Полная версия

Главная arrow Политология arrow ГЕОПОЛИТИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Геополитические воззрения П. В. де ля Блаша

Во Франции развитие геополитики связано с именем известного географа Поля Видаля де ля Блаша (1845—1918). Он является автором исследований в области физической географии и географии населения — «Картина географии Франции» (1903), «Восточная Франция» (Лотарингия и Эльзас) (1917) и др., «Большого атласа по географии и истории мира» (содержит карты по древней, средневековой и новой истории, географии материков и стран) и основателем географического французского журнала «Annales de geographie» (1891 )[1]. По идее П. В. де ла Блаша и под его руководством началась подготовка многотомного труда по всемирной географии, изданного посмертно.

П. В. де ля Блаш критиковал увлечение Ф. Ратцеля географическим детерминизмом, он выделял ведущую роль человека в освоении пространства. П. В. де ля Блаш стал основателем антропологической школы геополитики.

Важно!

Поль Видаль де ля Блаш — создатель антропологической школы геополитики.

Ему принадлежит идея поссибилизма (от лат. possibilitis — возможный). Ученый считал, что человек, так же, как и природа, может рассматриваться в качестве географического фактора, причем не пассивного, а активного, преобразующего мир. В книге «Картина географии Франции» (1903) он обращается к идее взаимосвязи почвы и крови: «Отношения между почвой и человеком во Франции отмечены оригинальным характером древности, непрерывности <...> В нашей стране часто можно наблюдать, что люди живут в одних и тех же местах с незапамятных времен <...> У нас человек — верный ученик почвы»[2]. П. В. де ля Блаш считал, что почва определяет характер, нравы и предпочтения населения. В его концепции политическая история состоит из пространственной (географической) и временной (исторической) частей. Он предлагал рассматривать географическую среду, климат, почву как потенциал, который может стать реальным политическим фактором.

Ученый критически переработал немецкое геополитическое наследство — труды Ф. Ратцеля. В учении П. В. де ля Блаша главное место занимает не география, не территория, не пространство, а человек и его свобода. Отказ от жесткого географического детерминизма и фатализма позволил ученому выдвинуть на первый план в развитии волю, инициативу человека и его возможности {possibilities). Важное значение П. В. де ля Блаш придавал чувству истории в геополитической борьбе.

Главный элемент теории П. В. де ля Блата — категория локальности развития цивилизации. Ее основу составляют отдельные элементы, общественные ячейки (микрокосмос), которые складываются во взаимодействии человека и природы и формируют определенные «образы жизни». Эти элементы эволюционируют, расширяются и охватывают все новые и новые территории. В процессе усложнения структур цивилизация переживает вспышки энергии, откаты, катастрофы, регрессии. Формы взаимодействия ячеек цивилизации многообразны и противоречивы: здесь и ассимиляция, и заимствования, и даже полное уничтожение. Сближения и взаимодействия элементов привели к образованию империй: Римской, Западной и Восточной, сассанидов, персов и т.д. По теории П. В. де ля Блаша, процесс взаимодействия происходит в северной полусфере от Средиземноморья до Китайского моря. Самое большое многообразие «образов жизни», по П. В. де ля Блашу, возникло в Европе, поскольку здесь множество различных географических сред — моря и горы, степи и леса, реки и морские бухты и т.д. Обогащение, ассимиляция, заимствования стали причиной динамического развития европейской цивилизации.

Французская антропологическая школа геополитики стала альтернативой германской школе. Теоретические противоречия геополитических школ отражали реальный геополитический конфликт между Францией и Германией. Франция в этот период была членом Антанты, т.е. морского могущества, и противостояла Тройственному союзу, т.е. континентальным силам.

П. В. де ля Блаш выдвигает миролюбивую концепцию — процесс постепенного преодоления противоречий между континентальными и морскими странами за счет развития сети коммуникаций. В книге «Восточная Франция» (1919) он отстаивает свой основной тезис: «Взаимопроникновение земли и моря — универсальный процесс»[3]. Коммуникации увеличивают возможности промышленности и торговли, усиливают связь континента и моря. П. В. де ля Блаш полагал, что континентальные пространства станут все более проницаемыми, поскольку модернизируется сеть дорог, улучшаются морские пути, в коммуникации вовлекается океан. Развитие контактов, расширение торговых связей приведет к увеличению политического контроля человека над новыми территориями. Поссибилизм П. В. де ля Блаша исправил жесткий географический детерминизм предшествующих представителей континентальной школы и сформировал третье направление геополитики — концепцию Берега. Ученый выделяет три основные черты «цивилизации Берега»: выбор антигерманского лагеря (цивилизации Моря), отход от жесткого географического детерминизма, уменьшение роли пространства в пользу субъекта и времени.

Для Франции жизненно важным был вопрос о судьбе Эльзаса и Лотарингии, предметом давнего спора с Германией. После Первой мировой войны область вошла в состав Франции, но большинство жителей в ней говорили по-немецки. П. В. де ля Блаш отказывается от агрессивных насильственных методов вытеснения германской культуры и в своей книге «Восточная Франция» (1917) предлагает превратить Эльзас и Лотарингию в зону сотрудничества между Францией и Германией[4]. На примере данной области ученый предлагает создать образец геополитического мулъти- культурного пространства для всей Европы. Ученый убежден, что богатые земли Эльзаса и Лотарингии можно превратить не в барьер, отгораживающий народы, а в зону взаимного сотрудничества, т.е. создать геополитическую модель франко-германского пространства[5].

Важно!

Эльзас и Лотарингия как образец геополитического мультикультурного пространства Европы — зона взаимного сотрудничества.

Идеи П. В. де ля Блата кардинально отличались от германской геополитической школы, в которой Ф. Ратцель предлагал процесс территориальной экспансии. Вокруг П. В. Блата сложилась французская школа геополитики человека, яркими представителями которой были его ученики — знаменитые французские географы Эммануэль де Мартон (1872—1955), племянник В. де ла Блаша[6]; Жан Брюн (1869—1930), автор книги «Человеческая география»[7]; Альбер Деманжон (1872—1940), профессор Парижского и Лилльского университетов, один из редакторов «Географиической летописи»[8], и его ученик, профессор Сорбонны Жан Готман (1917—1994); Пьер Деффонтэн (1894—1978), Люсьен Февр (1878—1956)[9] и другие.

Французская геополитическая школа повлияла на германскую: К. Хаус- хофер первым признал критику П. В. де ля Блаша в отношении географического детерминизма.

  • [1] Соч.: Tableau de la geographie de la France // Lavisse /;. Histoire de France. T. 1. Paris,1903; La France de L’ Est (Lorraine — Alsace). Paris, 1917; Atlas general. Paris , 1894 (Histoireet geographic).
  • [2] Vidal de la Blache P. Tableau de la geographie de la France // Lavisse E. Histoire de France.T. 1. Paris, 1903.
  • [3] Vidal de la Blache P. France de L’Est (Lorraine — Alsace). Paris, 1917.
  • [4] Vidal de la Blache P. La France de L’ Est. Paris : Livres Herodote, 1994.
  • [5] Ibid.
  • [6] Martonne E. de. Traite de geographic physique. Paris : Librairie Arinand Colin, 1909.
  • [7] Bruhnes J. Geographie humaine. Paris : Michelet, 1910.
  • [8] Demangeon A. Le declinde I’Europe, Paris? 1920; L’Empire Britannique, Paris, 1923;Les lies Britan tuques. Paris, 1927 (Geographic universeille, publiee sous la direction de P. Vidalde la Blache et L. Gallois. T. 1); Belgique, Pays-Bas, Luxembourg. Paris, 1927 (та же серия, t. 2);La France economique et humaine. T. 1—2. Paris, 1946—48 (та же серия, t. 6).
  • [9] Febvre L. La terre et revolution humaine. Paris : Vieilles Provinces, 1923.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>