Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow НОВОСТНАЯ ЖУРНАЛИСТИКА. НОВОСТИ ПРЕССЫ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Единство идеи

Все заметки в стиле hard (и простые, и расширенные) конструируются в соответствии с теорией прямого лида.

Особо выделяется первый фрагмент — как главная часть сообщения, концентрированное выражение «идеи».

Репортеру необходимо:

  • • сначала уяснить себе, в чем суть события (его «идея»);
  • • если есть какой-нибудь выдающийся элемент, — написать односоставный лид с акцентом на одном элементе («кто», «когда» и пр.); если таких элементов несколько, — написать мультисоставный лид;
  • • далее в зависимости от объема имеющегося материала конструируется абзац, заметка или расширенная заметка, в которых все «позиции», все, что идет за лидом, «работают» на лид, в котором сконцентрирована «идея» сообщения.

Единая конструкция, подкрепляющая «идею»

  • • Лид как «идея» (5W + Н с учетом рейтинга элементов, их расположения в определенной последовательности и литературной обработки — подбора слов — выявляет суть факта, выступает как «idea» всего произведения).
  • • Развитие лида в уточняющих фразах, добавление недостающего, расширение какого-то из главных ответов.
  • • Абзац вспомогательного материала («материала со стороны»), «другой материал»: предыстория, сопоставимые происшествия, первые последствия).
  • • Абзац — «возврат к теме» (подкрепление всей конструкции мнением эксперта, свидетельством очевидца либо «усиленным повторением» (например: «И это случилось в самом центре столицы, совсем рядом с Дворцом правосудия»).

Деловые новости обычно обходятся без «возврата к теме». Ссылки на мнение экспертов заверстываются во вторую позицию. Например, в методических рекомендациях для корреспондентов изданий РосБизнесКонсалтинга (2002 г.) дано четкое указание: «Любая корпоративная новость имеет три раздела: первая часть — основная идея новости, т.е. сама новость. Во второй части находится дополнительная информация. В третьей части — бэк (краткая предыстория событий, “история процесса” или описание объекта новости)».

Подчеркивание смысла, выявление «идеи» начинается с момента осмысления материала, попавшего в руки журналиста. В тех же рекомендациях РБК содержатся необходимые предостережения на сей счет, призыв не доверять чужим «идеям» (ради которых, возможно, сведения и были переданы): «В пресс-релизах, как правило, содержится очень много ненужной информации <...> то, что является пиаром, не должно попадать в новости. Только повествование о событии, произошедшем с компанией, ее планы или заявление может служить предметом новости. Довольно часто основная мысль, т.е. “главное” находится в конце или в середине материала. Прочитав релиз, необходимо сразу найти главную мысль и пометить ее. Далее надо определить, какая часть информации, представленная в информационном сообщении, может служить дополнением к главной мысли. Далее надо определить, есть ли в новости бэк. Если его нет, его надо найти или вспомнить».

Повторим: «жесткие» новости — это новости без вступления. Без преамбулы. Без интриги. Единство всех вариантов hard — единство первой ведущей фразы, квинтэссенции смысла. Можно сказать, что любое сообщение в стиле hard в любой момент может быть превращено в одну фразу, в ударную хронику. Для чего и придумана «перевернутая пирамида».

Это хорошо понимают профессионалы. Одно из главных утверждений рекомендательной записки РБК своим журналистам: «Вообще вся новость заключается в первом предложении. Все, что идет после, — дополнительная информация».

Отсюда при работе над новостью в стиле hard неизменно внимание к ряду моментов:

  • • насколько многослойна информация о событии, о разных его сторонах;
  • • как правильнее выстроить «рейтинг» составляющих (что первостепенно важно, а что — второстепенно);
  • • как выглядит в конечном варианте «идея», ракурс взгляда на событие, который подчеркнут и поддержан формой, стилем изложения. Это ли я хотел сказать?

Газета «Ведомости» напоминает своим корреспондентам: «В новостных материалах <...> первый абзац должен представлять собой одно ясное и сильное утверждение».

Коррекция «идеи». Заметка с «двойным дном»

Создавая заметку, репортер может и намеренно разрушить «линейную структуру», намеренно переключить внимание на другое «смысловое зерно».

В ряде случаев сегодняшнее происшествие особо показательно в свете событий вчерашних. Ситуацию проясняет сопоставительный фон — журналист очень вовремя вводит дополнительные сведения, не разрушив при этом эффекта самоочевидности изображенного события. И тогда создается «новость с двойным дном» — заметка с неожиданным поворотом, резкой коррекцией «идеи», первоначально заявленной.

Эта форма — «новость с двойным дном» — поначалу использует структуру «перевернутой пирамиды», но потом разрушает ее... Приводится контрастный материал и создается иное представление о происшествии — вовсе не такое, какое складывалось при прочтении лида. То есть «новость с двойным дном» поначалу, подготавливая интригу, идет обычным для «жесткой» новости путем (лид, вслед за ним — развитие лида), а затем выдает «смысловой сюрприз»: развернутый дополнительный материал вовсе не подкрепляет заявленную новость, а по-новому «расшифровывает» ее. Из-за сопоставления того, что случилось, с тем, что было прежде, или с другим событием выявляется неожиданный смысловой ракурс происшедшего.

«Новость с двойным дном» — это углубленная новость на фоне неожиданной, сенсационной предыстории или же неожиданных, сенсационных сведений по поводу схожих событий.

Используется прием in-depth («вбуривание» — термин бурильщиков; целенаправленное углубление, пронизывание пластов); «вбурива- лись» и «добурились»: забил фонтан артезианской воды или нефти...

В сознании читателя возникает «новая новость», углубляющая представление о том, что случилось сегодня, либо вовсе меняющая вектор оценки. В таких сообщениях расширяется третья ступень «перевернутой пирамиды»: дополнительный материал, чье назначение в «правильной» конструкции, при линейной композиции прямого лида — подкреплять идею, заявленную в лиде, в этом случае предлагает «новую идею», новый смысл. И это подчеркивается; момент, когда вскрывается «двойное дно», предваряется словами: напомним, что.., как известно.., вспомним...

В случае, когда дополнительный расширенный материал проявляет «новую идею», привычная структура заметки «рассыпается». У «пирамиды» появляется новое «основание». Емкий абзац теряет ведущее смысловое положение, подчиняется новой идее. Лид оказывается только информационным поводом к сообщению (как бы теряет право на лидерство с появлением более существенной идеи насчет смысла происходящего). А позиция «Возврат к теме» осуществляет уже поддержку «новой идеи».

Вместо того чтобы подкреплять лид, «абзац дополнительного материала» его корректирует.

Когда вместо поддержки заявленного лида третья позиция (дополнительный материал) претендует на его переосмысление, действительно происходит смена приоритетов, вся конструкция меняется... Доминирует уже возникший новый смысл, скорректировавший первоначальную идею, вобравший ее в себя.

В «новости с двойным дном» смысл сообщения («идея» лида) подправлен умелым вводом дополнительного материала.

Этот дополнительный материал обычно выявляет скрытый масштабный конфликт.

В Лондоне разразился скандал: британский журналист опубликовал книгу «SOTHEBYsоборотная сторона медали». Например, он утверждает, что шедевры одной из последних коллекций были незаконно вывезены из крошечной индийской деревушки Локхари, а апулийские древности добыты из захоронений с помощью землеройных машин.

Напомним, что несколько месяцев назад извечный конкурент SOTHEBYs аукционный дом CHRISTIE’S ухитрился продать как современную бижутерию кольцо романской эпохи (Шеек н.э.), которое оказалось украденным из Британского музея.

Как заявил по этому поводу крупнейший эксперт музейного дела Роберт Брейн: «В мире больших аукционов явно что-то неблагополучно».

Первоначальная «идея», заявленная в емком абзаце, — «скандал», шумиха вокруг сенсации, созданной, возможно, недобросовестным журналистом. В таком ключе и было подано большинство новостных сообщений по данному происшествию; заметки завершались цитированием публично высказанного негодования адвоката SOTHEBYs: «Мы этого так не оставим.» и т.п. А в процитированном выше варианте in-depth изобретательный репортер нашел и подверстал сведения, «переигравшие тему»; соответственно, понадобилось иное мнение эксперта, подкреплявшее уже новую «идею» (Если кто не догадался.). Другой пример.

В 1990-х гг. по страницам российской прессы прошла новость:

Вчера в Москве на сцене Большого театра открылись гастроли петербургской Мариинки. В «Лебедином озере» главные партии исполнили...

Достигнута договоренность об ответных гастролях Большого театра в Санкт-Петербурге в ближайшее время. Коллектив представит те же спектакли«Лебединое озеро» и «Жизель» — со своим лучшим составом.

Как заявил на пресс-конференции новый худрук Большого, выдающийся танцовщик Владимир Васильев: «Это будет замечательное творческое соревнование. Идите и смотрите!»

Перед нами обычная заметка, новость в стиле hard.

Однако один питерский журналист представил материал совсем иначе, создав «новость с двойным дном», использовав прием in-depth. Для начала он написал «складной» лид:

Вчера в Москве на сцене Большого театра открылись гастроли Мариинки, а в ответ к нам скоро приедет Большой. Театры обменяются «Лебединым. озером» и «Жизелью» со своим лучшим составом.

Далее в развитие лида идет перечисление известных танцовщиков, уточнение графика гастролей, а затемвспомогательный материал, помогающий переосмыслить новость:

Напомним, что Большой театр не был в Петербурге 22 года, а Мариинский выступает в Лондоне и Нью-Йорке куда чаще, чем в Москве. Он неоднократно гастролировал в Японии, Германии, в Латинской Америке за последнее десятилетие, в то время как целый ряд постановок этого блистательного коллектива почти не был заметен в нашей столице.

Новость, заявленная в лиде, резко переосмыслена благодаря вводу ударного дополнительного материала. Заметка с «двойным дном» подчеркнула как главную новость, что свершился прорыв своеобразной блокады в культурных отношениях Москвы и Питера в советское время; и завершалась она совсем другими, очень личными словами В. Васильева: «Если даже на своем посту мне больше ничего сделать не удастся. Это — зачтется...»

Как видим, в «новостях с двойным дном» ведется довольно сложная игра: сообщение о факте-событии включает в себя напоминание о предыстории, проясняя подлинный смысл случившегося, создается «другая новость», более масштабная, нежели та, которая послужила информационным поводом для выступления журналиста.

Подводя итоги рассуждениям о вариантах формы hard и «паразитирующей» на ней структуры «двойное дно», еще раз подчеркнем, что при подготовке «жестких» новостей встает серьезная творческая проблема — оставаться в русле «приемлемой правдивости» рассказа о событиях дня. И что очевидны две стороны этой проблемы, два направления усилий журналиста:

  • • точность отбора фактов для создания картины дня, по возможности, в целостном виде (представление ее разнообразной и в разных ракурсах читательского интереса);
  • • точный выбор формы и умение ее использовать для расстановки акцентов, для коррекции результатов.

Написать, используя все рекомендации по конструированию суммирующего лида, или по своему произволу сократить ответы на важнейшие вопросы и тем самым исказить факт; написать хронику или написать заметку, где есть возможность подкрепить, уточнить важные сведения, — от владения формой, ее виртуозного использования зависит многое, прежде всего — главный смысл сообщения.

Ситуацию проясняют для читателя, вводя сопоставительный фон либо предысторию события. Смысл новости при этом может кардинально измениться.

Показателен пример полувековой давности. Американское агентство АП распространило информацию об уничтожении бронзового монумента на одной из площадей в Чикаго «темной апрельской ночью, неизвестными злоумышленниками», о неспособности полиции этих злоумышленников найти и о том, что восстановить взорванный монумент не удастся. Эта криминальная новость прошла по всему миру, большинство советских газет подали ее на первых полосах. Однако усилиями газеты «Известия» смысл новости был прояснен и подправлен. Во-первых, из хроникального абзаца была сделана заметка с кое- какими уточнениями по информационным параметрам факта; происшествие расписали в подробностях (опущенных информагентством): время происшествия («темная апрельская ночь») было уточнено как «ночь под первое мая», а взорванный «бронзовый монумент», как оказалось, изображал конного полисмена. Во-вторых, собкор «Известий» в Америке сообщил в редакцию важный бэк, предысторию, позволившую создать эффект «двойного дна» — неожиданного смыслового поворота, «новой идеи новости». Новый текст напомнил, что памятник был — полисменам, разгонявшим первую в мире политическую демонстрацию (ту самую, положившую начало Первомайскому празднику солидарности трудящихся), и что памятник этот в преддверии 1 Мая взрывали не раз... Упомянутые события прояснили и повод, и время взрыва, — и вообще тема из разряда «гангстерских» перешла в разряд «политических».

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>