Полная версия

Главная arrow Политология arrow ГЕОПОЛИТИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Понятие и предмет геоэкономики

Геоэкономика — сложносоставное понятие, в которое разработчики модели включают следующие части-термины: гео- (от греч. ge — Земля); эко- (от греч. oikos — дом, освоенная территория); -номия, -номика (от греч. nomos — закономерность). Попробуем разобраться с предметным содержанием данной терминологии, сопоставив ее изначальные и современные смыслы.

Важно!

Экономия буквально переводится с греческого как «законы дома»; термин неразрывно связан с чувством суверенитета и властью хозяина по отношению к освоенному пространству и ресурсам, своему имуществу. Классическую экономику (от греч. oikonomike) можно также трактовать как искусство либо закономерности управления домашним хозяйством, освоенной территорией в широком понимании — по-фечески ойкуменой.

Понятие экономии изначально связано со средой обитания и природными ресурсами, не познается без географической, политико-правовой и культурно-исторической составляющих — без них экономия бесплодна и пуста, «бесхозна» и бездомна, ничтожна.

Античная цивилизация, сформировавшая классические представления о науке хозяйствования, была создана культурой домашней, чувственной, конкретно народной. Классическая экономика ограничена единичным хозяйством (комплексом), смыслами жизни обычного человеческого существования в конкретной культурной среде, масштабами времени и пространства реальной территории. Сама культура реалистична, и, как это ни покажется странным, понимается как часть экономии (искусство возделывания почвы) и, соприкасаясь с мифичностью бытия, не затрагивает сферу чудесного, отвлеченного, химеричного. Никакой виртуальной экономики традиционный мир не признает.

Что принципиально, экономика изначально не опосредована корыстной мотивацией, а, будучи самодостаточным явлением, способна существовать вне культа денег, непосредственно и целостно определяя бытие человеческой жизни в условиях конкретной географической среды. В противовес классике современные понятия и воззрения на экономику и мировое хозяйство замыкаются на ее спекулятивной, финансовой и политической составляющих, отбрасывают либо видоизменяют ключевые экономические категории. К примеру, локальное чувство дома и хозяина отметается как вредный фетиш, пропагандируется миф о «мобильности населения». Окружающая среда из «домашней» превращается в фактор эксплуатируемой географической территории в условиях тотального контроля и давления власти транснациональных корпораций (ТНК). Личность, народы и общины в своей целостности заменяются враждебной к себе самой интернационально-мигрирующей массой унифицированных наемников. Холодное и жесткое искусство манипуляции наемного менеджера ценится более, чем восторженная рачительность и самоотверженная забота хозяина.

В античной философии хозяйства присутствуют олицетворенные категории судьбы, жизни и смерти, дома и Родины. Все земные существа живут и умирают, создают семьи и рожают детей, действуют, спорят, либо повинуясь, но проявляя свою волю, либо демонстрируют смирение — рабы и цари, герои и бессмертные боги. Духовные, нравственные, эстетические устремления, как и чувство меры, гармония, им не чужды. Все это рассматривается сквозь призму экономии.

Мироощущение современного хозяйствующего субъекта, в принципе, свободно от семьи и домашнего хозяйства, сковано новой социальной средой и ее мифологией, продуцирующей соблазны и страхи, где корысть представляется верным средством на пути к удовольствию. Экономический субъект (юридическое лицо) уже не персонифицирован, юридически строго его нельзя назвать вменяемым (в юридическом понимании этого слова) существом — совокупно и в частности каждый подчиняется корпоративной среде, «юридическому закону», «невидимой руке рынка», «курсу валют и ценам на нефть», «мировому кризису», «заботе государства» и т.д. Экономический выбор опирается на спекулятивные цифры, программы, рейтинги, бесстрастные расчеты роботов, безликий универсум масс-культуры и все реже связан с землей и реальной экономикой. Человек из хозяина и господина своей жизни на Земле превращается в инфантильный сгусток человеческой массы, наполненной фантазией и страхом. Средства к существованию «цивилизованному» человеку все чаще предоставляет власть, заложником которой он становится.

С античного чувственного термина берет свое начало экономическая культура солидарности и гармонии жизни, безопасности и самодостаточности хозяйства, плодородия почвы и заботы о семье, отчем доме и родимой земле, любви к отечеству, готовности ради всего этого к самопожертвованию и подвигу. В нынешней философии экономики сокрыты начала «культуры» разрушения, конкуренции и эгоизма, истощения ресурсов, абсурда и самоуничтожения, экзистенциального страха и подавления личности, глобального посредничества и зависимостей, человеческого равнодушия, бюрократии и коррупции, холодного расчета и готовности совершить преступление, предательство ради корысти.

Поэтому древнюю экономию следует понимать как форму культурного мышления, искусство выживания народов и социальных общностей в естественной среде. Современная трактовка экономики не подразумевает этой культурной цели, критерии ее эффективности не связываются с благополучием населения и осваиваемых территорий. Для понимания вопроса полезно противопоставить масштабы сравниваемой культуры и современную практику ТНК, в частности так называемую колониальную экономику и войны за ресурсы, влекущие за собой экологические и демографические катастрофы.

Первоначальное понятие классической экономии опиралось на натуральное хозяйство и иные формы экономической деятельности, в масштабах от домашней до национально-государственной экономики оно формировало политэкономические дисциплины. Подразумевались пределы возможностей хозяйственной единицы, территориальные и природные факторы, своеобразие структуры политических, властных и общественных отношений, прежде всего отношений господства и подчинения. Географи- чески-натуральная, естественная компонента территории, детерминирующая эти отношения, являлась базовой, определяла особенности культуры и нравов, здоровье человека в экосистеме (биогеоценозах), где он жил на протяжении многих поколений, заботливо создавал и охранял среду обитания, чувствуя себя защищенным, хозяином и господином.

Однако с введением в политическое и экономическое мышление компоненты мирового, глобального господства как возможно допустимой, кардинально меняется и содержание экономики. Закономерно встает вопрос о глобальном хозяине и повелителе ресурсов: как с ним быть? Какие законы, кем и ради кого будут созданы в этом всемирном доме? Можно ли любить все человечество разом? Это не праздный вопрос.

В термине «геоэкономика» понятие территории, являющейся неотъемлемым атрибутом национального хозяйства и суверенной государственности, нивелируется, экстраполируется до общемировых масштабов, не рассматривается ни в нравственном и конкретном масштабе, ни в смыслах ограниченной человеческой жизни, ни как элемент структуры дома и близкого окружения. Современный коммерсант видит себя абстрактно космополитически, скорее гостем и новым кочевником на тех или иных территориях, а его философия жизни порой мало чем отличается от философии гастарбайтера либо даже разбойника. И обусловлено это теми же смыслами человеческого существования, поскольку жизнь человеческая, как биологически инстинктивно, так и «философически», ограничена конкретными временными и пространственными рамками.

Попытки совместить принципиально различные по значению и масштабу понятия отражают реалии мирового общественного развития во второй половине XX в., проходившего под знаком усиления глобализации, разрушения национальных границ хозяйственной деятельности, создания глобальной хозяйственной системы, управляемой из единого центра. Именно в этот период на стыке экономической истории, экономической географии, международной экономики и политологии формируется геоэкономика.

Область изучения геоэкономики во многом перекрывается этими науками и включает:

  • - разноуровневые и разномасштабные подсистемы хозяйственной системы планеты (отдельные предприятия, национальные государства, интеграционные объединения микро-, мезо-, наднационального уровня, наднациональные организации);
  • - международное экономическое взаимодействие по поводу трансграничного перемещения товаров, услуг, капитала, рабочей силы, информации, а также управления этими процессами;
  • - территориальную организацию общественного воспроизводства, пространственные процессы и отношения;
  • - географические зависимости социальных и политических процессов.

Предмет геоэкономики предполагает рассмотрение географически

определенных экономических территорий и образований, социально-экономических и политико-правовых закономерностей сквозь призму глобализации либо той или иной модели мирового хозяйства.

Метод геоэкономики подразумевает набор соответствующего предмету инструментария, способов экономической практики в условиях глобализации, которые подкреплены прежде всего идеологически соответствующими теоретическими выводами, разработками и моделями социального действия. Поскольку речь идет о принципиально новой форме и характере развития человечества в целом, исторически не описанном и не опирающемся на эмпирический опыт, то возможно говорить о своеобразной экспериментальной области, гипотезах и предположениях касательно методологии этого направления экономического знания.

В современной российской геоэкономике выделяются две исследовательские модели:

  • 1) гексагональная конструкция глобального геоэкономического универсума А. И. Неклессы;
  • 2) понимание геоэкономики Э. Г. Кочетовым как политики и стратегии повышения конкурентоспособности государства в новом глобальном контексте.

По мнению российского политолога и экономиста Александра Ивановича Неклессы (р. 1949), предмет геоэкономики включает:

  • — географический императив, выражающийся в органичной связи экономики и пространства, во влиянии климатических и ландшафтных особенностей на формы и закономерности хозяйственной деятельности;
  • — «мощь и ее актуальный инструментарий», происходящий сдвиг международных силовых игр из области военно-политической в область экономическую, порождающий особый тип конфликтов — геоэкономические коллизии в глобальном контексте;
  • — политику и стратегию повышения конкурентоспособности государства в условиях глобализации экономики (унификации и поглощения мировой экономики «вселенским рынком», ее новой структурности);
  • — пространственную локализацию (географическую и трансгеографическую) в новом глобальном универсуме различных видов экономической деятельности, новую типологию мирового разделения труда;
  • — слияние политики и экономики в сфере международных отношений, формирование на данном базисе системы стратегических взаимодействий и основ глобального управления[1].

Гексагональная модель Неклессы основана на феномене слияния политики с экономикой в современном мире и отражает иерархию не столько государств, сколько «геоэкономических интегрий» — комплексов экономической деятельности (финансово-правовые технологии, высокие технологии, промышленная деятельность, производство сырья и т.д.), связанных, однако, по преимуществу с той или иной группой государств, с тем или иным географическим регионом. Ключевую матрицу выстраиваемого в соответствии с данным подходом геоэкономического миропорядка образуют:

  • 1) четыре географически локализуемых пространства:
    • - североатлантический Запад, связанный с производством высокотехнологичных товаров и услуг;
    • — промышленный Новый Восток, расположенный преимущественно в районе Большого тихоокеанского кольца;
    • - сырьевой Юг, с определенной долей условности локализуемый в области «индоокеанской дуги»;
    • - наименее определенное в геоэкономическом отношении пространство «сухопутного океана» северной Евразии;
  • 2) два геоэкономических пространства, не имеющие жесткой географической локализации:
    • - транснациональный Квази-Север, генетически происходящий из Североатлантического региона и связанный с финансово-правовым регулированием глобальной экономики;
    • — архипелаг Глубокого Юга — «мировой андеграунд», деструктивная экономика которого основана на хищническом разграблении ресурсов цивилизации[2].

А. И. Неклесса отмечает, что главенствующее положение в геоэконо- мическом универсуме занимает в настоящее время «штабная экономика» Нового Севера, основанная на стратегическом консенсусе Североатлантического и Транснационального блоков в отношении путей и методов перераспределения мирового дохода, собирания глобальной «квазиренты». Геоэко- номическим инструментарием для достижения подобных целей являются такие глобальные финансово-правовые технологии, как мировая резервная валюта, глобальный долг, программы структурной адаптации и финансовой стабилизации в рамках Вашингтонского консенсуса — неформального согласия между руководителями ведущих международных валютно-финансовых организаций относительно устранения препятствий либерализации национальных экономик и внешнеэкономической деятельности.

Директор Центра стратегических исследований геоэкономики ВНИИ внешнеэкономических связей при Минэкономразвития РФ Эрнест Георгиевич Кочетов (р. 1938) определяет геоэкономику как технику национального оперирования в геоэкономическом пространстве в целях своевременной перегруппировки сил для выхода на наиболее благоприятные условия формирования и перераспределения мирового дохода[3]. Геоэконо- мическое пространство понимается как синтез интерпретаций мирохозяйственной сферы.

Предмет изучения геоэкономики, согласно данному автору, охватывает мировое экономическое пространство как синтез важнейших сфер деятельности человека в условиях глобальных трансформаций, его геоэкономиче- ские атрибуты, стратегии оперирования.

В своей работе Э. Г. Кочетов изучает современные характеристики мировой хозяйственной системы, условия формирования мирового дохода в геоэкономическом пространстве, особенности международных экономических отношений, взаимодействие национальной экономики и глобальной экономической сферы в рамках модели внешнеэкономических связей. В качестве центрального атрибута неоэкономической модели ученый выделяет этноэкономические системы, определяемые как экономические популяции, выстраиваемые в мировой системе на базе этноэкономической транснационализации. Целью геоэкономических исследований стал поиск такой модели геоэкономического мироустройства, в основе которой лежало бы равновесие стратегических интересов, баланс реально сложившихся зон геоэкономического влияния, устремленность на поиск таких моделей цивилизационного развития, которые позволили бы избежать опаснейшего столкновения техногенной модели с другими цивилизационными парадигмами развития[2].

Важно!

Обобщая сказанное выше, геоэкономику можно определить как изучение географически обусловленной хозяйственной деятельности сквозь призму определенной мирохозяйстве!iной модели.

Сочетание статической (пространственной) и динамической (исторической) компонент максимально приближает предмет изучения геоэкономики к экономике пространственной, рассматривающей динамику пространственных отношений в процессе экономического развития. В чем же проявляется специфика геоэкономики?

Если пространственная экономика изучает функционирование хозяйствующих субъектов на разных уровнях территориальной структуры экономики (территориально-производственные комплексы, экономические зоны, страны, регионы), то неотъемлемая составляющая геоэкономиче- ского анализа — процессы и явления планетарных масштабов. Кроме того, возникновение геоэкономики обусловлено вполне конкретными историческими причинами, и область ее исследования прежде всего охватывает современные мирохозяйственные тенденции, тогда как пространственная экономика наблюдает динамику пространственных отношений в долгосрочной исторической ретроспективе.

  • [1] Неклесса А. И. Гсоэкономика. URL: http://www.archipclag.ru/gcocconomics/ (дата обращения: 24.03.2016).
  • [2] Там же.
  • [3] Кочетов Э. Г. Гсоэкономика. Освоение мирового экономического пространства : учебник для вузов. М.: Норма, 2010.
  • [4] Там же.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>