Полная версия

Главная arrow Журналистика arrow НОВОСТНАЯ ЖУРНАЛИСТИКА. НОВОСТИ ПРЕССЫ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Прогноз «в первом приближении»

Лучший вариант читательского вывода вслед за комментатором — это четкость взгляда в перспективу: «Чего можно ожидать?»

Комментарий, рисующий возможные последствия события, заставляет читателя воспринимать этот материал уже совсем по-другому. Е. И. Пронин полагал: «В комментировании есть зачатки прогнозирования. Прогноз не декларируется, а выступает естественным логическим расширением. “Додумывание” совершенно естественно».

Того же мнения придерживается А. А. Тертычный: «Прогноз воспринимается как естественный. Только не додуманный».

Скажем, может оказаться существенным уточнение дополнительных сведений о факте для «додумывания» перспектив его развития.

Никто не ожидал, что среди конкурентов нынешнего мэра окажутся его первый заместитель и губернатор области.

В итоге кто бы ни пришел к власти, революцию уже не сделаешь и вспять ничего не повернешь — в городе уже приватизировано 70% предприятий и 90% объектов торговли.

Автор счел возможным на основе имеющихся фактов спрогнозировать результаты выборов и их последствия при любом исходе.

Факт в свете предыстории тоже может выдвинуть прогноз. Такой материал суммирует, осмысливая, факты и мнения на подступах к событию. Напомним, лидер партии неожиданно планирует поездку в Европу и ряд публичных выступлений, причем без официальных приглашений со стороны европейских политиков. Ответ комментатора на вопрос «Что бы это значило?» дается определенный: это не частный факт, а продолжение достаточно долгой работы по изменению экономической политики партии из-за проигрыша на выборах; необходимость повторно проверить, «обкатать» вновь возникшие идеи, выступив перед западными экономистами и финансистами.

С первых же строк материала читатель чувствует ведущий ход рас- суждений. Автор выступает в роли человека заинтригованного. Дано объяснение новости в виде следующих друг за другом догадок и предположений.

Жанр комментария не претендует на решение проблем, на завершение анализа и безусловно точный прогноз. Прогноз здесь — «в первом приближении» к истине. Задача — несколько продвинуть вперед анализ события, добавив свою точку зрения, свое мнение к другим.

Итак, при оперативном комментировании в качестве журналистской новости выступает предложенный ракурс взгляда на факт.

Задачи журналистики оперативного комментирования — расширять круг общения по поводу живого факта.

Для всех жанров оперативного комментирования характерны незавершенность суждений, сплетение в суждении объективного с субъективным и намерение продлить жизнь «горячего факта», вновь напомнить о нем.

Репортер, обрабатывая факт, превращает его в новость, в «свою новость». Комментатор намеренно оставляет факт «там, где он был» — вне себя, во внешней по отношению к автору действительности. Приглядывается, ищет подступы к нему, довольствуясь скромной задачей обратить внимание на свою точку зрения, принять ее к сведению. Однако позиция, как правило, оказывается достаточно жесткой, и «стойкий имидж комментатора» окрашивает разнородные суждения о разных событиях в «цвета автора».

Эффект всех этих материалов близок к намеку, подведению к позиции, нежели к ее декларированию. Они, хотя и дают оценку происшествиям и фактам, отличаются от аналитических, обстоятельных многоисточниковых материалов. Формы, варьирующие материалы журналистики новостей и близкие им по ощутимой оперативности, вроде бы снимают ответственность с репортера, если он представляет все, как было... В действительности это не так: весьма высока ответственность за комментирующие выступления, за мнения, высказанные в оперативных корреспонденциях и комментариях (особенно из «горячих точек»), слишком часто именно эти материалы дают первый толчок к изменению общественного мнения.

Формы оперативного комментирования сохраняют связь с новостью, но при этом переключают внимание читателя с новости на ее интерпретацию. В повествовании присутствуют и факт, и определенная точка зрения на него. Факт еще свеж, еще нов, он не успел «отстояться», его еще не приговорили, не сделали приговор окончательным. По прошествии времени его можно будет правильно оценить, но для этого нужно расстояние, дистанция — когда факт остыл и мы сами остыли. Пока что в материалах оперативного комментирования — повышенная доля субъективизма, большой налет впечатления. Очевидны задачи: сделать сообщение более понятным и помочь взглянуть на факты с определенной точки зрения.

Перед нами — материал, который «комментирует на ходу», поневоле подмешивая субъективность в интерпретацию событий, произошедших только что и волнующих автора.

Среди афоризмов профессии есть и такой: «Факт священен — комментарий волен». Он напоминает о повышенной субъективности авторского суждения, выступающего в качестве главной новости. Несмотря на «вольность», или как раз из-за опасности чрезмерной «вольности», в комментирующих выступлениях журналиста «по горячим следам» так важны точность структуры и убедительность интонации.

Одни из вариантов оперативного комментирования кажутся субъективными, другие — объективными. В действительности и в том, и в другом варианте много авторских творческих проявлений.

Современная корреспонденция, как и проблемный репортаж, отчет с репликами, комментарий — заметное явление современной прессы, вольное авторство попутных реплик, сплетающее описание и констатацию с наглядным «показом», естественно входит в палитру современного репортера. Очевиден «пограничный характер» таких материалов, объединяющих задачи журналистики новостей и исследовательских жанров, и их важная особенность: комментарий попутный, близок к намеку, подведению к позиции, а не к ее декларированию.

А. Тертычный пишет: «И комментарий, и информационные жанры были и остаются высокооперативными жанрами, отражающими ежедневные события и даже опережающие их».

Авторская индивидуальность в репортерском сообщении может проявляться очень сильно. Можно даже сказать, что специфика жанровых форм репортерства, с их ставкой на самоочевидность факта, сдерживает эти проявления из опасений перевести стрелку внимания с факта на его интерпретацию, стремясь делать это не слишком заметно.

Несомненно, прав был один из лучших репортеров XX века Эгон Эрвин Киш, говоря: «Сообщение о реально случившемся событии тоже может быть независимым и по авторской позиции, и по художественной форме».

В целом жанры оперативного комментирования, хотя и дают оценку происшествиям и фактам, отличаются от аналитических,

обстоятельных материалов. Они близки по ощутимой оперативности журналистике новостей. Как и репортерские материалы, они вроде бы снимают долю ответственности с журналиста, который «комментирует на ходу», поневоле подмешивая субъективность в интерпретацию событий. И сохраняют аромат эмоциональных «попутных оценок», образных «расширителей смысла», и демонстрацию включенности автора в происшествие и в их последствия. Популярность оперативных комментариев у аудитории во многом объясняется их характерным доверительным тоном.

Мнение, интересное как новость и в связи с новостью, имеет заведомый успех у читателей — они тоже в данный момент еще об этом помнят, об этом самом думают.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>