Полная версия

Главная arrow Политология arrow ГЕОПОЛИТИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Геополитические воззрения Ф. Ратцеля, Р. Челлена, Ф. Науманна

Направление геополитики для сухопутных государств получило оформление в трудах немецких ученых Ф. Ратцеля, Р. Челлена, Ф. Науманна. Геополитика Германии сформировалась при О. Бисмарке, что определило ее направление, содержание и особенности. Главным фактором в отношениях между государствами немецкие ученые считали физическую силу, а основным законом жизни — триумф сильного над слабым. Идеология

Германии при О. Бисмарке была основана на синтезе германских мифов и экономической мощи страны в последней трети XIX в., а ее составными частями стали агрессия, героизм, сила и господство. Концепция могущественной державы наиболее полно разработана в книгах Й. Парча «Срединная Европа» (1906) и Ф. Науманна (1915 ) — под тем же названием[1]. Ученые утверждали, что «срединная Европа» будет иметь германское ядро, добровольно использовать немецкий язык, который знают во всем мире и который уже является языком межнационального общения в Центральной Европе. К «германскому ядру», по мнению Ф. Науманна, должны присоединиться малые страны, неспособные выжить вне союза с великими державами, — балканские государства и Италия.

Запомнить!

Срединная Европа (Mitteleuropa) — концепция начала XX в. о расширении жизненного пространства Германии за счет соседних государств, сформулированная в трудах географа Й. Парча (1906) и публициста Ф. Науманна (1915).

Предшественником геополитики был Фридрих Ратцель, немецкий географ и этнолог, положивший начало германской геополитике (подробнее о нем см. параграф 2.2). В 1886—1904 гг. он был профессоров^ географии Лейпцигского университета.

Ф. Ратцель сформулировал тезисы, ставшие основой геополитической методики.

  • 1. Принцип единства человечества.
  • 2. Принцип государства как живого организма, который берет энергию из своего пространства — геобиосреды (Lebensenergie).
  • 3. Принцип формирования народа и нации не только из географического пространства, но и из созданного человеческим трудом капитала и воспоминаний, что составляет духовную основу народа.
  • 4. Свойства государств — рождение, развитие, смерть, циклы слияний и поглощений, расширений и сужений. Концепция нерушимости границ неверна.
  • 5. Принцип территориальной экспансии как биологической необходимости государства, а нс рационально-волевой деятельности политических элит. (За этот тезис книгу Ф. Ратцеля назвали «Катехизис для империалистов».)
  • 6. Принцип адаптации государства к ландшафту, подобно растениям и животным, но адаптация людей носит социальный и политический характер.

Принципы политической географии Ф. Ратцеля стали основой развития науки геополитики.

Основной вклад Ф. Ратцеля — органический подход к пространству

(см. «Политическая география», 1897)[2]. Государство как биологический организм, по Ф. Ратцелю, действует по биологическим законам. Ф. Рат- цель вводит идею жизненного пространства (Lebensraum), на десятилетия ставшую популярной у геополитиков. «Государство нуждается в земле, чтобы жить». Следовательно, пространственная экспансия является естественным процессом для государства как живого организма; геополитики должны обладать «чувством пространства», ощущать «пространственный смысл».

Идея расширения жизненного пространства в концепции Ф. Ратцеля становится геополитическим законом’. «Народ растет, увеличиваясь в числе, страна — увеличивая контролируемое ею пространство»[3]. Ф. Ратцель приводит конкретную цифру: 5 млн км — такой должна быть территория государства, если оно хочет стать великой державой.

Важно!

Геополитический закон Ф. Ратцеля: пространственная экспансия является естественным процессом для государства — живого организма.

В своих работах Ф. Ратцель, размышляя о Германии, обосновал концепцию мировой державы (Weltmacht). В книге «О законах пространственного роста государств» (1901) он формулирует семь законов экспансии:

  • 1) расширение границ происходит вместе с развитием культуры государств;
  • 2) рост пространства происходит вместе с ростом торговли, производства, культуры, т.е. с повышением активности во всех сферах;
  • 3) расширение государственных границ происходит путем присоединения и поглощения меньших государств;
  • 4) граница является свидетельством роста, силы или слабости государства;
  • 5) государство стремится включить наиболее ценные элементы физической географии: береговые линии, бассейны рек, равнины, богатые ресурсами районы;
  • 6) расширение пространства начинается с изменения уровня развития соседних территорий;
  • 7) тенденция к слиянию и поглощения слабых наций объективна.

Современники упрекали Ф. Ратцеля в пропаганде империализма, а его

теорию называли «империалистическим катехизисом»[4]. Сам Ф. Ратцель вступил в Пангерманский союз К. Петерса (1856—1918), объединявший в 1891 — 1939 гг. крупных монополистов, землевладельцев и консервативную интеллигенцию Германии, многие из которых стали членами Национал-социалистической немецкой рабочей партии (нем. Nationalsozialistische Deutsche Arbeiterpartei (NSDAP); рус. сокр. НСДАП). В нацистской Германии книги Ф. Ратцеля издавались большими тиражами, а нацистская геополитика основывалась на его трудах.

Сам Ф. Ратцель всегда считал, что заложил основы науки политической географии.

Термин «геополитика» первым употребил в XIX в. Рудольф Челлен (1864—1922) — шведский социолог и политолог, автор термина «Геополитика» (см. также параграф 2.2). Он дал определение геополитики: «наука о государстве как географическом организме, воплощенном в пространстве».

Запомнить!

Термин «геополитика» введен в науку шведским социологом и политологом Рудольфом Челленом (1864-1922).

Р. Челлен наряду с Ф. Ратцелем, Александром фон Гумбольдтом (1769— 1859) и Карлом Риттером (1779—1859) являются признанными отцами немецкой классической школы геополитики.

Классическая геополитика задумывалась Р. Челленом как дисциплина, изучающая отношение государства к пространству власти. Но особенность его суждений состоит в том, что под государством он понимал не абстрактнологический механизм (вопреки классической политологии), а живой организм. Главная книга Р. Челлена «Государство как форма жизни», выпущенная в 1916 г.[5], отражала его оргапицистский подход проявления жизни как таковой.

Р. Челлен защитил докторскую диссертацию в Уппсальском университете (1890), а затем преподавал в Гетеборгском и Уппсальском университетах. Специализировался на исследовании систем государственного управления, опираясь при этом на глубокие знания истории, политической географии, политологии. В отличие от своего учителя Ф. Ратцеля Р. Челлен считал геополитику не самостоятельной научной дисциплиной, а лишь составной частью социально-политических наук.

Челлен был консерватором и германофилом. Он считал, что будущее Швеции и всех германских народов может быть обеспечено только в тесном союзе с единой мощной Германией, доминирующей в Центральной Европе, владеющей многочисленными колониями как источниками сырья и рынками сбыта, занимающей вместе с союзниками (в том числе и со Швецией) достойное место среди мировых держав. Будучи избранным в риксдаг (парламент Швеции), Р. Челлен осуществлял консервативную, прогерманскую, великодержавную, милитаристскую и колониальную политическую программу, которая находила немало сторонников.

Р. Челлен стал создателем одной из первых моделей континентального блока — Германо-Нордического союза во главе с Германской империей. Он понимал, что скандинавские страны не могут противостоять внешней агрессии из-за своей слабости. В книге «Великие державы» (1910)[6] Р. Челлен утверждал, что малые страны вовлекаются в общую экономическую деятельность великих держав, образуя политические и хозяйственные комплексы. По мнению Р. Челлена, именно Германия обладала в Европе «осевым динамизмом». Если такие комплексы, как Британская, Российская империи и США сложились уже в XVIII—XIX вв., то задачей Германии и германских стран в XX в. является построение политико-экономического комплекса в континентальной Европе — структурирование вокруг себя из малых стран Европы (страны Оси) Германо-Нордического союза. Социальный дарвинизм эволюционировал в работах Р. Челлена в великодержавный шовинизм.

Основными соперниками Германии и союза «юных» наций Р. Челлен считал «старые нации» Европы — Англию и Францию (Антанта). Он позаимствовал у Ф. М. Достоевского идею «юных народов» и использовал ее в европейской системе координат. Немцы, считал Р. Челлен, — юный народ, который находится в восходящей динамике, двигаясь к мировой державе, вовлекая в свою орбиту «старые народы» (французов и англичан).

В книге «Государство как форма жизни» (1916)[7] Р. Челлен разработал концепцию анатомии силы государства, в которую входили:

  • — географические факторы существования и развития государства;
  • — демополитика — народонаселение государства;
  • — экополитика — государство как экономическая сила;
  • — социополитика — государство и общество;
  • - кратополитика — формы государственного управления.

«Легко различить естественные границы нашей науки (политики) по отношению к предмету других наук. Ее левое крыло — не география, но геополитика; ее цель — не территория {land), но всегда и исключительно пронизывающая последнюю политическая организация, т.е. территориальная форма власти (like). Ее правое крыло — не государственное право и тем более не конституционная история, но конституционная и административная политика, или, если использовать единый термин <...> политика управления (regements politik[8], — утверждал Р. Челлен.

Р. Челлен понимал государство как интеграцию территории, населения, экономической, социальной и политической жизни общества. Но государство — не случайный «конгломерат различных сторон человеческой жизни», а живое существо, биологическое образование, развивающееся по биологическим законам самосохранения, роста, стремления к доминированию. Если слабые государства притягиваются, включаются в политическую и экономическую жизнь сильных, более жизнеспособных государств, то более мощные и живучие постоянно расширяют свое жизненное пространство. Для этого у них есть три пути: колонизация, слияние, завоевание. Государства, чтобы быть сильными и жизнеспособными, должны быть развиты и в аграрном, и в индустриальном отношении, т.е. быть самодостаточными, чтобы в случае необходимости (войны, агрессии) обеспечить себя всем нужным.

Важно!

Р. Челлен определял государство как живое биологическое существо, которое развивается по биологическим законам самосохранения, роста и стремления к доминированию.

В отличие от Ф. Ратцеля, который моделировал государство как низший организм, Р. Чсллен уподобляет государство человеку, поскольку оно чувствующее и мыслящее существо. Государства, аналогично людям (и животным), подчиняются законам борьбы за существование и естественного отбора. Подобно организмам, они рождаются и растут, достигают наивысшей силы, дряхлеют и умирают. Государства — не просто формы жизни, занимающие свое место в жизненном ряду, они наиболее важные и существенные («импозантные») формы жизни. Как и в живой природе, большие, жизнеспособные государства растут за счет малых, слабых, не приспособленных к выживанию геополитических образований. Они захватывают их территории, разрастаясь, раздвигают свои границы, пока, наконец, не поглощают соседние малые страны. Такова, по мнению Челлена, политическая история всех империй.

В начале XX в. наиболее жизнеспособными и быстрорастущими державами являлись Германия и Япония. Такой ход событий Р. Челлен считал естественной необходимостью, которая проявляется объективно, независимо от воли людей. Политические руководители государств имеют возможность лишь пролагать путь этой естественной необходимости.

Философской основой учения Р. Челлена является социальный дарвинизм (см. также главу 2, параграф 2.1). Объективными условиями, в которых вызревали идеи о праве силы, было положение «юных» германских народов, «стиснутых» на европейском континенте «дряхлыми» народами. В результате отставания в историческом развитии германские народы не успели к разделу мира, но теперь, набрав силу, мечтали о его переделе.

Несмотря на небольшую популярность в Швеции, идеи Р. Челлена нашли сторонников среди немецких консерваторов и социал-дарвинистов. Па эти идеи опирались в своих сочинениях европейские и американские геополитики. Наиболее востребованы оказались четыре «актуальных урока» Р. Челлена:

  • 1) политическая наука, которая может и должна быть важным средством углубления и закрепления реформ, на деле оказывается не востребованной властями, университетским начальством и обществом в целом;
  • 2) сама политика должна быть профессиональной;
  • 3) политическая наука должна быть саморефлексивной, стремясь «назад к выявлению своей собственной проблематики, к своим задачам и исходному пункту».
  • 4) органическая теория государства гласит, что государства, подобно всем живым существам, рождаются, взрослеют, приобретают свои особые черты характера, формируются как личности, ведут непрестанную борьбу за жизнь, а потом кончают самоубийством, выживают из ума, дряхлеют и умирают.

Лютеранский священник Фридрих Науманн (1860—1919) оставил службу ради политики. В многочисленных статьях, брошюрах и книгах по вопросам экономики, внутренней и внешней политики он пытался совместить социалистические идеалы и идею объединения германского государства. Ученый неоднократно избирался в рейхстаг, стал основателем Немецкой прогрессивной национальной партии (НПНП) — либеральной политической организации времен Бисмарка. Партия Ф. Науманна стремилась к национальному социализму на немецкой земле.

Когда началась Первая мировая война, Ф. Науманн в период успехов германской армии издал книгу «Что будет с Польшей?», в которой предлагал при перекройке Европы возродить польскую государственность и сделать Польшу буферным государством между Россией и Европой. Популярный геополитический проект союза германских и других центрально-европейских стран Ф. Науманн изложил в книге «Срединная Европа» (1916). Эта книга сделала его имя широко известным в европейских странах, в том числе в России, где в 1918 г. вышел ее перевод.

Ф. Науманн предлагал сконструировать две великие германские стены экономического и военного характера — между Германией и Францией и между Германией и Россией. Эти стены должны защищать немецкое сверхгосударство (Oberstaat), в состав которого на основе конфедерации следует включить балканские страны и Италию. Ф. Науманн признавал роль великих держав как вершителей мирового порядка, а для расширения жизненного пространства допускал присоединение соседних государств или их частей с немецким населением.

Ф. Науманну принадлежит идея европейского сверхгосударства и европейской идентичности.

Важно!

Ф. Науманну принадлежит идея европейского сверхгосударства и европейской идентичности.

В восьми главах своего произведения он проанализировал вопросы состава Срединноевропейского союза государств (Германия, Австрия, Венгрия, центрально-европейские страны, которые существовали тогда или могли быть образованы путем отделения от Австро-Венгерской империи), его географического положения, соотношения сил в военной области и мировой экономике, решения национальных и конфессиональных проблем; таможенные и конституционные вопросы Срединной Европы, которая «является продуктом войны». По Ф. Науманну, «Срединная Европа будет иметь германское ядро, будет добровольно использовать немецкий язык, который знают во всем мире и который уже является языком межнационального общения в Центральной Европе. Но он должен с самого начала выказать терпимость и гибкость по отношению ко всем соседним языкам, которые связаны с ним»[9]. Ф. Науманн считал, что человечество еще не созрело для того, чтобы «слиться» во всемирном государстве. Следовательно, в течение продолжительного времени отдельные крупные государства будут «бороться за право управления судьбой народов».

Признанными «центрами сильного господства» он считал Британскую империю, США, Россию. К возможным мировым державам ближайшего будущего Ф. Науманн отнес Японию и Китай. Другие державы, даже обладающие большими территориями, например, Индия, некоторые страны

Южной Америки и Африки, но его мнению, вряд ли в обозримом времени смогут стать «центрами первого разряда». Благодаря рассуждениям Ф. Науманна о развитии надгосударственных образований вплоть до Соединенных штагов планеты ученый признан серьезным теоретиком в области международных организаций и международного права.

  • [1] Naumann F. Mitteleuropa // Werke. In 6. Bd. Bd. 4. Koln ; Opladen, 1964.
  • [2] Ратцель Ф. Политическая география. Народоведение (Аитропогеография). СПб. :1897 // Геополитика : хрестоматия / сост. Б. А. Исаев. СПб.: Питер, 2007. С. 15—36.
  • [3] Ратцель Ф. Народоведение : в 2 т. СПб. : Книгоиздательское товарищество «Просвещение», 1904.
  • [4] Ратцель Ф. Земля и жизнь: Сравнительное землеведение / пер. с нем. под ред.П. И. Кротова : в 2 т. СПб.: Альфарет, 2015.
  • [5] Челлен Р. Государство как форма жизни : пер. со швед. М.: Росспэн, 2008.
  • [6] Челлен Р. Великие державы. Лейпциг ; Берлин, 1914.
  • [7] Челлен Р. Государство как форма жизни.
  • [8] Там же.
  • [9] Neumann F. Mitteleuropa // Werke. In 6 bd. Bd. 4. Koln : Opladen, 1964.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>