Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow НОВОСТНАЯ ЖУРНАЛИСТИКА. НОВОСТИ ПРЕССЫ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Отчет с репликами. Сопоставительное повествование

Попутные объяснения уже не сплетены с фактом, а намеренно выглядят «репликами в зал» в отчетах как воссозданной картинке открытия выставки, публичного приема, других событий светской жизни.

Автор отстраняется от события, отворачивается от него и обращается «лицом к публике». Чередуются наглядные фрагменты, цепочка интересных подробностей и ироничные замечания автора.

Значение попутных реплик сохраняется и даже повышается, благодаря им позиция автора по отношению к событию становится и явной, и подчеркнутой.

Привычные описания «будней политики» сменяются при помощи метода отстранения, когда их описывает человек, пытающийся уточнять хитросплетения, став на позицию «любознательного простака», взглянуть на ситуацию с точки зрения здравого смысла.

Автор-наблюдатель и автор поясняющий — вот как предстает в отчете с репликами журналист.

От цитат отталкиваются. Вокруг них рассуждают. Реплика обретает самостоятельную ценность, превращается в выступление, заявление.

Реальный и кажущийся живым, наглядным, факт позволяет вводить подробности и ассоциации, давать сопоставительный фон, автор старается придать материалу нужную для читательского восприятия экспрессию, усилить конфликтность резюмирующей репликой.

Реплика в отчете может привнести конфликт в изображение ситуации. Это один из действенных приемов оперативного комментирования. Пояснение по ходу дела превращается в сюжет: «экспертиза на ходу».

Переслаивание текста авторскими репликами — один из способов сделать интересным сообщение о важных, но малопонятных событиях. При «переслаивании» главная опасность — в том, чтобы комментирующий фрагмент текста был так же увлекателен, как и кусок «картинки». При этом, однако, сложно не перебить интонацию повествования.

Мэр Москвы предупредил, что его тезисы будут короткими. Но короче они от этого не стали.

Начал он говорить об инвестициях. И вскоре перешел к теме, которая беспокоит его по-настоящему, — к дорожному налогу.

— Дороги — это жизнь. Теперь дорожный фонд прикрыли. Что это означает, кто-нибудь докладывал?

Я доложу..

И доложил. Положительным моментом, по мнению московского мэра, является «формирование таких конгломератов, как наш федеральный округ».

При его создании была поставлена абсолютно правильная задача! — воскликнул мэр. Все это было неспроста. К чему-то он явно вел.

Но после того как округа решили задачу укрепления вертикали, я увидел, что государство должно наделять руководителя сугубо экономическими возможностями!

Выходило, что мэр сам себя высек. Ведь как усилить полномочия руководителей округа? Ослабив полномочия субъектов федерации, то есть полномочия и мэра Москвы. Так Юрия Лужкова понял и Владимир Путин. «Спасибо, — говорит, — за положительную оценку нашей деятельности. Но что касается экономических полномочий... Некоторое беспокойство вызывает критика других руководителей субъектов федерации, что идет перетягивание этих полномочий в сторону федерального центра».

Да не снизу отбирать полномочия, — с места, осознав, что его не понимают, закричал Юрий Лужков, — а сверху отобрать!

Тут все стало на свои места.

Не хотелось бы подрезать и полномочия правительства, — закончил президент эту дискуссию, вдруг ставшую абсолютно бессмысленной.

Интересно в таких отчетах, переслоенных репликами, завершение материала. Оно, обычно, сосредотачивается на ударной авторской реплике, расширяющей смысл:

Заканчивая это длинное совещание, Владимир Путин резюмировал, имея в виду инвестиции, о которых так или иначе говорили все три часа: «Не надо никого упрашивать. Негигиенично и не нужно абсолютно. Сами придут».

Так считал и Мастер из романа Булгакова. И чем там у него все закончилось?

«Ъ»

Весьма энергичная концовка выступления президента, рассчитанная на закрытие темы, не устраивает, однако, автора отчета (А. Колесников). Его скептическое слово — последнее.

Авторская реплика в данном случае означает не объяснение новости, а ироничную догадку.

Репортерские реплики и дополняют план информативный, и дают немало в плане проблемном, вводят знак вопроса: «Так ли это?», «Стоит ли доверять увиденному и услышанному?» — ив плане критическом, скептическом. Кроме этого свидетельства очевидца есть и реплики провоцирующего характера — следствие активного поведения журналиста.

Сплав факта и комментария характерен для отечественной журналистики (к примеру, для англоязычной журналистики привычнее другой вариант — их разделение). Характерно наставление современного редактора отдела начинающему журналисту: «Пиши так, чтобы материал можно было разрезать — там, где кончается новость и начинается комментарий». Впрочем, он тут же добавлял: «Но чтобы не хотелось его разрезать».

Журналистские пояснения, ремарки пишутся так, чтобы читателю «не захотелось разрезать», проводить границу между фактом и его оценкой.

Жанры, о которых шла речь — разные. Главным все же остается сам факт, задачи его представления аудитории в качестве новости. Реплики поддерживают его, проясняют, приближают читателя к его пониманию: и «реплики вскользь» — попутные «естественные пояснения», и прямое обращение «в зал», и авторские «ремарки».

Попутные замечания — авторские реплики, безусловно, не просто расцвечивают, но уточняют картину события при рассказе о факте и, особенно, при его наглядном «показе». Получается как бы «естественная интерпретация». Эффект мнения спонтанного, «прорвавшегося». На первый план выдвигаются авторские впечатления. Жанр «реплика» передает, по преимуществу, субъективное мнение, его пристрастные варианты.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>