Полная версия

Главная arrow История arrow История Востока

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

5.4. Палестина, Израиль и ближневосточный конфликт

Образование государства Израиль в 1948 г. стало отправной точкой ближневосточного конфликта. Все началось с первой арабо-израильской войны, вспыхнувшей в связи с решением ООН создать в Палестине государство евреев. Придя на помощь палестинцам, группа арабских стран (Египет, Сирия, Ливан, Ирак, Иордания, а затем также Саудовская Аравия и Йемен) объявила войну Израилю. Результаты войны были печальны для арабов. Большую часть предназначавшейся палестинцам территории Израиль захватил, а остальная попала под власть Иордании (западный берег реки Иордан) и Египта (сектор Газа). Именно в это время, на рубеже 1948-1949 гг., из Палестины было изгнано около 900 тыс. арабов, нашедших убежище в различных, в основном соседних арабских странах. Возникла острая проблема беженцев, причем попытки расселить их с выплатой компенсации и последующей адаптацией на новых местах (с такого рода инициативой выступили, в частности, США) вызвали бурю возмущения и были с негодованием отвергнуты. Палестинцы стремились вернуться на свою родину, а родственные им арабские страны горели желанием осуществить это, а заодно и наказать Израиль.

Спустя почти двадцать лет, когда Египет времен Насера был, как казалось, в расцвете сил и в частности обрел достаточно хорошо вооруженную с помощью СССР армию, наступил момент для нового конфликта. Политика Египта, не скрывавшего своих намерений в скором времени вновь скрестить оружие с Израилем, вызвала настороженность последнего. Упредив удар, израильская армия в июне 1967 г. разгромила египетскую армию и потеснила на других фронтах вооруженные формирования Сирии и Иордании. Результатом "шестидневной войны" было присоединение к Израилю западного берега Иордана и сектора Газа с соответствующим включением в государство сотен тысяч проживавших на этих землях арабов, не получивших, однако, израильского гражданства. Как упоминалось, в определенной степени они продолжали находиться - что касается западно-иорданских территорий - под опекой и юрисдикцией Иордании. Очередная, четвертая по счету, арабо-израильская война 1973 г. ("война Судного дня"), ставившая своей целью возвратить утраченное, также не принесла успехов арабским государствам. Можно сказать и больше: новая война убедительно показала, что военной силой ближневосточной проблемы не решить.

Это был сильный удар по престижу арабского мира. Ничего не оставалось, как пойти на решительный пересмотр всей стратегии противостояния Израилю, за спиной которого была поддержка США. Дальше всех в направлении пересмотра своей ближневосточной политики пошел Египет, для которого 1970-е гг. были временем переоценки многих позиций, в первую очередь внутриполитических, социальных и экономических. Президент Анвар Садат в 1979 г. заключил мир и восстановил дипломатические отношения с Израилем, что позволило ему вернуть утраченные в 1967 г. территории. И хотя остальные арабские страны дружно осудили Садата за этот шаг, расценив мир с Израилем как предательство общеарабских интересов (Египет именно после этого был на несколько лет исключен из Лиги арабских государств), решение прекратить состояние войны с Израилем со стороны крупнейшей и влиятельнейшей страны арабского мира означало как раз то, о чем уже только что было сказано: военными средствами проблему не решить. Нужно было искать иные. Какие же?

Прежде всего с середины 1970-х гг. центр тяжести противостояния Израилю переместился в сторону самих палестинцев, которые для этого должны были сорганизоваться и добиться международного признания. Собственно, именно достижение этой цели и легло в основу новой стратегии арабов в ближневосточном конфликте после войны 1973 г. Созданная еще в 1964 г. Организация освобождения Палестины (ООП), к руководству которой в 1969 г. пришел Ясир Арафат, начала энергично бороться за международное признание. В 1974 г. она приняла участие в работе Генеральной Ассамблеи ООН, затем получила официальный статус наблюдателя при ООН, была принята в ЮНЕСКО и ряд других организаций, находящихся под эгидой ООН. Территориальной базой для существования ООП и различных ее подразделений, в том числе боевых, стали Сирия и Ливан (Иордания, как отмечалось, настояла на выводе палестинцев со своей территории), финансовой основой - нефтедоллары из арабских стран.

Особый разговор о методах и средствах борьбы ООП. Несмотря на поддержку со стороны арабского мира, рассчитывать на быстрое международное признание эта организация могла лишь при условии, если бы о ее целях, стремлениях и заботах узнали все, если бы палестинская проблема оказалась в центре внимания мирового сообщества.

Но у мира множество проблем, и палестинская - лишь одна из них, причем далеко не самая животрепещущая. Следовательно, нужно было сделать так, чтобы ее заметили все, чтобы палестинцы и их дело были у всех на устах, чтобы все газеты мира писали о них. И палестинцы сумели добиться этого, начав с террористических актов, потрясших мир.

В 1972 г. во время Мюнхенской олимпиады отряд специально подготовленных боевиков проник в здание, где находились израильские спортсмены, и хладнокровно уничтожил группу невооруженных людей. И хотя израильтяне позаботились о том, чтобы все арабские боевики, принявшие участие в этой резне, были уничтожены, дело было сделано. Начались взрывы и похищения людей, захваты самолетов и угроза жизни случайно захваченных заложников. Не проходило и года, чтобы очередной террористический акт не напоминал миру о том, что палестинцы существуют и требуют к себе внимания мировой общественности. Мало того, с легкой руки палестинских террористов, сумевших добиться своей цели и доказавших эффективность методов террора в век массовой информации, те же методы стали успешно использовать и другие агрессивные меньшинства и экстремистские группы, от басков и ирландцев до "красных бригад" или групп "прямого действия". После 1978 г. едва ли не лидирующие позиции в терроризме заняли шиитские сторонники иранского аятоллы. К слову, к этому времени палестинский терроризм стал постепенно уходить в прошлое. Террористических актов, совершаемых палестинцами, становилось все меньше, и они терялись среди массы других аналогичных экстремистских выступлений.

Разумеется, официальные руководители ООП всегда открещивались от действий боевиков. Но боевики и смертники-шахиды заставили мир со вниманием отнестись к палестинцам и их проблемам. ООП была признана в качестве руководителя палестинского движения практически всеми государствами мира, установившими с ней отношения и предоставившими ей право представительства в своих столицах. Ближневосточный конфликт на долгие годы оказался в центре внимания мировой прессы. Проблема палестинцев стала объектом заботы многих держав, включая и великие. Было принято решение об организации международного совещания по ближневосточному вопросу с участием всех заинтересованных сторон и так или иначе озабоченных его решением великих держав. Практически проблема долгие годы упиралась лишь в то, чтобы на такого рода совещание согласился Израиль. Но как раз в этом пункте, что называется, нашла коса на камень. Сумевший защититься от ударов палестинских боевиков Израиль не без оснований обвинил в терроре всю ООП и наотрез отказался иметь с ней дело, считать ее официальным и тем более единственным представителем народа Палестины. Формально ему помогал и отказ ООП признать право Израиля на существование, для чего нужно было публично заявить о принятии соответствующей резолюции ООН, но Арафат с этим не торопился. Если задаться вопросом, почему ООП не спешила официально признать право Израиля на существование, которое и сегодня многие арабские страны не признают, то окажется, что здесь сыграли свою роль разногласия и в мире арабских стран, и в рядах самой ООП по поводу того, как вести дела с Израилем.

пример

Аннексировав Кувейт в августе 1990 г., Ирак неожиданно для многих обрел горячего союзника в лице Арафата. Неожиданно потому, что несколько сотен тысяч палестинцев работали в Кувейте и жили за счет кувейтских нефтедолларов, что, казалось бы, подразумевало их лояльность по отношению именно к Кувейту. Решительный выбор противоположного характера означал, что палестинцы во главе с Арафатом меньше всего были озабочены долгом благодарности по отношению к приютившему палестинцев и давшему им хорошие заработки Кувейту. Не благо палестинцев было целью ООП, как не оно является целью организации Хамаз в Газе сегодня. Чем больше палестинцы будут работать, забывая о главном, о войне с израильтянами, тем хуже. И хорошо, что нашелся лидер, проявивший решимость, имеющий силу, пользующийся доверием людей и к тому же твердо намеренный покончить с Израилем, о чем Хусейн тогда, в 1990-е гг., не стеснялся громко напоминать. Стоит добавить к этому, что ряд лидеров ООП считали даже Арафата весьма умеренным, за что он постоянно критиковался сторонниками более жесткой линии по отношению к Израилю.

Сказанного достаточно, чтобы понять, сколь накалена была обстановка вокруг Палестины и сколь велика была ненависть к Израилю не только и не столько как к агрессору, захватившему принадлежащие палестинцам земли, сколько как к государству, само существование которого недопустимо. Любой диктатор, бравшийся помочь в уничтожении Израиля, становился другом и братом палестинцев. Такой была не приукрашенная реальность, даже если она порой смягчалась явно вынужденными обстановкой заявлениями о готовности признать право Израиля на существование при определенных условиях. К подобного рода заявлениям лидеры ООП вынуждены были прибегнуть после провала авантюры Хусейна в Кувейте, в связи с чем международный рейтинг Израиля, проявившего сдержанность, резко повысился, тогда как рейтинг ООП, Арафата и соответственно палестинцев и их дела явно понизился. Причем понизился в глазах не только внешнего мира, но и наиболее богатых арабских стран. Так, Совет сотрудничества арабских стран Персидского залива на некоторое время даже приостановил в связи с поведением палестинцев регулярную помощь им. Конечно, палестинское дело по-прежнему осталось в глазах арабов делом правым и касающимся всех арабов, но престиж его на некоторое время упал.

На этом новом фоне вскоре после победы над Ираком США и СССР приняли меры для решения сложной палестинской проблемы. Однако многосторонние переговоры, проходившие на виду у всего мира и постоянно осложнявшиеся непредсказуемыми политическими поворотами, не могли дать результата, тем более быстрого. Зато конфиденциальные встречи представителей Израиля и ООП, проходившие в Осло под патронажем норвежского министра иностранных дел, в сентябре 1993 г. завершились торжественно подписанным соглашением. ООП и Израиль официально признали друг друга, а сектор Газа и город Иерихон были переданы под управление ООП. Конечно, окончательное решение палестинской проблемы было еще далеко, но соглашение 1993 г. означало политический прорыв, который не случайно сравнивали с падением берлинской стены.

Вторая половина 1990-х гг. привела к некоторым успехам в деле налаживания палестино-израильских отношений и урегулирования ближневосточного кризиса. Под лозунгом "Мир в обмен на земли" израильтяне стали понемногу уступать палестинцам занятые ими территории в районе Иордана при жестком условии придерживаться строго оговоренных норм поведения, в частности защиты прав еврейских поселенцев. Эти уступки спровоцировали эксцессы со стороны недовольных израильтян. Жертвой их недовольства стал премьер-министр Израиля, лауреат Нобелевской премии мира (1994) Ицхак Рабин, убитый ультраправым израильским экстремистом в ноябре 1995 г. Однако пришедший ему на смену и многим казавшийся непримиримым Биньямин Нетаньяху продолжил политику своего предшественника. В результате его переговоров с Арафатом в 1998 г. были достигнуты новые соглашения о территориальных уступках палестинцам. Сменивший Нетаньяху в 1999 г. Эхуд Барак в основном продолжал ту же политику.

В 2000 г. начался новый взрыв ненависти в отношениях палестинских арабов и Израиля. Попытки согласовать темпы территориальных уступок палестинцам и взаимные претензии Израиля и арабов на Иерусалим осенью этого года привели к ряду провокационных выступлений с обеих сторон. Вмешательство держав и ООН практически не помогло урегулированию конфликта, так что вопрос о мирном решении проблем палестинского государства арабов пока повис в воздухе. Под знаком резкого обострения палестино-израильских взаимоотношений прошли 2001 и особенно 2002 гг. Начав так называемую интифаду (букв. "избавление"), палестинцы перешли к новой тактике - засылке в Израиль множества самоубийц-шахидов. Обвязанные поясами со взрывчаткой, сотни арабов проникали в рестораны, магазины, на рынки, в автобусы, где и взрывали смертоносные заряды, стремясь ценой своей жизни уничтожить как можно больше мирных израильтян. Эта война против гражданских лиц, включая стариков, женщин и детей, вызвала ряд выступлений израильской армии. Ее представители занимали палестинские города, искали и наказывали тех, кто руководил "войной шахидов", уничтожали запасы смертоносного оружия и предприятия, на которых оно производилось, а также пытались заставить Арафата и его окружение пойти на мирные переговоры и не допустить разгула терроризма. Однако конца терроризму не было видно.

Распаленные враждой палестинцы, как свидетельствуют съемки телекомпании CNN, открыто демонстрировали свою радость, когда весь мир 11 сентября 2001 г., погрузившись в скорбное молчание, с ужасом наблюдал за уничтожением небоскребов в Нью-Йорке. Так продолжалась, если не возрастала ненависть палестинцев не только к соседнему и главному их врагу - Израилю, но и ко всему процветающему западному миру, символом которого по-прежнему остаются США.

Проблема Палестины долго еще будет одной из самых острых на Ближнем Востоке. Однако стоит заметить, что в этом регионе есть и другие конфликты, не менее острые, например курдская проблема. Она привлекла всеобщее внимание вскоре после поражения Хусейна в 1991 г., когда иракские курды попытались было еще раз открыто выступить против иракского господства вообще и диктатуры Хусейна в частности. Под покровительством держав-победительниц, в первую очередь США, в иракском Курдистане летом 1992 г. были проведены выборы в парламент. Остро встал вопрос об автономии, но тогда на этом все завершилось. Дело в том, что проблема курдов имеет отношение далеко не только к Ираку и даже не только к арабам, ибо немалая часть 20-миллионного курдского народа проживает и в Иране, и в Турции. Ситуация в Курдистане еще не поставлена перед миром достаточно определенно как раз потому, что слишком многие из стран, поделивших между собой курдские земли и население, не заинтересованы в этом. Но проблема существует и время от времени дает о себе знать. Резкое обострение курдской проблемы на границе Турции с Ираком произошло в 1990-е гг. Турецкие войска жестоко подавили мятежные выступления курдов. В ответ курды начали энергичную партизанскую войну, сопровождавшуюся террористическими актами в разных странах мира, преимущественно в Европе, где живет много курдских эмигрантов. Арест и суд над лидером курдов Абдуллой Оджаланом в 1999 г. можно было бы считать успехом Турции, однако к решению курдской проблемы это не привело. Что будет дальше, трудно сказать, но пока путь к урегулированию этой проблемы не просматривается.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>