Полная версия

Главная arrow Политология arrow ГЕОПОЛИТИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Становление научной картины мира: эпоха Просвещения и ее итоги

В эпоху Просвещения (преимущестенно в Западной Европе) не только произошла смена культурного кода: был поколеблен авторитет священных текстов и на первый план выдвинулось экспериментально проверенное знание, заложен алгоритм, который надолго определил вектор развития значительной части населения планеты. Апелляция к разуму, вызревание идей общественного договора и упрочение принципа суверенитета будут содействовать вызреванию эпохи Модерна, начало которой соотносят с переходом человечества в новую стадию развития — Новое время.

В преддверие эпохи Просвещения менялись философские представления о природе. Так, по мысли нидерландского философа Бенедикта (Баруха) Спинозы (1632—1677), жившего в начале Нового времени, Бог и природа едины, они являют собой бесконечную и вечную субстанцию, истоки существования которой кроются в ней самой (causa sui).

Становилось другим и понимание механизмов общественного развития. Эпоха Просвещения, несмотря на сложность установления ее границ, часто включается во временные рамки, определяемые английской Славной революцией (1688)[1] и Великой французской буржуазной революцией (1789), была идейно и политически подготовлена коренными изменениями в жизни Западной Еропы. К ним можно отнести Восьмидесятилетнюю войну Нидерландов за независимость (XVI—XVII вв.) и Английскую буржуазную революцию (1640—1649). Это время отразило упрочение позиций государства во внутри- и внешнеполитической жизни Европы. Труд Томаса Гоббса «Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского» (1651) лег в основу реалистического видения международных отношений и утвердил идею исключительной значимости государства в анархической международной среде. Сформировалась Вестфальская модель международных отношений (точкой отсчета ее существования обычно называют 1648 г.), центром которой мыслилось государство.

Истоки Просвещения как культурного движения связаны с деятельностью английских мыслителей, живших в конце XVII — первой половине XVIII в. Среди них были выдающиеся ученые-естествоиспытатели, философы, политики, государственные деятели, литераторы, журналисты.

В создании универсальной системы мира исключительную роль сыграл выдающийся английский ученый Исаак Ньютон (1643—1727). С одной стороны, Ныотон подвел итог достижениям естествознания предшеству- щего времени, с другой — предложил новый взгляд на основы механики, определивший развитие естественных наук не только в Англии, но и далеко за ее пределами.

Пространство и время — одни из центральных компонентов новой, механистической картины мира. Ньютон рассматривает несколько видов пространства и времени. Это абсолютное пространство, одинаковое и неподвижное, и относительное, являющееся мерой абсолютного пространства и воспринимаемое чувствами в соответствии с тем положением, которое оно занимает по отношению к некоторым телам. Существует также абсолютное, математическое время, которое протекает равномерно. Оно безотносительно чему-либо и называется длительностью. Относительное время, как и относительное пространство, является кажущимся и постигается чувствами. Это обыденное время связано с движением и выступает мерой продолжительности[2]. Ньютон вслед за Демокритом был представителем субстанциональной концепции времени, о которой мы уже говорили выше.

По словам известного ученого и популяризатора науки С. Хокинга, Ньютон, как и Аристотель, верил в абсолютное время и считал, что временной интервал между двумя событиями можно измерить и что результат будет одинаков независимо от того, кто производит измерения, если часы измеряющего были правильными. Эта точка зрения здравого смысла была верна для малых скоростей, но применительно к скоростям, близким к скорости света, она станет нуждаться в пересмотре[3].

Принципиально важным для Ньютона становится понятие силы, которая выступает причиной движения, принципы которого изложены в знаменитых законах Ньютона. Согласно закону всемирного тяготения, открытому Ньютоном в 1666 г., все материальные тела притягиваются друг к другу с определенной силой в зависимости от характеристик этих тел. Закон всемирного тяготения лег в основу небесной механики.

Проблемы времени интересовали Ньютона не только применительно к проблемам естествовознания. Так, им была написана книга, посвященная уточнению хронологии крупных исторических событий, — «Хронология Древних царств». Ныотон передвинул во времени события, произошедшие в жизни Древнего Египта и Древней Греции, приблизив их к современности. При жизни Ньютона книга была воспринята критически, интерес к ней возобновился не так давно, в связи с новыми попытками внести изменения в хронологию мировой истории.

Примечательно, что Ньютон интересовался и вопросами географии. Так, великий физик стал редактором двух изданий книги известного ученого Бернхарда Варена (Варения) (1622—1650) «География генеральная» и «Всеобщая география»).

Идеи Ньютона о «Боге-часовщике», который лишь привел мир в движение, разделял его соотечественник, представитель раннего английского Просвещения, государственный деятель и философ, приверженец эмпиризма, сенсуализма и либерализма, Джон Локк (1632—1704). В своих философских воззрениях Локк исходил из того, что душа человека — tabula rasa, чистая доска. Идеи вносятся в нее с помощью чувств: одного (например, идеи, звука, запаха и др.) или нескольких (пространства, движения и др.). Время, по Локку, связано с идеей последовательности прежде всего смены состояний человеческой души, и рефлексией, наблюдением за этими внутренними изменениями. Таким образом, английский философ продолжил и развил психологическое направление в изучении времени. Локк сближает идеи вечности, длительности и времени, а также развивает мысль о роли отношения в установлении продолжительности тех или иных явлений. В «Опыте о человеческом разуме» (1690) Локк исследовал время и пространство не только как самостоятельные, но и как тесно связанные между собой идеи: «Итак, распространенность и продолжительность взаимно обнимают и охватывают друг друга. Каждая часть пространства находится в каждой части распространенности <...> это может служить предметом дальнейшего размышления»[4].

Локк внес неоценимый вклад в развитие учения о государстве, праве и международных отношениях. Он был ревностным сторонником реализации естественного права, выступал в защиту свободы, мира и демократической революции (в случае злоупотребления властью). Государство, согласно взглядам Локка, должно реализовать свою деятельность на основании законов. Будучи одним из основателей теории общественного договора, Локк развивал идеи гражданского общества и разделения властей.

Проблемы пространства и времени получают новое звучание не только в естествознании, но и в философии истории, которая сформировалась в XVIII в. Немецкий философ Иоганн Гердер (1744—1803) рассматривал философию истории уже как самостоятельную дисциплину.

Одним из первых создателей философского труда, посвященного осмыслению истории, явился итальянский философ Джамбаттиста Вико (1668— 1744), которому принадлежит труд «Основания повой науки об общей природе наций» (1725). Вико выступил против утверждения Декарта о том, что история не является наукой. В представлении Вико, история — наука, посвященная деятельности людей, в которой отражается божественный замысел.

Периодизация истории была выполнена итальянским философом на основе идеи круговорота времени. Согласно Вико человечество в своем развитии переживает несколько эпох: время богов, в котором доминирует власть авторитета; время героев, когда преобладает государство; время людей, призванное реализовать идеи разума, права, совести. Формой правления на этом историческом этапе может стать демократическая республика или монархия, которая способна осуществлять свой гражданский долг. Государственные границы в конечном счете подлежат упразднению, а человечество становится единым. Но это поступательное движение истории заканчивается анархией, и цикл времени повторяется.

Немецкий ученый и политик Готфрид Вильгельм Лейбниц (1646— 1716) в своих трудах не только подвел итоги философской мысли XVII в., но и творчески осмыслил знания предшествующих эпох, содержащие элементы рационализма.

В своих общефилософских рассуждениях Лейбниц исходил из идеи единства сущности, которая носит метафизический характер, и существования. По Лейбницу, есть реальный мир сущего и его отражение — феноменологический (физический, чувственный) мир. Реальный мир состоит из монад, которые находятся в состоянии гармонии и порождают физические явления. Лейбниц выделяет «хорошо обоснованные феномены», в том числе пространство и время. В философской системе Лейбница пространство и время — сами по себе вне вещей суть нечто идеальное или феноменальное; вместе с вещами они суть порядки отношений между ними. Как и все феномены, пространство и время характеризуются непрерывностью, неопределенностью частей и бесконечной делимостью. Как порядки, они обладают величиной и мерностью. Величина пространства определяется количеством сосуществующих предметов, величина времени — количеством следующих друг за другом событий. При отсутствии изменений невозможно установить количество протекшего времени; пространство вне мира — мнимое пространство[5]. Немецкий философ придерживался представления об относительности пространства и времени. Считается, что взгляды Лейбница на пространство и время не были поняты современниками философа и получили научное обоснование после открытий XIX в.

Запомнить!

В процессе осмысления проблем пространства и времени возникли две противоположные концепции. Они получили названия концепций Демокрита — Пыотопа и Аристотеля — Лейбница. Первая является субстанциональной и утверждает, что пространство и время выступают в качестве самостоятельных сущностей, не связанных с материей и независимых друг от друга. Согласно второй, реляционной концепции, пространство и время представляют собой отношения, связанные со взаимодействием материальных объектов.

Лейбниц признавал существование предустановленной гармонии между духовным и телесным, «запрограммированной» Богом при создании монад. В результате творения возник «наилучший из миров», обладающий как совершенством, так и несовершенством, но являющий собой основу для оптимизма, в том числе социального. По Лейбницу, «если Бог является инженером, спроектировавшим все происходящее во Вселенной, то как тогда объяснить существование в ней зла? Ведь Бог является одновременно и всемилостивым, и всезнающим». Лейбниц проводит различие между двумя видами истины: необходимыми (логическими) истинами и истинами факта, которые могут быть иными, чем они есть. «Истины факта (фактические истины) зависят от эмпирических обстоятельств, характеризуются степенями вероятности и потому подвержены вариациям. Необходимые истины (логика) не могут быть нарушены даже Богом. Что касается фактических истин, то Бог, как добрый и разумный, выбирает из эмпирических обстоятельств их варьирования наилучшую из возможных комбинацию. При рассмотрении по отдельности фактических истин отдельному человек}' может показаться, что некоторые обстоятельства могли бы быть лучше, если бы они были иными. Но если бы мы были в состоянии видеть целое, как это присуще Богу, то узнали бы, что все в нашем мире устроено наилучшим образом в том смысле, что Бог выбрал наилучшую из возможных комбинаций»[6]. В физическом мире, несмотря на все его многочисленные недостатки, люди, стремясь к свободе, обладают возможностью сделать свой выбор в пользу наилучшего.

Будучи не только кабинетным ученым, но и практиком, в том числе в области политики (как внешней, так и внутренней), Лейбниц стремился гармонизировать международные отношения в Европе, которые начинали обретать враждебный характер. Он ратовал за объединение церквей, выступал в пользу союза немецких князей, ратовал за компромисс между европейскими государствами. Придерживаясь концепции общественного договора, философ считал, что в его основании лежит несколько видов социальной справедливости, и среди них та, которая призвана быть обоюдной. Что касается философского обоснования международных отношений, то, по утверждению Лейбница, они основаны на добровольных договорах и на интересах. Вот почем}' эти отношения и права «так разнообразны, как нравы народов, и так переменчивы, как времена». Монархи, по словам Лейбница, играют судьбами мира, как в карты, мирные договоры — не более чем временные перемирия[7].

Если Г. Лейбниц не создал отдельного труда, посвященного непосредственно философии истории, то английский государственный деятель и писатель Генри Сент-Джон, первый виконт Болингброк (1678—1751) написал книгу «Письма об изучении и пользе истории» (1738), в которой призывал интересоваться не только событиями древности, но и обратить свой взор на «созерцание живых».

С одной стороны, Болингброк признавал наличие волюнтаризма в человеческой деятельности, с другой — пытался найти всеобщий закон истории, тем самым создавая почву для создания всемирной истории. Он принадлежал к исследовательскому направлению, представители которого связывали историю с человеческой памятью, хранилищем наиболее знаменательных событий. Позиция Болингброка заключалась в следующем: историю надо рассматривать философски и не сводить к простому описанию минувшего. Она призвана служить формированию опыта и установлению связи между настоящим, прошлым и будущим.

Пространственно-временные аспекты развития стали объектом научного интереса знаменитого французского просветителя Шарля Луи Секонда Монтескье, барона де Ла Бреда (1689—1775), который был одним из провозвестников идей геополитики.

Взаимозависимость природы и культурного развития человечества служит лейтмотивом творчества Иоганна Готфрида Гердера (1744—1803). Несмотря на то что главное произведение этого немецкого писателя и мыслителя «Идеи к философии истории человечества» (1784—1791) не было окончено, вклад Гердера в развитие философии истории исключительно значим. Считается, что философ осуществил значительный вклад в развитие идей социального историзма; он четко, как никто до него, сформулировал идею общественного прогресса, показав на конкретном материале всемирной истории закономерный характер общественного развития[8].

В предисловии к своей книге Гердер ставит вопрос: «Коль скоро обо всем, что есть на свете, трактует особая философия и наука, почему бы и не быть такой философии и такой науке, которые трактовали бы то, что прежде всего нас касается, — историю человечества, всю историю человечества в целом?»[9] Но прежде чем перейти непосредственно к истории человечества, Гердер рассматривает процесс развития природы. Он пишет об эволюции нашей планеты, о появлении на ней множества живых организмов, стремится дать ответ на вопрос, где появились первые люди на Земле, и говорит о человеке, наделенном разумом, как о центральном существе среди земных животных. Преодоление животного начала, по Гердеру, — важный компонент движения к человечности, а не просто к человекоподо- бию. Формирование гуманности Гердер считает одной из основных целей совершенствования человеческой природы.

В неоконченном труде Гердера история представлена в ее пространственно-временном контексте: «Что же на земле доведено до конца? Что на земле — целое? Так разве не упорядочены времена, как упорядочены пространства? А ведь время и пространство близнецы, и одна у них мать — судьба. Пространства полны мудрости, а времена полны мнимого хаоса, и, однако, человек сотворен, очевидно, чтобы искать порядок, чтобы внести ясность в свой малый промежуток времени, чтобы грядущее строить на прошедшем, — иначе зачем человеку память, зачем воспоминания?»[10]

Признавая единство человеческой природы, Гердер, тем не менее, связывает процесс становления различных культур с территорией их расселения, а также с климатом тех или иных территорий Земли. В результате возникает широкая историческая панорама, отобразившая динамику культурного разнообразия нашей планеты.

Важно!

Таким образом, в эпоху Просвещения начала формироваться новая, научная картина мира. Ее становлению способствовали многие факторы. Существенную роль в углублении знаний о нашей планете сыграли и новые географические открытия, снабдившие европейцев ценными сведениями о ранее неизвестных ареалах (например, об островах Пасхи, Таити и Гавайи в Тихом океане, а также о восточном побережье Австралии). Упрочение позиций капитализма происходило в тесной связи с урбанизацией и развитием государства.

Вместе с тем освоение европейцами земного и морского пространства осуществлялось в целях, далеких от гуманизма и уважения культурного разнообразия. В мире постепенно нарастали масштабы европейской колонизации. Активизировалась колониальная экспансия Англии в Новом свете, вытеснявшей оттуда Испанию. Так, английскими владениями стали острова Барбадос и Ямайка, захват которой позволил англичанам усилить контроль над регионом. В начале XVII в. разыгрывается первый акт драмы английского освоения Северной Америки, цели которого первоначально были объявлены сугубо торговыми и миссионерскими: основание Джеймстауна (Форта Джеймс, 1607) унесло жизни большинства переселенцев. Но подлинное начало колонизации этой части континента связывается с высадкой на Атлантическом побережье «отцов-пилигримов», приплывших в Новую Англию на корабле «Мэйфлауэер». Складывалась общность людей, среди которых постепенно нарастало недовольство Англией, стремившейся затормозить экономическое и политическое развитие колоний. Интересы Англии, а затем Великобритании простирались и на ряд территорий современной Канады, а также Центральной и Южной Америки, страна вела напряженную борьбу за Флориду.

Помимо Испании и Англии на территории Америки претендовали и другие государства. Так, открытый Нидерландами остров Манхэттен в 1614 г. был включен в состав Голландской Республики как Новые Нидерланды. С XVI до XVIII в. шла французская колонизация континента. Развернулось соперничество между Голландией и объединившимися под одной короной Испанией и Португалией (1640) по поводу владения Бразилией. В конце XVII в. неудачную попытку создать свою колонию в Южной Америке предпринимает Шотландия. Очень недолгое время просуществовала на севере Америки шведская колония. Обосноваться на острове Тобаго стремилось герцогство Курляндское, которое небезуспешно колонизовало ряд африканских земель.

Колонизация другого континента, Африки, велась со времен Древней Греции и Рима. В XV—XVIII вв. континент привлек внимание португальцев, голландцев, французов и англичан. Закрепляясь в прибрежных зонах Африки южнее Сахары, европейцы нарушали сложившиеся на континенте коммуникации, что стало тормозить развитие многих территорий. К тому же, поскольку коренное население Вест-Индии сокращалось в результате жестокости колонизаторов и вследствие эпидемий (считается, что на Кубе индейское население полностью исчезло к середине XVI в.), возникла необходимость в новой рабочей силе, источником которой явилась торговля рабами из Африки. Так, Ангола по сей день именуется «черной матерью» Бразилии.

Уже в XV—XVI вв. португальцы закрепились в Голландской Индии (Индонезии). Но созданная в XVII в. английская Ост-Индская компания сумела потеснить своих реальных и потенциальных соперников в Индии и прочно закрепилась на континенте, используя экономические средства и меры военного принуждения. По некоторым данным, за период 1757— 1780 гг. Англия вывезла из Индии почти безвозмездно в виде товаров и монеты 38 млн фунтов стерлингов — немалую по тем временам сумму[11].

Постепенно деятельность компании все сильнее контролировалась британским правительством.

Таким образом, век Просвещения не смог осуществить «единство человеческого рода» и завершался торжеством европоцентризма. Англия превратилась в мощную морскую державу, которая, потеснив Голландию, вступила в период соперничества с главенствующей на континенте Францией. Великие идеи просветителей способствовали формированию общественного мнения, которое подготовило Французскую буржуазную революцию 1789 г., положившую начало мощным политическим изменениям в Европе и в мире: «Весь XIX век, тот век, который дал цивилизацию и культуру всему человечеству, прошел под знаком французской революции. Он во всех концах мира только то и делал, что проводил, осуществлял по частям, доделывал то, что создали великие французские революционеры буржуазии»[12].

Однако в конце XVIII в. европоцентризму был брошен серьезный вызов. Незадолго до начала Французской революции Версальский мирный договор 1783 г. подтвердил выход на международную арену нового государства: в результате революции 1775—1783 гг. была признана независимость Соединенных Штатов Америки, значение которых в изменении картины мира будет возрастать.

  • [1] Славная революция (англ. Glorious Revolution) — принятое в историографии названиегосударственного переворота 1688 г. в Англии, в результате которого был свергнут корольЯков II Стюарт.
  • [2] Hi >ютоновская концепция абсолютного пространства и времени. Законы движения //Концепции современного естествознания / под ред. Л. А. Михайлова. URL: http://www.gumer.info/bibliotck_Buk$/Science/mihail/03.php (дата обращения: 10.02.2016).
  • [3] Хокинг С. Краткая история времени // Хогинг С. Вселенная Стивена Хокинга. Трикниги о пространстве и времени. СПб.: Амфора, 2012. С. 35.
  • [4] ЛоккД. Избранные философские произведения : в 2 т. Т. 1. М.: Изд-во социально-экономической литературы, I960. С. 219.
  • [5] Майоров Г. Г. Теоретическая философия Готфрида В. Лейбница. М.: Изд-во МГУ, 1973.
  • [6] Скирбекк Г., Гилье Н. История философии. URL: http://www.nnre.ru/filosofija/istorija_filosofii/pl5.php#metkadoc3 (дата обращения: 11.02.2016).
  • [7] Филиппов М. М. Готфрид Лейбниц. Его жизнь, общественная, научная и философскаядеятельность : биографический очерк. URL: http:// wvw.coollib.com/b/95174/readoollib.com/b/95174/read (дата обращения: 11.02.2016).
  • [8] Гердер // Новейший философский словарь. URL: http://www.workIib.ru/dic/%D0%B3%D0%В5%D1 %80%D0%В4%D0%В5%D1 %80/ (дата обращения: 11.02.2016).
  • [9] Гердер И. Г. Идеи к философии истории человечества. URL: http:// www.marsexx.narod.ru/lit/gerdcrl.html (дата обращения: 11.02.2016).
  • [10] Там же.
  • [11] История Востока. URL: http://www.bibliotekar.ru/istoriya-vostoka/lll.htm (дата обращения: 11.02.2016).
  • [12] Ленин В. И. I Всероссийский съезд по внешкольному образованию. Речь об обманенарода лозунгами свободы и равенства. 19 мая // Соч. Т. 29. С. 342.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>