Полная версия

Главная arrow Политология arrow ГЕОПОЛИТИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Пересмотр механистической модели Вселенной. Изменение представлений о пространстве и времени. XIX век - первая половина XX века

Век открытий и изобретений.

Глубокие изменения в научных представлениях о картине мира, в том числе о пространстве и времени, происходят в XIX — начале XX в.

Интересно!

По мнению знаменитого британского математика Стивена Хокинга, до начала XX столетия существовала вера в неизменность Вселенной, и никто не мог предположить, что она может расширяться или сжиматься.

Хокинг акцентирует внимание на нескольких открытиях, которые привели к кардинальному пересмотру научных взглядов на мироздание. Модель бесконечно статической Вселенной стала подвергаться сомнению, которое крепло в процессе изучения проблемы распространения света. Исследуя эту проблему, немецкий астроном, физик, врач Генрих Олберс (1758—1840) высказал предположение, что свет, идущий от звезд, ослабевает, проходя через некое вещество, существующее во Вселенной. Британский физик Джеймс Максвелл (1831 — 1879) предсказал, что радиоволны и свет должны распространяться с фиксированной скоростью, которую определяли относительно эфира, по мнению ученых, заполнявшего пространство. Были предприняты попытки доказать, что все тела, движущиеся в эфире, сокращаются в размерах, а время течет медленнее.

Предметом критики стало учение Исаака Ньютона. Так, Э. Мах заметил: «Об абсолютном пространстве и абсолютном времени никто ничего сказать не может; это чисто абстрактные вещи, которые на опыте обнаружены быть не могут. Все наши основные принципы механики представляют собою, как это было уже подробно показано, данные опыта об относительных положениях и движениях тел»[1].

В начале XX в. (примерно в одно и то же время) физик Альберт Эйнштейн (1879—1955) и математик Анри Пуанкаре (1854—1912) высказали предположение о том, что от идеи эфира можно отказаться, если исходить из того, что абсолютного времени не существует. В специальной теории относительности (ее возникновение связывают с тремя работами: «статьи Лоренца 1904 года, Пуанкаре 1905 года (и ее расширенный вариант, напечатанный в 1906 году) и Эйнштейна 1905 года. Но получилось так, что ученый мир воспринял в первую очередь работу Эйнштейна»[2]. Эйнштейн, отвергнув теорию эфира, допустил, что скорость света постоянна, одинакова для всех наблюдателей и ничто не может ее превысить. Тогда же ученый пришел к заключению об эквивалентности массы и энергии и вывел знаменитую формулу Е = тс[2] (Е — энергия, т — масса, с — скорость света).

Исследования Эйнштейна изменили представления о пространстве и времени. Одним из следствий специальной теории относительности является следующее предположение: допустим, «что два межпланетных корабля летят встречными курсами. На каждом из них имеется хронометр. Они совершенно одинаковы, сделаны одним мастером, и скорость их хода тоже одинакова. И вот, когда корабли пролетают один мимо другого, пилот одного из них сравнивает ход своего хронометра с ходом хронометра на встречном корабле и видит, что хронометр на встречном корабле идет медленнее. Движение меняет ход времени!»[2].

В специальной теории относительности пространство и время образуют пространственно-временной континуум — единство пространства — времени: к трем измерениям, известным в материальном мире, было добавлено еще одно, четвертое, — временное. Свет, исходящий из точки, в которой происходит то или иное событие, образует трехмерный световой конус прошлого и трехмерный световой конус будущего. Все, что лежит за пределом этих конусов, не может повлиять на события, происходящие в их внутреннем пространстве. Если, например, Солнце погаснет, жители Земли обнаружат это лишь через некоторое время. Только после того как свет угасшего светила достигнет нашей планеты, мы окажемся в световом конусе будущего того момента, когда Солнце погасло. Вселенную мы видим такой, какой она была миллионы лет назад.

Из общей теории относительности, которая была сформулирована через 10 лет, вытекает заключение о том, что под воздействием силы или в процессе движения тела изменяется кривизна пространства — времени. Общая теория относительности содержала догадку о том, что вблизи массивного тела время движется медленнее. Этот вывод имеет практическое значение: часы, которые находятся ближе к земле, идут медленнее, чем те, которые удалены от ее поверхности. Данный эффект стал учитываться при расчетах, связанных с навигационными системами, которые получают сигналы со спутников.

Возникновение теории относительности не означает, что мир получил исчерпывающее и завершенное представление о пространстве и времени, дискуссии о природе которых не завершились столетие назад и продолжаются но сей день.

Фундаментальные положения, которые легли в основу философской картины мира Нового времени, были связаны с идеями Просвещения: «Индивидуалистические воззрения (ориентации) данной эпохи исходят из признания автономности и самоценности человека. В социально-политической области они закрепляются в понятиях естественного и позитивного (установленного) права, в социально-экономической — в понятии собственности и свободы предпринимательства, в области философии они выражены в концепции самодостаточного, суверенного субъекта. В аксиологическом плане индивидуализм связан с десакрализацией и релятивизацией ценностей. Человек теперь сам определяет и устанавливает в обществе иерархию ценностей, на вершине которой оказывается то, что служит его благу. Свое логическое завершение аксиолого-индивидуалистические воззрения находят в теории разумного эгоизма, или морали здравого смысла: человеку нужно (выгодно) работать не только на собственное благо, но и на благо общества, ведь от реализации последнего в конечном счете зависит и его собственное благополучие»[5].

Важно!

Философские представления о мире и человеке в рассматриваемый период отличались существенным многообразием. Их диапазон был чрезвычайно широк: диалектический и исторический материализм, вульгарный материализм, марксизм, нозитивизм, иррационализм, философия жизни. С одной стороны, сохраняется признание разума как рациональности, с другой — усиливается разочарование в разуме, который не смог решить задачи, поставленные мыслителями Просвещения.

Марксизм, пересмотрев гегелевскую диалектику с точки зрения материалистического понимания законов развития природы и общества, представлял будущее как кардинальное переустройство мира путем пролетарской революции и упразднения частной собственности.

На историческую сцену выходит позитивизм, создающий свои теоретические построения, исходя из фактов реальной жизни, и стремящийся перенести достижения естественных наук на социогуманитарную сферу познания. У его истоков стоял французский философ и социолог Огюст Конт (1798—1857), который выдвинул идею трехстадийного развития общества, переходящего от теологической и метафизической стадий к позитивной, соответствующей промышленной цивилизации.

Развитие психологии и биологии немало содействовало возникновению такого философского направления, как философия жизни. Знаменитый немецкий философ Артур Шопенгауэр (1788—1860) начинает расценивать мир, отраженный в сознании человека, только как представление, неподвластное интеллекту — пустому призраку. Пространство и время выступают как априорные формы сознания. Па первый план выносится слепое бессознательное начало — воля к жизни. По Шопенгауэру, смысл жизни заключается в отказе от воли как иррационального начала и достижении свободы. Согласно воззрениям Фридриха Ницше (1844—1900) философия жизни связана с волей к власти. Индивид, освобождаясь от общепринятой, прежде всего религиозной морали, и опираясь на собственные нормы и ценности, способен стать сверхчеловеком. Время, по Ницше, циклично и подвержено «вечному возвращению».

Под воздействием открытий в физике на рубеже XIX—XX столетий в осмыслении процессов жизни человека и общества приобретает распространение релятивизм, абсолютизирующий относительность знания, а также отрицающий однонаправленность и линейность развития человечества и признающий изменчивость, ситуативность и своеобразие тех или иных феноменов социокультурной жизни. Продолжается дальнейшая дифференциация научного знания. Как самостоятельные дисциплины заявили о себе биология, психология, социология.

Интересно!

По словам русского и американского социолога и культуролога Питирима Сорокина, лишь только один XIX век принес открытий и изобретений больше, чем все предшествующие столетия, вместе взятые[6].

Меняется географическая и политическая карта мира. На карте планеты начинают исчезать белые пятна. Картографические изображения Европы,

Азии, Африки, Австралии и в значительной степени Америки приобретают современные очертания (правда, центральные регионы ряда континентов будут осваиваться еще достаточно долго). В 1820 г. экспедицией Ф. Ф. Беллинсгаузена и М. П. Лазарева была открыта Антарктида.

География все больше и больше утрачивала описательный характер, ее содержание и взаимодействие с другими областями знания расширялись. Еще на рубеже XVIII—XIX вв. совершил путешествие в Америку немецкий географ Александр Гумбольдт (1869—1859), который решил не ограничиваться простым землеописанием, а искать и находить закономерности явлений, происходящих на планете. Он выявил взаимосвязь суши, океана и атмосферы и дал характеристику природных зон Земли. Следует также заметить, что описание знаменитого путешествия Ч. Дарвина на «Бигле» воспринималось современниками как книга о географии. Географические исследования были развиты и углублены немецкими учеными Карлом Риттером и Фридрихом Ратцелем, а также французом Элизе Реклю (подробнее их деятельность будет рассмотрена в главе 2).

Из опасения, что география окажется разорванной между различными дисциплинами, немецкий ученый Альфред Геттнер (1859—1941) утверждал, что эта наука должна рассматривать лишь пространственные характеристики территорий. Это соответствовало идеям хорологии (области научного знания, рассматривающего пространство, заполненное предметами и явлениями, в качестве основного объекта географии).

Изменение политической карты мира происходило под влиянием войн и революций, которые охватывали многие регионы планеты. Век, начавшийся Наполеоновскими войнами (ноябрь 1799 — июнь 1815), завершается Англо-Бурской войной (1899—1902). Пространство все больше и больше превращается в универсальный ресурс, что в значительной степени было обусловлено развитием капитализма и наступлением эпохи империализма, что сопровождалось усилением колониальной политики. К концу XIX в. был закончен раздел мира, который привел к возникновению новых противоречий между ведущими империалистическими державами. Мир неуклонно сползал к катастрофе, которой стала Первая мировая война.

  • [1] Цит. по: Болотовский Б. Эйнштейн и современная картина мира // Наука и жизнь.1979. jNb 3. С. 46. URL: http://www. nkj.ru/archive/articles/5250 (дата обращения: 11.02.2016).
  • [2] Там же.
  • [3] Там же.
  • [4] Там же.
  • [5] Философия : учеб.-метод. пособие. М. : Изд-во РУДН, 2006. URL: http://www.mir.zavantag.com/ (дата обращения: 11.02.2016).
  • [6] Подробнее см.: URL: http://www.kakprosto.ru/kak-855767-kak-razvivalas-nauka-v-xix-veke#ixzz3rURBYEF5 (дата обращения: 11.02.2016).
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>