий султан. В 1710 г. Османская империя, не без влияния своего шведского «гостя», объявила войну России. Петр I повторил ошибку Карла XII, решив действовать наступательно с ограниченными силами и рассчитывая на выступление в турецком тылу балканских народов — сербов и греков. Свою помощь в обмен на освобождение от османского ига обещали также Дунайские княжества — Молдавия и Валахия. Однако масштабная дипломатическая подготовка расчетов не оправдала: на стороне России выступил лишь молдавский господарь Дмитрий Кантемир. Поход русской армии к Дунаю, в котором принял участие и сам Петр I, окончился ее окружением на реке Прут и тяжелыми территориальными уступками. В итоге в соответствии с Адрианопольским миром 1713 г. Россия теряла все Запорожье, выход к Азовскому морю с крепостями Азов и Таганрог, весь выстроенный там против Турции флот. В условиях продолжавшейся войны на Балтике бороться сразу с двумя противниками оказалось невозможно. Стремясь развить свой успех, в 1714 г. Турция начала войну на Балканах, где в роли ее противников выступали Австрия и Венеция. Итог войны был неоднозначным: Османской империи удалось присоединить Пелопоннес, но Австрия по условиям Пассаровицкого мира, заключенного в 1718 г., получала Ба- нат (область между реками Муреш, Тиса и Дунай), а также северную часть Сербии и Боснии.

Между тем, исход Полтавской битвы немедленно возродил к жизни антишведскую коалицию. Северный союз был восстановлен и расширен, помимо Дании и Саксонии к нему примкнули Пруссия и Ганновер. В течение следующих лет русским войскам удалось очистить от шведов прибалтийские провинции и помочь саксонскому курфюрсту Августу II вернуть себе польский престол. В 1713 г. русские войска впервые вступили на территорию Священной Римской империи, присоединившись к союзникам для боевых действий в шведской Померании. К 1715 г. Швеция утратила контроль над всеми своими владениями на южном побережье Балтийского моря. Петр I, стремясь войти в семью европейских монархов, поспешил закрепить возросшее влияние России в Северной Германии серией династических браков. Его племянницы Анна Иоанновна и Екатерина Иоанновна были выданы за герцогов Курляндского и Мекленбургского, а старшая дочь Анна — сосватана за герцога Гольштейн-Готторпского. Кратковременное появление в 1716 г. русских войск в Мекленбурге, однако, было воспринято как угроза даже союзниками Петра I.

Дальнейшие боевые действия на Балтике приобрели характер войны на истощение. Признанием этого факта стало открытие в 1718 г. на так называемом Аландском конгрессе русско-шведских переговоров о мире. Однако они были сорваны гибелью Карла XII в декабре 1718 г. в Норвегии, которую тот пытался отвоевать в качестве компенсации у датчан. Более того, окончание Войны за испанское наследство позволило державам Западной Европы, обеспокоенным активной германской политикой Петра Великого и не заинтересованным в серьезном нарушении баланса сил на Балтике, косвенно вмешаться в конфликт. Так, в 1712 г. был подписан франко-шведский договор, по которому шведы получали значительные субсидии. В 1719 г. за ним последовало англо-шведское соглашение, обеспечившее появление в Балтийском море британского флота. Это, впрочем, не помешало русскому флоту нанести поражение шведам в 1720 г. в морском сражении при острове Гренгам. Однако к этому времени из войны, удовлетворяясь уступками Швеции, один за другим вышли практически все союзники России.

Великую Северную войну удалось завершить только в 1721 г., после того как шведы убедились в бесплодности надежд на действенную помощь англичан. В соответствии с условиями Ништадтского мира Россия получала Ингрию, а также значительную часть прибалтийских провинций (Эстляндию и Лифляндию) с важнейшими портами — Нарвой, Ригой, Ревелем. В дополнение к этому Россия присоединяла к себе Карелию вплоть до Выборга и северного побережья Ладожского озера. Швеции возвращалась занятая в ходе войны русскими войсками Финляндия, а также уплачивалась крупная денежная компенсации за Лифляндию. В прибалтийских провинциях закреплялась свобода вероисповедания и право сохранения шведскими дворянами своих владений при условии принесения присяги российской короне. Условия мира выдвинули Россию в число великих европейских держав, отражением чего стал принятый в 1721 г. Петром 1 титул императора.

Итогом войн начала XVIII в. стало формирование в Европе хрупкого равновесия, основанного на принципе «баланса сил». Понятие «баланс сил» может трактоваться двояко: в более общем смысле речь идет о принципе международных отношений, в соответствии с которым государства стремятся к равновесию в системе. Принцип «баланса сил» заставляет участников международных отношений противодействовать усилению одного из акторов, которое может оказаться опасным для остальных. В более узком смысле подразумевается специфическая характеристика системы международных отношений в Европе XVIII в.

Мнение ученого

Как было справедливо отмечено П. Робертсом, несмотря на всю судьбоносность исхода Войны за испанское наследство, творцы дипломатического урегулирования в Утрехте не ощущали себя вершителями нового миропорядка — в отличие от того, как это происходило в 1814, 1919 и 1945 гг. И все же проект, предложенный английской дипломатией в качестве основы для переговоров, содержал в зародыше черты нового мироустройства. В некотором отношении был сделан шаг вперед по сравнению с постановлениями 1648 г. В частности, предусматривалось коллективное вмешательство в случае нарушения положений мира, а не делегирование таких полномочий избранным гарантам, как прежде. В Утрехте британская и французская дипломатии проявили примечательную готовность выйти за рамки своекорыстных узконациональных интересов. Мирные соглашения 1713—1714 гг. впервые открыто подчеркивали значимость баланса сил. Территорий!ьные изменения и сохранение союзов в мирное время были направлены на предотвращение гегемонии любого из главных акторов системы. В этом отношении Утрехтский мир сохранит свое значение на протяжении всего столетия.

Несмотря на отмеченные выше позитивные новации, потенциал создания устойчивой системы поддержания мира реализован нс был. Исследователи отмечают то, что Утрехтский и Раштадский мир нс ставили действенных барьеров на пути возникновения новых войн в Европе, в том числе и порожденных династическими притязаниями соперничавших дворов. Положения мирных договоров, в частности, скорее подпитывали реваншизм Испании, справедливо рассматривавшей себя в качестве главной проигравшей, нежели способствовали скорейшей ее интеграции в существующую систему.

Стремление не допустить усиления одной из стран являлось, конечно, одним из ключевых признаков системы «баланса сил» XVIII в. Во многих случаях не допустить усиления соседа становилось важнее, чем самому получить какие-либо выгоды. В любом случае осуществить какие-либо территориальные изменения, не предоставив при этом компенсаций другим игрокам, было почти невозможно. Все это вело к тому, что осуществлять экспансию стало значительно сложнее. Для дипломатов того времени идея «баланса сил» в Европе имела ключевое значение, а его поддержание выступало в роли главного интереса. Однако представление о том, каким должен быть справедливый баланс сил, у политиков каждой страны было своим. Эпоха «баланса сил» XVIII в. характеризовалась частым возникновением и быстрым распадом коалиций. Количество войн уменьшилось, они приобрели ярко выраженный «кабинетный» характер и велись, как правило, с ограниченными целями. Однако, поскольку потенциал государств определялся множеством факторов, в том числе и внутренних, изменения в системе все же происходили.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >