КУЛЬТУРА КОМПАНИИ: СОДЕРЖАНИЕ И ПРОБЛЕМА ЭФФЕКТИВНОСТИ

В. Т.: Российская культура бизнеса отличается от западной. Если нам говорят: «Просто сделай так и научись вот этому», мы ждем и пытаемся понять, а что с нами потом будет? Наши не начинают учиться, пока им не скажут, для чего. Даже на тренинге.

Если немцу сказать: «Вам нужно копать вот отсюда и досюда», немец возьмет лопату и будет копать. Если ему скажут: «Вы должны это сделать за такое-то время», он сделает это ровно за это время и прокапает ровно столько, сколько нужно. А русский человек спросит: «А зачем? А что там будет лежать? А почему оно там будет лежать? А нельзя ли по-другому? А почему не экскаватором? А что, собственно, мы должны найти? А я знаю, что это лежит под тем кустом, копнем 50 см — и вот оно». То есть для нас, для нашей культуры — и бизнес не исключение — чрезвычайно важна дискуссия, и в этом проблема нашего управления.

Г. Т.: Это своеобразная экономия сил. «Может и не надо копать. Трубы-то все равно нет, а привезут через месяц. Да и кран сломался. А если и починят, то в этот переулок он не проедет. Так что можно подождать копать, может быть, вообще отменят это задание. А трубу можно будет толкануть ребятам».

В. Т.: И это бросается в глаза. За рубежом идешь по улице, а дорожные рабочие все время, например, трудятся, строят что-то. Работой заняты.. А у нас, когда идешь по улице, видишь: те же дорожные рабочие все время разговаривают, что-то обсуждают. И обсуждают до того момента, когда остается два часа до сдачи. И тут включается русская смекалка: сделать за два часа то, что нужно было сделать за неделю. И быстренько все делают. Правда, возникает вопрос качества... Я думаю, что в нашей стране процесс управления, развития сотрудников, перевод их в ресурсы и капитализация этих ресурсов — процесс гораздо более интересный и увлекательный, чем в той же стабильной и уравновешенной Германии. У нас живая жизнь. Мы во всем применяем креативный, творческий подход. Мы не боимся трудностей, новизны, мы экспериментируем, проверяем. Скорее интуитивно, чем планомерно. А они задают иногда удивительные (с нашей точки зрения) вопросы: «А почему вы это сделали? Кто вам это подсказал? Кто научил?»

Г. Т.: Это знаменитые вопросы: «А почему вы это сделали?», «А вы что про это знаете?», «А Вы что, книги читали по этому поводу?!», «А зачем вы их читали?»

В. Т.: Вопрос понимания — это важно. Важно найти общий язык. Часто помогает background. И если он общий с руководителем—значит, есть общий потенциал и возможно понимание. Важно, чтобы понимание было взаимным. Часто мы непонятны для западных партнеров, коллег. Возможно, они не стремятся понять нас. Возможно, мы слишком хотим остаться собой. Мне кажется, что суть души русской в том, что нам всегда важен смысл — глубинный смысл и «интерес». И это проявляется во всем. То есть мы — люди, которым все интересно. По большому счету, мы — народ-дитя или, скорее, подросток. Народ в фазе «почемучек».

Г. Т.: Ребенок — он же обыгрывает все. Стул для него не просто стул, а и автобус, и магазин, и космический корабль...

В. Т.: Совершенно верно. Мы умеем работать в ментальном плане. У нас богатая фантазия.

Г. Т.: А есть люди, которые реального плана не видят, а видят только такой, потенциальный. Действительность для них менее реальна, чем то, что они себе представляют. Такими людьми особенно сложно управлять, но это сверхкреативные люди.

В. Т.: Да, но в любой рабочей команде должны быть и те, кто создает образы, и те, кто воплощает их в жизнь. Те, кто доводит проект до конца, до логического завершения. В каждой команде есть «двигатели» для сегодняшнего дня и должны быть те, кто придаст движение в будущем. И для тех, и для других нужны особые «якоря», которые помогают их удержать, сделать работу для них привлекательной.

Г. Т.: Это возможно только при условии очень сильно структурированной корпоративной культуры.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >