Полная версия

Главная arrow Политология arrow Демократия как универсальная ценность

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

18.3. Постоянные армии и преторианские гвардии как источники возможных опасностей для демократии

История человечества по существу сводится к истории войн и покорения других народов. Сила, определявшая статус человека в начале его развития, наложила отпечаток на все отношения между отдельными людьми и целыми народами. Сила и ум, тирания и свобода, авторитаризм и демократия с самого начала выступают как антиподы и антагонисты. Сила есть, ума не надо – говорят почти все народы.

Агрессии прошв соседних народов, а соответственно, и необходимость защиты ареалов своего проживания от угроз извне, потребность в вооружении людей и в материальных средствах для этого и т.д. стали одними из первопричин образования государств. Однако до 1600 г. ни одна страна Европы, за исключением Оттоманской империи, не имела постоянной армии. Но к концу того века уже все крупные европейские страны создали постоянные армии (французская армия была создана при Ришелье, прусская – в 1655 г, английская – после реставрации 1660 г.) [11, с. 132-133]. Считалось общепризнанным, что для миролюбивых стран, нуждающихся только в защите, достаточно милиции – вооружённого народа.

Постоянная армия считалась орудием агрессии. Если милиция – институт защиты общества, то армия – один из оплотов и опор государства. Милиция была главной силой, обеспечившей победу американских колоний над Великобританией и принёсшей им независимость. В период президентства Джефферсона вооружённые силы США составляли около одной тысячи человек. К 1830 г. их число увеличилось до шести тысяч [27, vol. 1, р. 191].

Просвещение и роет образовательного и культурного уровня обществ, к сожалению, не всегда сопровождаются ослаблением роли силы в их жизни. Напротив, нередко это приводило к дальнейшей милитаризации и вбиванию в головы людей мифов о том, что будто бы вооружённые силы являются гарантией безопасности государств, что у государства есть только два союзника – армия и флот, и что "кто не желает кормить свою армию, вынужден будет кормить чужую". В результате господства таких ложных постулатов крупные государства содержат в настоящее время многомиллионные армии, а за ними вынуждены следовать и все остальные государства мира, тратя на их содержание львиную долю национальных богатств.

Молох войны ненасытен и сводит результаты созидательного труда народов на нет. Армия – это институт разрушения, ненасытный потребитель общественных богатств, институт, содержание которого требует всё больших расходов. В конце первого десятилетия XXI века, в условиях продолжавшегося мирового кризиса, в том числе и финансового, на военные цели человечество тратило ежегодно по 1,5-2 трлн долларов. Огромные суммы уходят на оплату труда и пенсий военнослужащих. Миллионы молодых людей, только что вступающих в жизнь, отвлекаются от созидательного труда. Вместо того чтобы продолжать своё образование и начинать производственную деятельность, накапливать знания и жизненный опыт, юноши – цвет наций – вынуждены заниматься шагистикой, учиться пользоваться не орудиями труда и созидания, а оружием взаимного истребления.

Последствия войн трагичны не только в социально-экономическом и моральном плане. Общества, ограничивая потребление своих членов, идут на огромные непроизводительные расходы во имя разрушения ценностей, созданных труд ом других людей, и истребления потенциальных противников.

Война – это уже полное отрицание демократии, доминирование в обществе военного положения с исключительно суровыми нормами жизни. Это, говоря словами Цицерона, споры с оружием в руках или вооружённые драки между правителями, по воле которых превращаются в таковые и между народами и приводят к огромным человеческим трагедиям, безвременной гибели людей, особенно молодых.

Ещё Тертуллианом было замечена, что "обман, жестокость и несправедливость являются истинным занятием войны". Войны переворачивают законы природы и обществ с ног на голову. Если законом природы являются проводы отцов в последний путь сыновьями, писал Эразм Дезидериус, то во время войны несчастные родители вынуждены хоронить своих любимых чад. Происходит и моральное одичание обществ. Плюс к этому вынужденная миграция населения,

неустроенность, доступность оружия, продовольственные трудности, падение нравов, приводящее многих, и прежде всего участников боевых действий к ожесточению. Подчёркивая именно эту сторону войн, Л.H. Толстой писал: "Опять война... Опять никому ненужные, ничем не вызванные страдания... озверение людей".

Вооружённые силы, как и полиция, – это институты, в которых полностью отрицается демократия, приостанавливается функционирование ряда фундаментальных прав человека. Здесь правит не закон, а воля командира (приказ командира – закон для подчинённых). Если даже приказ является преступным, то сначала его требуют выполнять, а потом обжаловать.

Обладая монополией на применение вооружённой силы, армия нередко определяет социальный климат и степень демократии в обществе и государстве в целом. В странах, где правят военные (часто они действуют вместе с другими силовыми структурами государств), как правило, доминируют авторитарные и диктаторские режимы. Всё это способствует формированию в обществах критического отношения к армиям и войнам. Почти во все времена мыслители признавали легитимными только справедливые войны – во имя защиты своей страны от агрессоров, т.е. оборонительные, с целью принуждения виновника к выплате компенсации, а в случае отказа агрессора компенсировать нанесённый им ущерб – то и с целью его наказания.

Молодая буржуазия выдвинула лозунг отказа от содержания постоянных армий в мирное время или сведения их численности к минимуму, необходимому для охраны границ государств. Подобное требование встречается в Билле о правах английского парламента 1689 г, оно было подхвачено идеологами Американской революции XVIII века. "Из всех врагов общественной свободы, – писал Д. Мэдисон в 1795 г., – война является, пожалуй, наиболее ужасным, потому что она включает в себя и развивает вирус всех других (врагов). Войны как "родитель армий” не только порождают “долги и налоги”, но они также означают расширение дискреционных полномочий исполнительной власти; умножение влияния государственных служб, приумножение наград и доходов; и все эти средства соблазняют умы и добавляются к тем, которые подавляют силы народа, подчинение “многих господству немногих" [24, vol. 15, р. 518].

Джефферсон и Мэдисон верили, что, в отличие от монархий, чья воля зависит от воли их правителей, самоуправляющиеся республики должны быть более миролюбивыми. Политика молодой демократической республики и в самом д еле строилась с учётом этих соображений. Так, в начале президентства Вашингтона армия США насчитывала всего лишь 600 человек [21, р. 248].

А что если враг нападёт неожиданно, спрашивают иные, и в оправдание своих призывов иметь сильную армию приводят поговорку: "Кто не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую". Ошибочнее нет утверждения! Армии сами по себе никогда не защищали страны и не отражали агрессии в одиночку Они призваны временно сдерживать вторжение агрессоров в страну, пока само гражданское общество, в зависимости от его единства и степени справедливости существующих в нём общественных отношений, не мобилизуется для своей защиты. То есть защитником страны всегда является её гражданское общество, вооружённый народ, мобилизующийся для отражения агрессии, как правило, после начала военных действий.

Отсюда и соответствующие выводы: следует не содержать десятилетиями огромные армии, направляя на это огромную долю национального доход а, а обучать народ искусству защиты своего отечества и пользованию оружием с детских лет – в период как школьного, так и вузовского обучения – через предмет "Способы и методы защиты отечества" наряду с физической подготовкой. Специалистов военного дела необходимо готовить в соответствующих учебных заведениях. Ограниченная профессиональная армия должна состоять из специалистов, постоянно находящихся на конкретных постах.

Вооружённый народ считается наилучшим способом защиты страны от вторжений извне и общества от переворотов и попыток узурпации власти кем бы то ни было, а также безопасного отказа от содержания крупных постоянных армий во время мира. Постоянные армии во время мира опасны для свободы, могут использоваться авторитарными режимами для подавления выступлений народа в защиту демократии. И ограниченные вооружённые силы должны находиться под строгим контролем гражданского общества. Это делается через реализацию права народа на ношение оружия, что, кроме всего прочего, даёт ему возможность оказывать сопротивление насильникам, какую бы форму это насилие не принимало. Положительный пример Германии, Японии, Швеции, Швейцарии и других стран без постоянных армий после Второй мировой войны подтверждает этот вывод.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>