Полная версия

Главная arrow Политология arrow ГЕОПОЛИТИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Космические ритмы и развитие человечества. А. Л. Чижевский, Л. Н. Гумилев

Циклы солнечной активности, их значение для жизни человека и человечества были рассмотрены российским ученым-энциклопедистом Александром Леонидовичем Чижевским (1897—1964). А. Л. Чижевский был человеком большой личной храбрости (во время Первой мировой войны стал Георгиевским кавалером), обладал разносторонними талантами в различных научных областях (известен как биофизик, естествоиспытатель, историк, являясь действительным членом многих академий мира и почетным профессором зарубежных университетов), а также в сфере искусства: занимался живописью и писал стихи, в которых звучали мотивы Космоса и беспредельности творческих возможностей человека.

Интересно!

В стихотворении «Гиппократу», начатом в 1915 г. (Калуга), продолженном в 1943 г. (Челябинск) и оконченном в 1952 г. (Караганда)[1], А. Л. Чижевский говорил о тайнах мироздания:

Мы дети Космоса. И наш родимый дом Так спаян общностью и неразрывно прочен,

Что чувствуем себя мы слитыми в одном,

Что в каждой точке мир — весь мир сосредоточен...

И жизнь — повсюду жизнь в материи самой,

В глубинах вещества — от края и до края Покрытая для нас еще великой тьмой,

Страдает и горит, нигде нс умолкая...

Судьба А. Л. Чижевского сложилась драматически, но даже необоснованные репрессии, которым он подвергся в годы культа личности Сталина, не сломили его творческую натуру.

Огромное влияние на мировоззрение А. Л. Чижевского оказало знакомство с основоположником теоретической космонавтики Константином Эдуардовичем Циолковским (1857—1935). Идеи тесной взаимозависимости человека и ритмов Вселенной нашли отражение в трудах А. Л. Чижевского. В его книге «Физические факторы исторического процесса» (Калуга, 1924) речь идет о том, что внутренняя жизнь Солнца постоянно испытывает ритмические колебания, связанные с изменением его активности. Полный цикл этих колебаний охватывает от 7 до 16 лет (чаще от 9 до 13). По мнению ученого, электрические процессы на Солнце оказывают воздействие на неорганическую и органическую природу земли: «Люди всегда чувствовали свою зависимость от Солнца, они угадывали, что судьбы Земли тесно связаны с судьбами Солнца»[2]. Чижевский утверждал, что зависимость человечества от судеб Вселенной является не поэтической мыслью, а неоспоримой истиной, которая базируется на достижениях точной науки[3].

Запомнить!

А. Л. Чижевский выдвинул предположение о том, что развитие человечества связано с периодической деятельностью Солнца.

В целях доказательства своих идей ученый проанализировал огромный пласт времени: от 500 в. н.э. по 1914 г. Им было установлено, что насыщенность важными историческими событиями совпадает с моментами наивысшей активности Солнца. По его подсчетам, «в каждом столетии всеобщий цикл исторических событий повторяется ровно 9 раз <...> каждый цикл всеобщей исторической, военной или общественной деятельности человечества равен в среднем арифметическом 11 годам <...> Более или менее длительные исторические события, продолжающиеся в течение нескольких лет и получающие решительное проявление в эпоху максимума солнцеде- ятельности, а также сопутствующая этим событиям эволюция идеологий, массовых настроений и пр., протекают по всеобщему историческому циклу, претерпевая следующие ясно обнаруживаемые этапы:

I — период минимальной возбудимости;

II — нарастания;

III — максимальный;

IV — падения»[4].

Интересно!

А. Л. Чижевским были составлены историометрические таблицы, подтверждающие его предположения. Так, применительно к определенным периодам развития человечества наблюдалось очевидное соответствие между увеличением «пятнообразовательной» деятельности Солнца и усилением военно-политической активности.

Согласно взглядам Л. Л. Чижевского, историческое время «измеряется при помощи конкретных физических единиц. Темпорализм социально- исторического процесса, являющейся во многом результатом субъективных его разночтений, соотносится со вполне объективной метрической шкалой и приобретает тем самым устойчивость и однозначность. Иначе говоря, всякий цикл мирового социально-исторического процесса представляет собой определенную измерительную единицу течения времени этого процесса, т.е. оказывается мерой времени в социальной жизни человека. Благодаря тому, что солнечные периоды более или менее правильно распределены во времени, следует считать, что исторические события имеют больше всего шансов возникнуть именно в определенные интервалы времени»[5].

В исследование жизненных циклов развития человечества большой вклад внес Лев Николаевич Гумилев (1912—1992). В трудах Л. Н. Гумилева о фазах развития этносов этногенез рассматривается в тесной связи с космическими процессами, обусловливающими особенности изменений биосферы земли. В его учении о пассионарности прослеживается теснейшая взаимосвязь природы и общества. Всплески солнечной активности влекут за собой трансформацию природных условий нашей планеты, в том числе ее ландшафта, а также оказывают глубочайшее воздействие на условия существования людей. В результате «пассионарного толчка» увеличивается «биохимическая энергия» человека, усиливается тяга людей к деятельности, направленной на изменение существующего положения дел. Пассионарность, превышающая норму, влечет за собой стремление личности преобразовать мир; пассионарность, соответствующая норме, свидетельствует о гармонии человека и среды; низкая пассионарность (субпас- сиопарпость) присуща тем, кто склонен к асоциальным, паразитическим формам поведения.

Развитие этноса начинается с пассионарного толчка, связанного с началом становления этноса и появлением небольшого числа пассионариев и субпассионариев. После инкубационного периода этногенеза идет фаза подъема, сопровождающаяся устойчивым увеличением количества пассионариев. Ее сменяет акматическая фаза, число пассионариев достигает максимума, и из разрозненных этносов вырастает новый суперэтнос. Последующая фаза надлома свидетельствует о резком уменьшении пассионарного заряда, влекущим за собой раскол этноса. В ходе инерционной фазы пассионарность снижается постепенно, жизнь этноса обретает спокойный характер, а люди получают возможность наслаждаться материальными и культурными благами. Когда наступает фаза обскурации, субпассионарии стремятся избавиться от пассионариев и гармоничных людей, назревает распад этносоциальной сферы, наблюдаются упадок и деградация, в результате чего происходит либо гибель этноса, либо наступление мемориальной фазы, сохраняющей лишь воспоминания о прошлом. На фазе гомеостаза эта память исчезает и наступает период возвращения человека к природной гармонии. Процесс формирования и угасания этноса длится приблизительно 1200—1500 лет[6].

По мысли Л. Н. Гумилева, «изменения пассионарности в ходе этногенеза создают исторические события. Таким образом, история идет не вообще, а именно в конкретных этносах и суперэтносах, каждый из которых обладает своим запасом пассионарности, своим стереотипом поведения, собственной системой ценностей — этнической доминантой. И поэтому говорить об истории всего человечества не имеет смысла <...> Поэтому и все разговоры о “приоритете общечеловеческих ценностей” наивны, но не безобидны. Реально для торжества общечеловеческих ценностей необходимо слияние всего человечества в один-единственный гиперэтнос <...> Но даже если представить себе гипотетическое слияние человечества в один гиперэтнос как свершившийся факт, то и тогда восторжествуют отнюдь не “общечеловеческие ценности”, а этническая доминанта какого-то конкретного суперэтноса»[7] (см. также главу 3, параграф 3.5; главу 6, параграф 6.5).

Концепция Л. II. Гумилева стала поводом для научных дискуссий и породила различные точки зрения. В частности, ученого упрекали в произвольном определении содержания и длительности тех или иных фаз развития этноса. Вместе с тем, по мнению отечественных исследователей, Л. Н. Гумилев, как и его предшественники, пришел «к осознанию того факта, что окружающий мир состоит из мириадов переплетающихся друг с другом событий, сущность которых часто скрыта, и необходимо углубленное изучение скрытых смыслов; что не существует какой-либо одной заданной ориентации человечества и одной ярко выраженной перспективы его развития»[8].

  • [1] Чижевский А. Л. Музыка тончайших светотеней : стихотворения. М.: ПексМедиа ; ИДКомсомольская правда, 2013. С. 195.
  • [2] Чижевский А. Л. Физические факторы исторического процесса. Калуга : 1-я Гостииоли-тография, 1924. URL: http://www.humanities.cdu.ru/index.html (дата обращения: 20.02.2006).
  • [3] Там же.
  • [4] О соотношении между периодической деятельностью солнца и синхроничной ейпериодичностью колебаний всемирно-исторического процесса // Чижевский А. Л. Физические факторы исторического процесса. Калуга, 1924. URL: http://www.rudocs.exdat.com/docs/index-169581.html?page=2 (дата обращения: 20.02.2016).
  • [5] Зарубин А. Г. А. Л. Чижевский. URL: http://www.chronos.msu.ru/old/biographies/zarubin_chigevskiy.htm (дата обращения: 20.02.2016).
  • [6] Гумилев Л. II. Ритмы Евразии: эпохи и цивилизации / предисл. С. Б. Лаврова. М.: Эко-прос, 1993. С. 178-181.
  • [7] Гумилев Л. Н. Ритмы Евразии: эпохи и цивилизации.
  • [8] Губаиенкова С. М. Социально-философский анализ евразийства : дис. ... канд. филос.наук. М., 2015. С. 74. URL: http://www.bmstu.ru/dissertation/content/files/74/dissertation.pdf(дата обращения: 20.02.2016).
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>