Полная версия

Главная arrow Политэкономия arrow История политических и правовых учений

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>

ГЛАВА 5. Политико-правовые идеи эпохи Возрождения

Эпоха Возрождения (Ренессанса), начавшаяся в XIII в. в Италии и распространившаяся в других странах Западной Европы, сопровождалась централизацией власти и формированием абсолютных монархий.

Своеобразие эпохи заключалось в том, что общественные силы, боровшиеся против феодализма и освящавшей его церкви, еще не порвали с религиозным мировоззрением. Поэтому общим лозунгом массовых антифеодальных движений был призыв к церковной реформе, к возрождению истинной апостольской церкви. Реформация, начавшаяся в Германии, охватила ряд стран Западной и Центральной Европы.

Кроме того, эпоху Ренессанса отличал гуманистический характер, означавший в широком смысле стремление к человечности, к созданию условий для достойной человека жизни, а в узком — интерес к изучению и распространению античной литературы и искусства.

5.1. Макиавелли — основоположник новой политической науки

Будучи философом и дипломатом, драматургом и политиком, Никколо Макиавелли вошел в историю политико-правовой мысли как автор "Истории Флоренции", "Рассуждения о первой декаде Тита Ливия" и трактата "Государь", который принес ему мировую известность. Макиавелли принадлежал к старинному дворянскому роду, представители которого часто становились магистратами Флорентийской республики. По семейной традиции Макиавелли включился в политическую деятельность.

С 1498 по 1512 г. Макиавелли — секретарь Второй канцелярии Флорентийской республики и секретарь комиссии, ведавшей военными и дипломатическими вопросами.

С 1512 г. республика во Флоренции была ликвидирована и установилась тирания Медичи. Макиавелли был отстранен от должности и сослан в принадлежавшее ему имение. Там в июле — декабре 1513 г. он написал трактат "Государь". Это произведение благодаря своей остроте, убедительности, неожиданности и меткости выражений стало одной из немногих политических книг, вошедших в мировую литературу.

Макиавелли, как считают многие исследователи, был первым и в своем роде единственным мыслителем эпохи Возрождения, который сумел достаточно определенно постичь смысл основных тенденций этого времени, его политических требований и устремлений. Он заменил средневековую концепцию божественного предопределения идеей объективной исторической необходимости и закономерности, назвав ее судьбой (fortuna). Важное место Макиавелли отводил свободной воле индивида, поэтому второй движущей силой политики он считал личную энергию.

Именно Макиавелли ввел один из ключевых терминов политической науки Нового времени — stato (англ. state, фр. etat) — государство, под которым подразумевал особым образом организованную власть. До Макиавелли для всех политиков-теоретиков главным вопросом была цель государства. Власть мыслилась только как средство достижения справедливости, благосостояния, свободы или Бога. Макиавелли утверждает, что целью является сама власть, и обсуждает только средства ее захвата, удержания и распространения. Он отделял власть от морали, религии и философии, устанавливая государство как автономную систему ценностей.

Во имя государства можно нарушить и религию, и мораль. Все позволительно, даже обязательно — вплоть до тягчайших преступлений. Макиавелли не считал мораль ниже государства, просто каноны власти и узы морали не соприкасаются. Для моралиста выше всего этика, для священника — религия, для государственного деятеля — интересы государства.

В своем трактате флорентинец писал: "Цель оправдывает средства... Если безопасность государства зависит от предстоящего решения, не следует учитывать, справедливо оно или нет, гуманно или жестко, благородно или постыдно. Отодвинув все в сторону, нужно спрашивать лишь одно — спасет ли оно жизнь и свободу государства?"

Макиавелли нигде не восхваляет аморальность ради аморальности, он не отрицает общечеловеческих ценностей и не пытается их разрушить. Но у государственного деятеля нужды власти превалируют над моралью.

Не Макиавелли изобрел политическое убийство, предательство и обман. Однако до него они совершались de facto, и никто не пытался их узаконить. Старались не замечать, или оправдывать, или, в лучшем случае, строго осуждать "отдельные эпизоды". Макиавелли, покончив с лицемерием, создал четкую систему ценностей, отличных от общепринятой морали.

Добро и зло превратились в его трактате из абсолютных категорий в относительные. Использование яда — добро, если таким образом избавляешься от политического врага, тем более если никто не узнает. Это вовсе не означает, что отравления вообще допустимы: цель политики — власть; то, что эффективно для ее достижения, — добро, то, что неэффективно, — зло, если употребить религиозный термин — грех. Добродетели государя — решительность, честолюбие, сила, удачливость, а не богобоязненность, порядочность и целомудрие. Макиавелли даже видит "величие" в изящных и великолепных преступлениях.

Власть, считал Макиавелли, превыше всех социальных ценностей. Религия — оружие влияния и контроля в руках государя; там, где народ религиозен, его легко подчинить и дисциплинировать. Внимание к религии ведет к возвышению государства, а пренебрежение ею — к гибели. Страх перед Богом можно временно заменить страхом перед государем, но жизнь правителя коротка. И он должен поддерживать религиозные доктрины и веру в чудеса, даже зная, что это ложь, лишь бы было полезно для государства.

К этому необходимо добавить, что Макиавелли был пессимистом. А для пессимиста мир не меняется, не способен к совершенствованию, и разум не в силах справиться с жестокой правдой природы и истории.

Преклоняясь перед "героями" (ведь только "герой" может создать государство), Макиавелли пренебрегал институтами и организациями. Он понимал, что при стабильных институтах реформатор не нужен.

В то же время Макиавелли не смог понять, что правильно организованные идеи и идеалы могут стать решающим оружием в политической борьбе. Кладбища истории усеяны могилами предавших идеалы реалистов типа Наполеона, Вильгельма II, Муссолини и др. Все они недооценивали решающий компонент в борьбе — стремление человека к свободе. Эти "реалисты" находили средства для осуществления своих завоевательных планов. Однако что толку в средствах, если цель нереальна и безумна? Поэтому Макиавелли интересовали только средства захвата, удержания и расширения власти, а не цель государства, поскольку он не знал соотношения средств и цели. А цель не существует помимо средств, она постоянно формируется ими. В конечном счете, ничтожными средствами не достичь великой цели.

В целом "Государь" — это трактат о роли, месте и значении главы государства в Европе XVI в. Но монархи и диктаторы превратили эту книгу в политическую библию. Принципы политики, которые Макиавелли одобрял только в определенных случаях и которые можно понять лишь в определенном историческом контексте, приобрели затем универсальное значение под именем "макиавеллизма", т.е. были "отчуждены" от своего творца.

Требуя твердой политической власти для упрочения национального государства, Макиавелли низвел политику с высот заоблачного лицемерия на реальную земную почву и тем подтвердил научную и жизненную реалистичность своей теории государства. Макиавелли открыл реальную форму итальянских государств для XVI—XVII вв. Его идея об основании национального государства, свободного как от тирании, так и от чужеземцев, сыграла положительную роль в абсолютистских государствах Европы XVI—XVII вв. и в самой Италии во времена Рисорджименто — победоносной борьбы в XIX в. за независимость и единство страны. Это было под силу лишь титану Возрождения. Идеи Макиавелли, а во многом и все его творчество, сыграли революционизирующую роль в истории идей и в политической борьбе.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ   >>