Полная версия

Главная arrow Политология arrow ГЕОПОЛИТИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Античная картина мира

Миф продолжал оставаться основополагающим элементом культуры Античности, но постепенно мир начинал «расколдовываться». Античные философы не только рассуждали о природе пространства и времени, но и продолжали искать способы наиболее точного их измерения. Фалесу Милетскому (между 640 и 545 до н.э.), определившему высоту египетских пирамид и впервые в Греции разделившему год на 365 суток, принадлежат слова: «Что больше всего на свете? — Пространство <...> — Что мудрее всего? — Время».

Важно!

Фалес — первый древнегреческий и первый европейский философ, который ввел понятие природы. Он прославился как политик, дипломат, военный инженер, торговец и путешественник, который принес в Древнюю Грецию знания, почерпнутые на Востоке. Известен огромный вклад Фалеса в изучение движения небесных тел. Считается, что именно этому философу принадлежит идея единства мироздания.

Другой древнегреческий философ, Анаксимандр (ок. 610—547/540 до н.э), нарисовал карту Земли, изобрел объемное изображение планеты, напоминающее глобус, познакомил соотечественников с гномоном. Он же создал сферичную модель Вселенной, геометрически (а не мифологически) обоснованную систему мира, в центре которого находилась Земля, и сформулировал свою космогоническую гипотезу. Причиной рождения и гибели признавался апейрон[1], движение которого вечно. Вселенная Анаксимандра, подобно живому существу, рождалась, взрослела, умирала, отделяясь от апейрона и возвращаясь к нему. Этот цикл повторялся вечно.

Мир Гераклита Эфесского (ок. 530—470 до н.э.) — это вечный живой огонь, упорядоченный Космос, в котором наличествуют противоречия и никогда не прекращаются изменения. Смену времен года, дня и ночи определяет Солнце, и все, что возникает и меняется, подчинено непреложной необходимости — Логосу.

Диалектике Гераклита противостоит абсолютно заполненное шарообразное пространство Парменида (рубеж V—VI вв. до н.э.). В этом едином целом нет ни движения, ни изменений, не существует «было» и «будет», только одно неделимое — «есть». По Демокриту (460—370 до н.э.), атомы, пляшущие в бесконечной пустоте, как пылинки в солнечном луче, являются первоосновой мироздания.

Важно!

Демокрит, как и другие атомисты, стоял у истоков субстанциональной концепции времени, согласно которой время носит характер самостоятельной первичной субстанции.

Эпикур (ок. 341—270 до н.э.), развивая идею атомизма, видит пространство и время бесконечными и дискретными. Множество миров возникают и исчезают в беспрестанном движении атомов. Эпикур считал, что есть разные виды пространства и времени: «абсолютное неподвижное» и «относительное» пространство, абсолютное время — «длительность» и кажущееся, измеряемое время — «продолжительность».

«Вторая навигация» греческой философии, открывшая метафизику, в поисках истинных первоначал обратилась к сверхчувственному, умопостигаемому. Платон (428—347 до н.э.) рассматривает пространство как стихию сна, находящуюся между миром идей (они существуют над небесами, в Гиперурании), и миром ощущений, как предпосылку появления геометрических объектов. Признавая совершенство окружности, Платон рассматривает мироздание как сферу, где расположены материальные тела. Время, которое носит циклический характер, великий философ Античности считал движущимся подобием вечности, поскольку оно не безначально, а сотворено.

Пространство и время наличествуют и в политических воззрениях античных философов. Так, идеальное государство Платона находится в определенном месте пространства (аттический город — полис) и определенном времени (в прошлом). Перемены грозят искажением политического идеала, которому не соответствуют те преходящие, несовершенные формы государственности, которые сменяют друг друга в мире вещей. Поэтому необходимо ограничить все, что удаляет от идеала и тем самым развращает: торговлю, финансы, промышленность. Платон рассматривал и проблемы, которые, говоря современным языком, носят геополитический характер: размер идеального государства и его этнические характеристики, связанные с военными вопросами.

Пространство в трактовке Аристотеля (384—322 до н.э.) непрерывно, неоднородно, заполнено воздухом и материальными телами. Именно здесь происходят движение и взаимодействие объектов, следовательно, и развертывание событий. Осмысление времени Аристотелем признано наиболее обстоятельным в истории античной философии. Безначальное и бесконечное время неуловимо, связано с движением и изменением, но не тождественно им. Время как число и меру движения можно понять только в соотношении с предыдущим, последующим и моментом «теперь», который занимает среднее положение между началом будущего и концом прошедшего. Счет времени способна осуществлять разумная душа.

Важно!

Считается, что модель Аристотеля была наиболее совершенной в период Античности и сохранила свою значимость в течение двух последующих тысячелетий. В ней заложены основы реляционной концепции, согласно которой время рассматривается в его отношении с другими явлениями. Этой концепции впоследствии будут придерживаться многие мыслители.

Отношение Платона и Аристотеля к политике обладает серьезными различиями: «Для платоновского философа практическо-политическая деятельность является тяжелой обязанностью, вынуждающей его “спускаться в пещеру”. Аристотель с позиции своей концепции практической философии мог назвать практическую жизнь “второй по совершенству”. Различия между теоретическим (созерцательным) и практическим образами жизни не являются, следовательно, непреодолимыми»[2].

Движение во времени форм совместной жизни людей, как считает Аристотель, означает не деградацию, а совершенствование, которое ведет к появлению государства. По Аристотелю, идеальная форма правильного правления — политая, сочетающая в себе полисную демократию и олигархию. Не отрицает он и «правильного» характера монархии. Аристотель соотносит царскую власть не только с полисом, но и с другими территориями, иначе говоря, «одним или несколькими государствами и племенами»[3]. Он допускает, что можно беспрекословно повиноваться достойному монарху. Эти мысли найдут свое практическое выражение в педагогической деятельности Аристотеля, учеником которого станет Александр Македонский (356—323 до н.э.). Александр получил знания в области этики, политики, философии и литературы, медицины. Считается, что он обладал и широкими познаниями в географии.

Существует множество источников, по-разному оценивающих масштабы личности полководца, характер и результаты его деятельности. Мнения о том, какие мотивы обусловили стремление Александра к созданию огромной империи, также неоднозначны. Одни считают, что это было необузданное честолюбие, другие полагают, что движущей силой поступков царя стала воспитанная учителем тяга к неизведанному. Разноречивы и оценки последствий войн, которые вел Македонский. Но при всех разночтениях очевидно, что походы полководца кардинально изменили представления греков об ойкумене[4] (Александр значительно расширил бытовавшую до него карту мира) и дали сильнейший импульс для развития исследований в области географии.

В последующие столетия благодаря деятельности выдающегося математика, астронома и географа, главы легендарной Александрийской библиотеки Эратосфена (275 — ок. 196/194 до н.э.), а также известнейшего астронома Античности Гиппарха (ок. 190 — ок. 120 до н.э.) математическая астрономия, география и картография начали приобретать научный характер.

Эратосфен полагал, что Земля имеет форму шара. В его «Географии» содержится описание известной территории планеты, а на соответствующей карте уже есть параллели и меридианы. Эратосфен, который считается и первым геодезистом, измерял дугу меридиана в градусах. Гиппарху принадлежит идея создания географических карт на математической основе.

Греческий историк, политик, стратег Полибий, годы жизни которого (ок. 200 — ок. 120 до н.э.) совпали с периодом заката державы Александра Македонского и гибели Карфагена, уделял большое внимание особенностям географического положения государства, его климатических, экономических, демографических и других характеристик. Именно с ними Полибий соотносил мощь Рима.

По мнению греческого историка и географа Страбона (64/63—23/24 до н.э.), создавшего «Географию» — объемный труд в 17 томах, политика и география теснейшим образом связаны между собой и являются важнейшими характеристиками государственного управления.

Важно!

Античность явилась периодом, когда происходило активное становление политической карты Европы и мира.

Одними из наиболее важных территориально-политических образований древнего этапа формирования политической карты мира были Древняя Греция и Римская империя. Они сыграли совершенно исключительную роль в развитии человечества и при этом, что крайне важно для нас, представляли территориально-политические системы, организованные на принципиально различных основаниях[5]. Греция в период расцвета вела активную колонизацию. Затем, оказавшись в подчинении Александра Македонского, вошла в состав империи, которая, как уже отмечалось выше, расширила карту мира. Но греческая прибрежная цивилизация с ее децентрализацией, связанной с полисным устройством, была покорена материковым Римом, отличавшимся жесткой политической социальной структурой, а также мощной централизацией. Вокруг Рима, воспринимавшегося как центр мира (все дороги ведут в Рим), образовалась огромная империя, мировая держава, которая внесла «глубокие изменения в политико-географическую историю человечества»[6]. Влияние этих изменений продолжало ощущаться в политико-географическом пространстве многих регионов мира и после распада империи.

  • [1] Апейрон (от греч. apeiron — беспредельное, безграничное, безмерное) — по Анаксимандру, единственное вещественное первоначало и первооснова всего сущего.
  • [2] Гуторов В. А. К проблеме формирования аристотелевской концепции практическойфилософии //Гуторов В. А. Политика: наука, философия, образование. СПб.: СПбГУ, 2011.С. 240.
  • [3] Гуторов В. А. Универсальная царская власть и «альтернативная модель конституция»в «Политике» Аристотеля // Гуторов В. Л. Политика: наука, философия, образование. СПб.:СПбГУ, 2011. С. 233.
  • [4] Ойкумена (экумена) (греч. oikumene) — обитаемая часть суши, включающая все заселенные, освоенные или иным образом вовлеченные в орбиту жизни общества территории.
  • [5] Бусыгина И. М. Политическая география. Формирование политической карты мира :учебник. М.: Проспект, 2011. С. 62.
  • [6] Там же. С. 63.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>