Полная версия

Главная arrow Педагогика arrow АБИЛИТАЦИОННАЯ ПЕДАГОГИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Особенности развития детей с нарушениями аутистического спектра

Синдром раннего детского аутизма (синдром Каннера) проявляется в возрасте от рождения до 36 месяцев (до трех лет) жизни ребенка. Его характеризуют аутистическая отгороженность детей от реального мира, неспособность формирования общения и неравномерное созревание (асинхронность развития) психической, речевой, моторной и эмоциональной сфер жизнедеятельности. Проявления раннего детского аутизма в младенческом возрасте прежде всего выражается в несформированности «комплекса оживления» при контакте с матерью. Наблюдения показывают, что аутичный младенец не фиксирует взгляда на глазах взрослого, а смотрит мимо, вверх и «сквозь». Взгляд часто характеризуется как неподвижный, застывший. В ряде наблюдений детей 11—12 мес. отмечается, что внимание аутичного ребенка привлекает не взгляд человека, а какая-то яркая деталь его лица: борода, очки. Первая улыбка ребенка с аутистическим спектром нарушений появляется вовремя, в возрасте двух месяцев, но она не адресована близкому человеку (матери), а существует будто сама по себе, ребенок индефферентен к окружающим его взрослым. Малыш не отвечает на стремление взрослого взять его на руки, у него не возникает специфических поз готовности приникания к матери, ощущается определенное сопротивление: напряжения тела «как столбик», а также резкое движение «как будто хочет вырваться». Поведение аутичных детей характеризуется стойкими стереотипиями, отсутствием подражания, недостатком реакций на окружающее и повышенной чувствительностью на изменение условий жизнедеятельности (как дискомфорта, так и комфорта). Стереотипии пронизывают все психические проявления

зоз аутичного ребенка первых лет жизни, отчетливо выступают при анализе формирования его аффективной, сенсорной, моторной, речевой сфер. На первом году жизни двигательные стереотипии аутичных детей проявляются в раскачиваниях и однообразных поворотах головы, ударах ею о спинку кровати или о бортик коляски; сгибании и разгибании пальцев рук, перебирание ими перед глазами; после шести месяцев — машущие движения пальцами или всей кистью. Научившись стоять, аутичный ребенок может подолгу раскачивать стенку манежа, до изнеможения прыгать.

Во внешнем облике аутичных детей отмечается застывшая мимика, взгляд, направленный в пустоту или как бы в себя, отсутствие реакции «глаза в глаза», но иногда возникает мимолетная фиксация взгляда на лицах окружающих или на предметах. Форма общения с родными, особенно с матерью, характеризуется как симбиотическая или индифферентная, т.е. без эмоциональных реакций, вплоть до отказа от общения. Симбиотическая привязанность имеет выраженный эгоцентрический оттенок. Такие дети не улыбаются, если видят родителей, могут не реагировать на внешние раздражители. Зачастую это принимается за нарушение деятельности органов чувств (глухоту или слепоту). Нарушения контактов с близкими наиболее отчетливо выступают на втором году жизни ребенка. Суммируя данные об особенностях взаимодействия с окружающим миром аутичных детей первых двух лет жизни, можно выделить те же типы нарушений контактов с людьми и окружающей средой, что и в возрасте трех — пяти лет, на высоте клинических проявлений синдрома аутизма (О. С. Никольская, 1985):

  • • игнорирование окружающего;
  • • активное негативистическое отвержение окружающего;
  • • гиперсензитивное избегание.

Страхи, типичные для детей с фиксируемым парааутичным симпто- мокомплексом в возрасте трех — пяти лет, имеют место в более раннем возрасте и в еще большем многообразии. Это связывают с физиологической готовностью к страхам детей первого года жизни.

Клинический анализ страхов (особенно у детей второго года жизни) позволяет разделить их на три основные группы:

  • 1) сверхценные, типичные для детского возраста вообще;
  • 2) обусловленные характерной для раннего детского аутизма аффективной и сенсорной гиперчувствительностью;
  • 3) неадекватные, бредоподобные, которые можно расценить как предпосылку к бредовым образованиям.

Сверхценные страхи, обусловленные реакцией на реальную, отологически значимую опасность, представлены боязнью остаться одному, потерять мать, боязнью чужих, незнакомой обстановки, высоты, лестницы, огня.

Страхи, обусловленные сенсорной и аффективной гиперестезией, наблюдаются у детей значительно чаще. Возникая очень рано, в возрасте шести — семи месяцев выявлялся страх различных бытовых шумов (пылесоса, электробритвы, фена, лифта, шума воды в туалете и в водопроводных трубах). Иногда, наоборот, ребенка больше пугают тихие звуки, например, шелест газеты, листьев, жужжание комара. В отличие от нормальноразвивающихся детей аутичные дети не только не привыкают к этим обычным звукам, а, наоборот, аффективно все более сенсибилизируются к ним.

Критериями таких неадекватных страхов могут являться компоненты особого толкования: вызывающей страх ситуации, рудименты идей отношения, угрожающей измененности себя и окружающего. Сюда относятся не индуцированная извне боязнь определенных лиц, страх с ощущением присутствия кого-то чужого в комнате, своей тени на стене. Сюда же следует отнести страх таящих угрозу темных отверстий: дырок на потолке, вентиляционных решеток.

Для этого нарушения развития характерно недостаточное различение одушевленных и неодушевленных объектов, проявление отрицательных реакций на любые попытки изменить привычный жизненный цикл, стереотип. Например, новая игрушка, введение прикорма, изменение времени кормления, прогулка в новом месте, другая одежда. Это так называемый феномен тождества. Все новое неизменно вызывает протест, негативное отношение, капризность, длительный немотивированный плач. Плач может не прекращаться до тех пор, пока привычные моменты не будут восстановлены. Страх новизны выражен особенно сильно при появлении новых объектов или посторонних лиц, что вызывает у аутичных детей «реакцию избегания», недовольство с хаотической агрессией и самоагрессией.

Моторика аутичных детей угловатая со стереотипными движениями. Отмечается малая двигательная активность. Дети могут часами сидеть в одной и той же позе, не меняя ее. Ходить они начинают поздно: ходьба неуверенная, походка неуклюжая. Плохо развивается мелкоя моторика, отсутствует дифференцированность движений, содружественные движения рук. На втором году жизни у ребенка появляются комплексы стереотипных движений: потряхивание и вращение кистями рук, повороты вокруг себя. Мышечный тонус отличается непостоянством: он то снижен, то повышен. Наряду с этим у детей с аутизмом возможно развитие достаточно сложных и тонких моторных актов.

Развитие речи также имеет присущие аутизму особенности: лепет может появиться вовремя к трем-четырем месяцам. Однако у некоторых детей с ранним детским аутизмом лепет может отсутствовать совсем или быть слабо выраженным. Дети сразу от гуления переходят к произнесению слов. Первые слова могут появиться даже раньше положенного срока, однако у этих слов нет смысловой соотнесенности. Дети произносят слова как бы в никуда, не обращаясь ни к кому конкретно. Словарный запас обычно не накапливается. В речи детей часто наблюдаются явления эхолалии, вычурная жестикуляция, фразы-штампы, неологизмы, отсутствует экспрессия, нарушено произношение звуков, нет интонационного переноса, т.е. непрерывной мелодики речи, ритма, темпа. У детей длительно сохраняются ранние, лепетные интонации. Голос то громкий, то неожиданно становится тихим, и ребенок переходит на шепот. Звукопроизношение почти всегда нарушено, иногда с необычной модуляцией. Экспрессивная речь развивается с большим отставанием, преобладает бессвязная, эгоцентрическая речь. Дети практически неспособны к диалогу. Ребенок лишен активного стремления к усвоению новых фраз и их использованию. Синтаксический и грамматический строй речи нарушен. Просодическая сторона речи характеризуется то интонационной вычурностью, то лепетной речью, то манерным словотворчеством.

Если первые слова появляются к 12—18 мес., то первые фразы — к 24—36 мес. Но уже в этом возрасте проявляются патологические несоответствия: дети не задают вопросов, не используют по отношению к себе личных местоимений, говорят о себе во втором или третьем лице. Одновременно наблюдается скандирование или, напротив, напевное произношение слогов и слов, незавершенность фраз, бессмысленное и невнятное повторение слов, отказ от утвердительных и отрицательных слов. В некоторых случаях дети способны запомнить отдельные четверостишия, отрывки прозы, хотя не могут передать их смысла и содержания.

К особенностям детского аутизма, по мнению отдельных авторов, относится сохранность абстрактных форм познания действительности. Однако исследователи отмечают также наличие примитивных форм познания с использованием преимущественно тактильного, обонятельного и вкусового рецепторов, особенно в первичных ориентировочных реакциях. Эти реакции на звуковые и световые раздражители в раннем возрасте могут отсутствовать.

У детей с синдромом раннего детского аутизма особые изменения претерпевает игровая деятельность. Игра нередко сводится к однообразному пересыпанию, перекладыванию предметов, постукиванию предмета о предмет, касанию ими лица, обнюхиванию, облизыванию. Они часами совершают одни и те же действия, которые лишь отдаленно могут напоминать игру: наливают и выливают воду из посуды, однообразно манипулируют различными предметами, которые обычно не имеют игровой направленности (веревки, бумажки, катушки). Наблюдается то быстрая пресыщаемость игровым действием, то застре- ваемость на одной и той же манипуляции с предметами, отсутствие сюжетности, усложнения игры, ее стереотипизация. Игра часто заменяется повторяющимися стереотипными движениями: дети могут на протяжении длительного времени однообразно ползать, ходить или бегать в одном направлении, бесконечно кружиться на месте. После трех лет описанное поведение иногда сочетается со сверхценным отношением к отдельным неигровым предметам: крышкам от кастрюль, гвоздям, газетам, песку и воде. Дети обращаются к тем предметам, которые дают им более ощутимый сенсорный эффект. В течение ряда лет содержание игр обычно не усложняется, становясь все более и более стереотипными.

Эмоциональные реакции детей могут быть различны. Одни дети отличаются относительно ровным настроением, другие равнодушны и не проявляют накаких эмоций.

Сочетание психической ригидности с аффективной неустойчивостью со временем подвергается медленному, частичному нивелированию, но полностью эти особенности никогда не исчезают. Если у одних детей практически отсутствует реакция на окружающее, у других отмечается повышенная чувствительность, проявляющаяся беспокойством, беспричинным плачем.

Особые разновидности приобретает отношение к пище. У детей часто нарушены механизмы сосания, глотания, может отсутствовать чувство голода, быть сниженным аппетит. Они избирательны в еде, при кормлении беспричинно плачут и беспокоятся. Дети с трудом привыкают к новому виду пищи, на протяжении многих лет предпочитают одни и те же виды продуктов.

Наблюдается инверсия цикла сна и бодрствования: затрудненное засыпание, сон прерывистый, беспокойный, неглубокий.

Главная особенность интеллектуального развития детей с аутизмом — парциальность. По различным данным зарубежных и отечественных ученых у от 2/3 до 3/4 людей, страдающих аутизмом, снижены интеллектуальные возможности: от умеренных до тяжелых и глубоких степеней умственной отсталости. В большинстве случаев их IQ ниже 70. У детей на фоне выраженной умственной отсталости с аутистическими формами поведения, возникают неврозоподобные, аффективные, кататонические или полиморфные расстройства.

Синдром раннего детского аутизма приобретает наиболее завершенную форму в возрасте трех — пяти лет. В большинстве случаев к этому времени определяются окончательная задержка в развитии моторики, особенно тонкой, нарушения речевого развития, игровой, эмоциональной сферы, инстинктивной жизни, которые и формируют выраженные нарушения аутистического спектра. Если на первых этапах развития ребенка это проявляется в основном в нарушении физиологической иерархии простых и сложных структур, то в последующем отмечается и в формировании структуры вторичной задержки психического развития.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>