Публичные санкции, установленные Уставом о наказаниях

Правонарушители, приговоренные к аресту, могли заниматься физическими работами только по своему желанию. Лица высших сословий (почетные граждане, лица, достигшие классных чинов на государственной службе, и др.), присужденные мировыми судьями к аресту, пользовались соответствующими преимуществами при отбывании наказания, например порядок применения наказания в виде ареста за правонарушение, совершенное священнослужителем или монашествующим, определялся епархиальным руководством.

Наказание в виде тюремного заключения не применялось к несовершеннолетним: лица от 14 до 17 лет направлялись в специальные исправительные учреждения, при этом срок наказания определялся мировым судьей от одного года и не далее достижения ими 18-летнего возраста. Мировые судьи были вправе применить к несовершеннолетним подданным в возрасте от 10 до 17 лет санкции, не отнесенные к наказаниям за проступки, даже при наличии признаков, отягчающих ответственность, например, передать правонарушителя под ответственный надзор лицам по усмотрению мирового судьи (родителям, попечителям или "другим благонадежным людям, изъявившим на то согласие"). Таким образом, ответственности за маловажные проступки подлежали лица, достигшие к моменту совершения правонарушения 10-летнего возраста.

Имущественное взыскание в виде денежного штрафа не исполнялось и подлежало замене более суровым наказанием (как правило, арестом) лишь в случае материальной несостоятельности правонарушителя. Тяжесть санкций, применяемых вместо основного наказания, определялась размером имущественного взыскания:

  • o при замене денежного штрафа до 15 руб. срок ареста не мог превышать трех дней;
  • o при замене денежных взысканий в сумме от 15 до 300 руб. арест не мог превышать трехмесячного срока;
  • o в случае замены денежного штрафа в размере от 300 до 800 руб. нарушитель подлежал тюремному заключению на срок до четырех месяцев.

Таким образом, мировой суд был вправе налагать денежный штраф в сумме, превышающей предельные размеры, указанные в ст. 1 Устава о наказаниях, а также определять продолжительность ареста, назначаемого взамен имущественных санкций в сумме до 300 руб.

Зависимость срока ареста от суммы штрафа (с минимальным размером до 15 руб.) определялась из соотношения один к пяти (один день ареста был пропорционален одной пятой размера денежного взыскания). Срок ареста, назначаемого взамен штрафа в предельных размерах (до 300 руб.), исчислялся из иных пропорций - один день ареста был эквивалентен примерно трети суммы штрафа. Допускалась замена денежного взыскания (при невозможности его уплаты) административными санкциями, не относившимися к наказаниям, - общественными работами и др. При несостоятельности лиц высших сословий - отсутствии у них возможности уплатить штраф - замена наказаний за проступки санкциями осуществлялась с согласия правонарушителя. Таким образом, применение указанных предписаний Устава о наказаниях вопреки желанию несостоятельного лица допускалось только для крестьян и мещан, но исключалось для дворян, а также лиц казачьего сословия.

В любом случае мировые судьи были вправе, но не обязаны применять к лицам крестьянского сословия и мещанам административные санкции. Такие санкции (общественные работы или "передача в заработки") предусматривали тождественные условия исполнительного производства: несостоятельные правонарушители либо члены их семей направлялись на принудительные работы в месте совершения проступка либо в близлежащие губернии. Сроки работ, соответствующих сумме денежного взыскания, определялись по усмотрению муниципальных образований, в которых проживали правонарушители, и зависели от размера причиненного проступком имущественного ущерба.

Наказания в виде выговора, замечания и внушения применялись при совершении проступков "без намерения". В современном восприятии этот термин означает наличие признаков неосторожной вины в форме преступного легкомыслия. Понятие "неосторожная вина" в российском праве упоминалось только в ст. 110, 1466 и 1468 (неосторожное убийство) Уложения о наказаниях и в ст. 9 Устава о наказаниях. Вследствие этого не было недвусмысленного разграничения признаков неосторожной вины в форме легкомыслия и небрежности.

Важнейшим квалифицирующим признаком неосторожного деяния являлось отсутствие намерения правонарушителя вызвать своим проступком общественно опасные последствия, отсюда и понятие "ненамеренные проступки".

В соответствии с Уставом о наказаниях применение более строгих санкций "за ненамеренные проступки" было возможно в двух случаях: когда Уставом предусмотрено наказание за неосторожность либо когда проступок проявляется в неисполнении по небрежности обязанности, установленной законом.

Таким образом, превентивные наказания (выговор, замечание и внушение) могли быть заменены более строгими лишь в том случае, если соответствующей статьей предусмотрены наказания с признаками обеих форм неосторожной вины либо при наличии неосторожной вины в деяниях должностного лица.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >