Полная версия

Главная arrow Политология arrow ГЕОПОЛИТИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

В поисках синтеза хронополитического знания. И. А. Чихарев

В определении места хронополитики в системе современной науки немаловажную роль играют исследования московского политолога Ивана Александровича Чихарева (р. 1978), который в начале 2000-х гг. поставил важный вопрос о необходимости синтеза хронополитического знания. Он высказал обоснованное мнение, что существующие концепции отражают противоречивые взгляды на те или иные характеристики политического времени и формируют отличные друг от друга представления о содержании и функциях хронополитики. Иногда разработки ученых, которые в качестве предмета своего исследования обозначают одно и то же — политическое время (или хронополитику), оказываются в принципиально различных познавательных плоскостях[1].

В целях обобщенного понимания содержания, основных характеристик и функций хрононолитики И. А. Чихарев в книге «Хрононолитика в теории мировой политики» (2006)[2]:

  • — обращается к истокам возникновения хронополитического знания;
  • — на основе анализа содержания современных теоретических дискуссий дает сравнительную характеристику мировой политики и хронополитики как новых, еще формирующихся областей научного знания;
  • — сопоставляет геополитику и хронополитику с точки зрения их сходства, различия и перспектив развития.

Исследователь выделяет три «пласта» современных знаний о временных аспектах политики.

  • 1. Время политики. Это наиболее интересующая хронополитику проблемная область, охватывающая вопросы, связанные со спецификой политической изменчивости, с внутренней логикой политических трансформаций и построением эволюционной морфологии политики. Особое место на этом уровне занимает политико-философское знание об онтологических свойствах политического времени-пространства и его соотношении с временами-пространствами иных форм движения материи.
  • 2. Политика времени. Комплекс вопросов, касающихся управления временем, соотношения социального развития и политических изменений, создания новых институтов, выработки современных курсов и стратегий развития, инновационных и проактивных политтехиологий.
  • 3. Время в политике. Самый крупный, разнородный и противоречивый «пласт», объединяющий штудии по проблемам социального, исторического и юридического времени, макросоциальной (в том числе глобализационной) динамики, социально-психологического восприятия времени, роли истории и исторического сознания в политике (политические оценки исторических событий) и т.п.[3] Эти проблемные области органически вписываются в процесс становления мировой политики как самостоятельной области научного знания.

Обращаясь к дискуссиям о предметной области и задачах теории мировой политики, И. А. Чихарев подчеркивает, что сердцевиной этой сферы научного познания является проблема теоретического осмысления глобальных политических изменений[4]. Хронополитика, в поле зрения которой оказывается широкий круг вопросов, связанных с изменениями тех или иных объектов и процессов во времени, не только является составной частью теории мировой политики, но и влияет па ее формирование[5] [6]. Это, с точки зрения И. А. Чихарева, обусловлено следующими моментами.

Во-первых, хронополитический ракурс изучения мирового развития дает ключ к осмыслению современности с точки зрения соотношения «старого» и «нового» и позволяет выявить те политические формы, которые обладают видимостью новизны, по па самом деле уже существовали в недавнем или отдаленном прошлом. Таким образом, создается основа для более полного понимания настоящего, «истинно современного»'[3]. Столь же существенным является место хронополитики в определении динамики мировой политики, одно из назначений которой заключается в строительстве «общего будущего»[8].

Во-вторых, самоопределение теории мировой политики обусловлено необходимостью научного осмысления самой трансформации, т.е. появления новых форм политики, возникающих в процессе совокупной деятельности и взаимодействия государств и негосударственных субъектов политики, их преемственности по отношению к традиционным, логики их дальнейшего становления и развития[9]. Пока можно лишь предполагать, какие из этих форм (мировая полития — world polity, метарегиональные политии или мировые политические сети — world policy networks) займут лидирующее положение в будущем[10].

В-третьих, хронополитика содействует уточнению категориального аппарата исследований мировой политики. Большую значимость в контексте данного учебника приобретает понятие процесса, связанное с категориями системы и структуры и отражающее как смену состояний системы, так и специфику взаимодействий образующих ее структур, иначе говоря, внутрисистемную динамику[11]. Вместе с тем И. А. Чихарев считает основополагающим для мировой политики понятие политического процесса. С точки зрения исследователя, оно выходит за рамки внутрисистемной трактовки мировой политической динамики и способно характеризовать множественные событийные ряды, связанные с развитием тех или иных политических ситуаций[12]. Кроме того, хрононолитика может внести свой вклад в изучение постсистемных процессов, обусловленных деятельностью различных, а не только государственных акторов мировой политики. И. А. Чихарев приходит к заключению, что категория времени в контексте политической науки позволяет точнее определить содержание и таких понятий, как развитие, модернизация и др.: «время в политике выступает в качестве изменчивости отношений между субъектами политической деятельности и форм организации политических отношений (политических систем)»[13]. Понятие изменчивости дает возможность глубже понять содержание политических отношений в условиях глобализации: оно позволяет преодолеть крайности традиционного и постмодернистского толкования современных мирополи- тических процессов. Если в первом случае абсолютизируется неизменность политической конфигурации мира, то во втором на первый план выходит непредсказуемость, хаотичность и спонтанность[14].

Существенный интерес представляют рассуждения И. А. Чихарева о соотношении геополитики и хронополитики, нацеленные на выявление того, что сближает, а что различает эти области знания. Взаимодействие геополитики и хронополитики имеет глубинные, онтологические основания. Оно обусловлено прежде всего неразрывной связью пространства и времени. По мысли И. А. Чихарева, опыт развития геополитического знания будет способствовать становлению хронополитики — относительно молодой сферы политических исследований, а изучение хронополитики, в свою очередь, поможет открыть новые грани геополитики.

Одной из причин усиления интереса к хронополитике является «сжатие» пространства в эпоху глобализации, произошедшее во многом благодаря современным вооружениям, а также информационно-коммуникационным технологиям. Весьма проблематичной на рубеже тысячелетий оказалась возможность расширения жизненного пространства за счет чужих территорий. Но это не означает, что геополитика окончательно ушла в тень и в теоретическом, и в практически-прикладном плане. Во-первых, она видоизменилась, в том числе под воздействием расширения виртуального пространства (хотя в ходе научных дискуссий звучит критика геополитических подходов, которые гипертрофируют виртуализацию современности). Во-вторых, исследование вопросов политического пространства все больше и больше включает в себя обращение к временным параметрам его существования.

Важно!

Сопоставление геополитики и хронополитики демонстрирует, что если геополитика оказывается проецированием политической воли на географические контуры, то хроиополитика видит основание политической деятельности прежде всего в ее своевременности с точки зрения историко-политических обстоятельств.

Если проектирование в хронополитике понимается как оптимизация, совершенствование политических институтов или трактуется интенсивно, то геополитика скорее проецирует, понимает политическое развитие экстенсивно, в качестве ресурсного и идеологического подпитывания часто не отвечающих требованиям современности политических структур[15]. Таким образом, столкновение экстенсивной и интенсивной парадигмы развития продемонстрировало большую историческую перспективность последней.

По мнению А. И. Чихарева, характер взаимодействия хронополитики и геополитики определяются особенностями эволюции геополитических идей, которые отражали особенности времени своего возникновения. Так, геополитика сформировалась в эпоху Модерна. Хронополитика начала институализироваться позднее, на переломе эпох. Л. И. Чихарев связывает геополитику с индустриальным, а хропополитику — с информационным обществом, в процессе становления которого первоочередной является задача совершенствования, а не простого репродуцирования сложившихся политических форм. Кроме того, в процессе смены исследовательских парадигм возникают концептуальные построения, выступающие с критикой ортодоксальной геополитики и рассматривающие ее в контексте новых тенденций мирополитического развития и новых, в том числе постпозитивистских, представлений о современности.

В поисках наиболее продуктивного ракурса обсуждения категории политического пространства И. А. Чихарев сравнивает реальную (ориентирующую на раздел физического пространства), перцептуальную (опирающуюся при разделе мира на идеологические основания, к которой ученый относит постструктуралистскую, или критическую, ее ветвь) и концептуальную геополитику, именно она рассматривается как приоритетная, поскольку связана с системным описанием социального пространства, учитывая экономическое, культурное, социетальное, политическое подпространства в мировом, региональном, национальном, локальном масштабе[16]. Используя полученную информацию, можно создавать эффективные управленческие стратегии на разных уровнях международных отношений. Именно информационные аспекты геополитики обретают наибольшую важность в современных условиях, особенно учитывая те конфликты, которые развертываются в сфере культуры. К тому же обладание полной, объективной и актуальной информацией дает возможность увидеть реальную перспективу политического развития. В этом просматривается «мостик» между геополитикой и хронополитикой.

И. А. Чихарев определяет хронополитику как концепцию политического времени и программу исследования политической изменчивости[17]. Он высказывает сомнение в том, что хропополитику можно расценивать как самостоятельную дисциплину, оторванную от смыслового ядра политической науки. Это могло бы привести, с одной стороны, к рассмотрению времени как отдельной субстанции, а с другой — к возникновению ситуации, напоминающей ту, которая сложилась в период господства идей географического детерминизма.

Таким образом, концепция хронополитики органично вписывается в политическую теорию и выполняет следующие функции:

  • - формирует представления о политической изменчивости; играет мировоззренческую и методологическую роль;
  • - способствует преодолению исследовательской ориентации преимущественно на требования текущего политического момента[18].

Следовательно, хронополитика расширяет научные представления о мировых политических процессах во всей их сложности и несводимости к унифицированным схемам и моделям.

  • [1] Чихарев И. Л. Хронополитические исследования: опыт синтеза // Полис. 2003. № 6.С. 50-61.
  • [2] Чихарев И. Л. Хронополитика в теории мировой политики. М.: Современные тетради,2006.
  • [3] Чихарев И. А. Хронополитика: развитие исследовательской программы // Полис, 2005. № 3. С. 21—33. URL: http://www.pandia.org/text/78/325/32882.php (дата обращения:24.02.2016).
  • [4] Чихарев И. А. Хронополитика в теории мировой политики. М.: Современные тетради, 2006. С. 71.
  • [5] Там же. С. 64.
  • [6] Там же. С. 76.
  • [7] Чихарев И. А. Хронополитика: развитие исследовательской программы // Полис, 2005. № 3. С. 21—33. URL: http://www.pandia.org/text/78/325/32882.php (дата обращения:24.02.2016).
  • [8] Там же. С. 85.
  • [9] Там же. С. 93.
  • [10] Там же. С. 80-83, 105.
  • [11] Там же. С. 98.
  • [12] Чихарев И. А. Хронополитика в теории мировой политики. М.: Современные тетради,2006. С. 100.
  • [13] Там же. С. 125.
  • [14] Там же.
  • [15] Чихарев И. А. Хронополитика в теории мировой политики. М.: Современные тетради,2006. С. 115.
  • [16] Там же. С. 120.
  • [17] Там же. С. 122.
  • [18] Чихарев И. А. Хронополитика в теории мировой политики. М.: Современные тетради,2006. С. 123-124.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>