Полная версия

Главная arrow Политология arrow ГЕОПОЛИТИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Геополитические воззрения К. Шмитта

Карл Шмитт (1888—1985) — немецкий философ, социолог, политолог и юрист, ставший фундаментальной фигурой геополитики. Его научная концепция была построена на идее прав народа ( Volksrechte). Но сам ученый долго был персоной нон грата в мировом научном сообществе, а его наследие не изучалось, поскольку он предстал перед судом на Нюрнбергском процессе за связь с фашизмом и «теоретическое обоснование военной агрессии». Нацисты грубо извратили смысл теории К. Шмитта, но судья во всем разобрался и снял с него обвинения. В 70-е гг. XX в. под влиянием Франции, Италии и США труды К. Шмитта были открыты заново. В современной России интерес к наследию К. Шмитта возрастает[1]. Его труды заслуженно считаются вершиной европейской и мировой политической, социологической и юридической мысли.

Формирование К. Шмитта как ученого проходило на базе органистики, как и Ф. Ратцеля, Р. Челлена, Ф. Тенниса и К. Хаусхофера. Права народа, как основное положение своей теории, Шмитт отстаивал последовательно и убедительно, противопоставляя ее либеральной теории прав человека. Он утверждал, что всякий народ имеет право на сохранение своей духовной и политической идентичности, культурную суверенность. Но в нацистской Германии господствовал шовинизм, поэтому К. Шмитт с его концепцией при Гитлере подвергался резкой критике, что не помешало после войны судить ученого за военные преступления.

Центральное место в учении К. Шмитта занимает тема «политического пространства», а его главными произведениями являются «Номос Земли»[2] и «Земля и море»[3]. Ученый детально разработал две основные дихотомии:

Восток — Запад и Суша — Море. К. Шмитт утверждал связь политической структуры с пространством, включая в нее и социальные отношения, и систему права. Он предложил концепцию «номоса» (греч. nomos по индоевропейской основе имеет общее с нем. nehmen и означает «упорядоченный, осмысленный рельеф»). Понятие «номос» близко к понятиям «пространственный смысл» Ф. Ратцеля и «месторазвитие» евразийцев (П. П. Савицкий). Значение данного термина — использование неподвижных земных предметов: природных (лес, холм, река, море, гора, степь и т.д.) и культурных (жилище, пашня, скотный двор, лодка, орудия труда и т.д.). Номос включает три фундаментальные процедуры: «брать», «делить» и «использовать».

Принцип интеграции больших пространств, по К. Шмитту, естественен для человечества. Люди обобщают представления о мире, государства стремятся максимально увеличить территории. При этом ученый не вел речь о военном захвате или колонизации, он говорил об экономическом проникновении и унификации культуры. Данные гипотезы К. Шмитта были использованы западными геополитиками во время холодной войны.

Важно!

Принцип интеграции больших пространств К. Шмитта — не военный захват или колонизация, а экономическое проникновение и унификация культуры. Принцип использован во время холодной войны.

Вслед за античными авторами К. Шмитт анализирует историю Спарты и Афин, Рима и Карфагена как столкновение цивилизаций Суши и Моря. Но античные авторы считали эту полярность статичной, неизменной, в то время как К. Шмитт предложил рассматривать дуализм между Востоком и Западом как диалектическую полярность, не имеющую постоянной, фиксированной структуры взаимодействий. Номос Земли и номос Моря формируются в каждую историческую эпоху новыми поколениями людей и являются уникальным ответом на вопрос о противостоянии Моря и Суши.

К. Шмитт выделяет три способа использования пространства на разных стадиях человеческого развития. Первый номос существовал в Древности и в Средневековье, когда цивилизации находились на удалении друг от друга и каждая из них считала себя центром. Второй номос возник 500 лет назад, когда мир был полностью поделен — это время национальных государств и колониальных завоеваний. Третий номос появился после Второй мировой войны, когда два блока поделили между собой Землю на новой основе, — его К. Шмитт анализирует в поздних работах[4]. Конфронтация «нового номоса» должна была разрешиться победой одного из блоков — или советского, или западного. Для К. Шмитта этот вопрос остался открытым. Но в чем ученый нисколько не сомневался — это в геополитических категориях «нового номоса». Западный блок под эгидой англосаксов он рассматривал как цивилизацию Моря, а восточный блок — как «сухопутное могущество», поэтому «третий номос» — это кульминация борьбы Земли и Моря.

Важно!

К. Шмитт ввел в геополитику категорию «номос». Западный блок — цивилизация Моря, восточный блок — цивилизация Суши, «третий номос» — кульминация Земли и Моря.

Суша и Море X. Маккиндера и К. Хаусхофера воспринимаются К. Шмиттом как два абсолютных концепта, антагонистических по отношению друг к другу, несовместимых друг с другом, принципиально по-разному понимающих право, ценности, этику, политику, антропологию и т.д. К. Шмитт называет антагонистические течения библейскими именами из Книги Иова[5]: силы Суши — Бегемот, а силы Моря — Левиафан. Суша как парадигма отражает принцип неподвижности, фиксированное™ — границ, коммуникаций, географических и климатических особенностей, консерватизм социальной, религиозной, технической сфер. Цивилизация Суши доминировала в традиционном обществе, или «первом номосе Земли». Там, где стихия Суши заканчивалась, наступала область смерти — соленую воду моря нельзя пить, почва от морской воды иссыхает. Античная традиция связывает крайнюю точку Средиземного моря в Гибралтарском проливе с началом стихии темных сил, поэтому на Геркулесовых столбах, у выхода в океан, написано: «Nec plus ultra» («Дальше нельзя»). И хотя технические открытия совершались как на Западе, так и на Востоке, но абсолютизация технического прогресса как формы освоения пространства характерна исключительно для западной цивилизации — территории Моря. Даже Г. Гегель прочно связывал промышленное развитие с морской цивилизацией и стихией моря.

Технологическое преимущество цивилизации Моря над цивилизацией Суши сконструировало пространство западных и восточных культур. Но логика эволюции пространства под влиянием вызовов времени предполагает грядущий реванш Востока — слишком далеко зашел технический прогресс, слишком высока цена технических инноваций. Мировоззрение современного человека вновь высоко оценивает природу как эталон гармонии, красоты и пользы. Современная экологическая политика включает сдерживание технологического прогресса. Это проявилось в ресурсосбережении, возвращении натуральных продуктов, ограничении потребления и т.д. В общем виде мы наблюдаем возвращение принципов стабильности, порядка и традиции, т.е. торжество цивилизации Суши.

Только в XVI в., с открытием океана, человечество, и в первую очередь Англия, начинает осознавать себя островом, мыслить себя не Домом, а Кораблем. Дерзкие мореплаватели Нового света убрали запретное «Nec» на Геркулесовых столбах, и получилась надпись «Дальше!». Но стихия Моря кардинально отличается от Суши: вода непостоянна, изменчива, опасна, в ней нет фиксированных путей и ориентаций. Номос Моря влечет за собой глобальную трансформацию сознания: социальные, юридические, этические нормативы становятся текучими. К. Шмитт считал, что Новое время и технический прогресс наступают благодаря переходу человечества к номосу Моря.

Второй период цивилизации стал эпохой противостояния традиции и современности, вечного и нового, т.е. Суши и Моря, Бегемота и Левиафана. Вначале это выразилось в соперничестве национальных государств, а в период холодной войны — в противостоянии Востока и Запада. К. Шмитт возвел дуальность геополитики в глубинное философское, онтологическое, социологическое измерение.

В работе «Порядок большого пространства в правах народов и запрет на интервенцию пространственно чуждых сил. Введение в понятие “das Reich” в правах народов» (1939)[6] К. Шмитт излагает правовое, философское и социологическое понимание «большого пространства», концептуализированное К. Хаусхофером. В XIX в., отмечает К. Шмитт, США оправдывали доктриной Монро свою колониальную политику на континенте, а в XX в. превратили ее в планетарную теорию колониализма под прикрытием «укрепления демократии, прав и свобод». В XX в. гегемонистское толкование доктрины Монро было свойственно и англичанам, которые объясняли свой контроль над проливами экономической, политической и военной безопасностью мира. После Первой мировой войны гарантом безопасности стала Лига Наций под эгидой Англии, Франции и США, а весь остальной мир Версальской системы рассматривался как периферия. Так доктрина Монро из инструмента борьбы с колониализмом превратилась в модель колониального миропорядка нового, либерально-демократического толка.

Из теории большого пространства, по мнению К. Шмитта, вытекают все нормы международного права. Таким образом, именно геополитика создает право и вписывает каждую конкретную политическую ситуацию в пространственный геостратегический контекст. Реализация и воплощение геополитических лозунгов, таких как доктрина Монро, создают радикально новые модели человечества, изменяют номос Земли. Право народа на организацию «большого пространства» следует реализовать народам Евразии и создать народный рейх в противовес империализму. К. Шмитт предвидел появление государства-континента как новой формы наднационального объединения, основанного на геополитическом, стратегическом и идеологическом союзе. «Это сфера планификации, организации и человеческой деятельности, коренящаяся в доминирующей тенденции будущего». Конкретизируя формы нового государства, К. Шмитт вводит понятие «тотальное государство» как вершина в развитии континентальной государственности. По мнению ученого, морские страны не способны создать тотальное государство, поскольку ориентированы на тотального врага и тотальную войну. Эти идеи К. Шмитта вместе со сходными идеями К. Хаусхофера повлияли на формирование Евросоюза.

Интересной идеей в эпоху террористических угроз является гипотеза К. Шмитта о фигуре «партизана» как представителе континента, ведущего новую тактику войны. «Партизан» способен сражаться в одиночку за интересы цивилизации Суши, ему не нужны традиционные вооруженные силы. Цель «партизана» — защитить континентальный порядок от «торгашеского духа Моря». К. Шмитт предвидел, что в XXI в. терроризм фундаменталистов станет новым геополитическим способом передела мира.

Как и предвидел К. Шмитт, развивая теорию противоборства Запада и Востока, природа устала от экспансии западных технологий,, и вновь востребована уникальность человека как существа духовного. В XXI в. целью развития становится не узкоприкладная польза, как было в XX в., а гармоничное развитие, духовное самовыражение, союз человека и природы. Речь идет о возвращении культурных принципов Востока в организации пространства. Только номос Земли может возродить прерванную связь социального и природного, только цивилизация Суши предотвратит экологическую катастрофу и остановит волюнтаристские технологии по принципу «Не навреди!» Пророчество К. Шмитта об укрощении раскрепощенной техники — «подвиг для нового Геракла» — становятся символом наступающей эпохи.

Теория К. Шмитта о Суше и Море делает геополитику фундаментальной дисциплиной, без знания которой не обойтись современным политологам, историкам, философам и социологам. Вместе с тем немецкая школа геополитики критикуется англосаксонской атлантистской школой, воспринимающей научную доктрину К. Хаусхофера и К. Шмитта как стратегию противника. Левиафан кусает Бегемота, чтобы Бегемот не смог куснуть Левиафана — «великая война континентов» продолжается. Геополитика по-прежнему имеет принципиальное структурное значение для субъектов мировой политики — России, объединенной Европы, Китая, г.е. всех, кто хочет построить альтернативный существующему мировой порядок.

  • [1] Кильдюшов О. Карл Шмитт как теоретик (пост)путинской России // Политическийкласс. 2009. № 1 (49). Январь. URL: http://www.intelros.ru/intelros/reiting/reyting_09/material_sofiy/5890-karrshmitt-kak-teoretik-postputinskoj-rossii.html.
  • [2] Schmitt С. Der Nomos tier Erde im Volkerrecht ties Jus Publicum Europaeum. Koeln :Hohcnhcin, 1982; Шмитт К. Новый номос Земли // Элементы. 1993. № 3.
  • [3] Schmitt С. Land und Meer. Koeln: Hohenhein, 1981; рус. пер. Шмитт К. Земля и Море //Дугин А. Г. Основы геополитики. М.: Арктогея-центр, 2000. С. 840—883.
  • [4] Шмитт К. Новый номос Земли // Элементы. 1993. № 3.
  • [5] Иов. 40:1.
  • [6] Schmitt С. Volkerrechtliche Grobraumordnung und Interventionsverbot fur raumfremdeMachtle. Ein Beitragzum ReichsbegrifF im Volkerrecht. Berlin ; Wien ; Leipzig, 1939.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>