Полная версия

Главная arrow Педагогика arrow АБИЛИТАЦИОННАЯ ПЕДАГОГИКА

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Отечественный опыт формирования и развития системы ранней помощи

Создание и воплощение в нашей стране системы ранней помощи детям младенческого и раннего возраста являет уникальное своеобразие и демонстрирует несоответствие революционных научных открытий в области раннего развития детей и практики их реализации. Процесс формирования системы ранней помощи детям с отклонениями в развитии в России подразделяется на шесть основных периодов.

Первый период можно рассматривать как начальный этап возникновения идей ранней помощи детям. Длится он на протяжении XIX в.

и отражен в трудах известных ученых и практиков отечественной системы специального образования. Интерес представителей различных научных направлений к поддержке раннего развития детей возник в России гораздо раньше, чем на Западе, и фиксируется в работах отечественных педагогов-исследователей нетипичного развития началом XIX в. Наиболее длительная история в отечественной науке у теории и практики ранней педагогической помощи глухим детям. Известный русский сурдопедагог В. И. Флери в начале XIX в. писал о необходимости раннего воспитания глухого ребенка. Раннее начало стимуляции развития неслышащего ребенка в условиях семьи, связанное с формированием специфических навыков «чтения с губ», становлением словесной речи, даст возможность глухому достичь значительных успехов в последующие периоды развития. Раннее начало обучения и ранний возраст ребенка, по мнению В. И. Флери, — основополагающие условия полноценного психического развития в состоянии нарушения слуха. Он разработал методические указания для матерей, где обосновал механизм взаимодействия с глухим ребенком, дифференцированный подход к развивающему процессу в зависимости от состояния слуховой функции, приемы развития словесной речи на начальных этапах ее становления. В среде научной общественности России в середине XIX в. активно обсуждается вопрос о «призрении и раннем обучении слепых, глухонемых и ненормальных детей».

Начало XX в. характерно распространением во всех странах мира медицинской модели поддержки детства, особенно раннего и нетипичного.

Второй период отечественной науки и практики в области поддержки раннего детства ознаменован созданием концепций о раннем развитии учеными Петербургского психоневрологического института. В конце XIX — начале XX в. ведущие специалисты института А. Е. Иванов-Смоленский, Н. И. Касаткин, Н. И. Красноорский, Н. М. Щелованов, П. Ф. Лесгафт, П. Ф. Каптерев исследовали возраст «первого детства». Особое значение в этих научных изысканиях принадлежит В. М. Бехтереву. В работах «Значение музыки в эстетическом воспитании ребенка с первых дней его детства» (1908), «Вопросы воспитания в возрасте первого детства» (1909) ученый представил революционные по тому времени подходы к изучению способностей новорожденного, формированию компенсаторных возможностей младенца.

В докладе на Первом Всероссийском съезде по семейному воспитанию (1912) В. М. Бехтерев представил доказательства того, что отсутствие должного внимания к начальным этапам развития ребенка, негативно сказывается на физическом, психическом и нравственном здоровье в более старшем возрасте. В созданном В. М. Бехтеревым в 1918 г. Институте мозга начались научные исследования формирования высших психических функций в условиях влияния биологических и социальных факторов. Научные труды И. М. Сеченова и И. П. Павлова о высшей нервной деятельности произвели революцию в понимании процессов взаимовлияния внешних раздражителей на формирование нервных сигналов в коре головного мозга.

В этот период И. М. Сеченов делает замечательные открытия в области исследования органов чувств ребенка, передающих ощущения в виде нервных процессов в соответствующие зоны мозга, а Н. И. Касаткин изучает процессы формирования чувственных реакций (зрительных, слуховых, двигательных) в результате раздражений, поступающих от стимулов внешней среды. Вместе с Н. И. Красногорским и М. М. Кольцовой Н. И. Касаткин обосновал механизм формирования первых условных рефлексов на базе безусловных рефлексов, а затем сложных реакций, составляющих чувственный опыт ребенка. Особое значение имеют исследования М. М. Кольцовой в области становления и развития детской речи.

Клиника, открытая Н. М. Щеловановым в 1919 г., многочисленными научными открытиями своих сотрудников доказала, что мозг ребенка способен к обучению с первых дней жизни. Достижением исследований онтогенеза высшей нервной деятельности стало то, что впервые был применен онтогенетический метод, позволяющий теоретически обосновать необходимость стимуляции развития ребенка с первых дней его жизни. Параллельно разрабатываются методы воспитательного влияния взрослого на ребенка, средства педагогического взаимодействия с малышом, механизмы регулирования его жизни в соответствии с четким возрастным режимом. В рамках эксперимента изучается вопрос о развитии движений детей (Н. М. Щелованов и М. Ю. Кистяковская). Доказана зависимость физического развития детей от уровня развития движений и условий воспитания, обосновано положение о ведущей роли взрослого в ситуации задержек развития. Результаты научных открытий переносились в практику экспериментальных исследований. Так, Н. Л. Фигурин и М. П. Денисова ежедневно по часам фиксировали особенности развития детей на протяжении первого года их жизни. Эти наблюдения легли в основу работы «Показатели нервно-психического развития детей первого года жизни», которая вызвала большой интерес практических специалистов.

В начале XX в. развивается деятельность экспериментального дефектологического института, созданного Л. С. Выготским. Разрабатываются новые направления в педагогике и психологии — педология и дефектология. Экспериментально изучаются процессы развития детей с врожденными нарушениями слуха, зрения, задержками психического развития. Нарушения интеллекта детей, которые изучаются в структуре медицинских институтов в рамках «медико-педологических и психогигиенических» направлений, входят в систему научных интересов дефектологов. Научная работа сурдопедагогов того периода Б. А. Рау, Ф. А. Рау и Н. А. Рау детерминировала появление исследований в области начального периода развития детей с нарушениями слуховой функции. Их научными работами была доказана необходимость ранней диагностики и сурдологической помощи детям. Научные исследования переносились в практику общественного воспитания детей раннего возраста. Происходит развитие стройной системы преддо- школьного общественного воспитания детей (ясли). В 1900 г. в Москве открыт первый в России детский сад для глухих детей, где происходит экспериментальное исследование зависимости формирования речи от нарушений слуха, создаются программы специального образования неслышащих детей на ранних этапах развития.

Система яслей в России становится первой и единственной в Европе системой общественного воспитания детей преддошкольного возраста. На базе яслей, открытых в Москве в 1919 г., Н. М. Аксарина и другие научные сотрудники занимаются изучением таких актуальных вопросов раннего возраста, как становление и развитие речевой функции, особенности становления предметной деятельности и игры детей от одного года до трех лет, формирование механизма межличностных отношений.

Профессор Д. И. Азбукин на 1-м съезде невропатологов и психиатров (1928) призывает коллег-участников съезда «тщательно и подробно останавливаться на моментах личного анамнеза, относящихся к зачатию, течению беременности, течению родового акта и первым неделям и месяцам жизни», подчеркивает преобладающее влияние внешних факторов на происхождении умственной отсталости («олигофрении»). Особое внимание в докладе уделяет педагогическим методам профилактики «такого социального явления, как олигофрения». С января 1928 г. выходит журнал «Вопросы дефектологии». В состав редакционной коллегии журнала, ответственным редактором которого был профессор Б. А. Рау, входят ведущие специалисты-дефектологи Д. И. Азбукин, О. Л. Бем, Л. С. Выготский, В. А. Гандер, П. Я. Ефремов, В. П. Кащенко, А. П. Пинкевич и другие.

Следующий, третий период формирования отечественной системы ранней помощи относится к 30—40-м гг. XX в. и характеризуется дальнейшим ростом сети дошкольных учреждений в нашей стране, в том числе учреждений ясельного типа. В 1930 г. в Москве открыты первые ясли для глухих детей от полутора до трех лет, активно продолжаются научные исследования ранней помощи детям с нарушениями слуха и другими сенсорными нарушениями развития. Так, Е. Ф. Рау, Е. П. Мусатова исследуют аналитико-синтетический метод обучения речи глухих детей раннего возраста. Разработаны методические рекомендации по формированию начального этапа устной речи глухих, в которых содержится целая система игр-упражнений на развитие сен- сомоторного и речевого дыхания, исключение лепета, комплекс упражнений для профилактики неправильного звукопроизношения. Был разработан трехтипный словарь по первым годам обучения, методики постановки фонем и чтения с лица.

Большую роль в этот период в процессе поиска эффективных решений проблемы ранней помощи детям сыграло переосмысление положений выдающегося отечественного психолога Л. С. Выготского о социальности развития младенцев и об их отношениях со взрослыми, об использовании сенситивных периодов (периодов повышенной чувствительности) для предупреждения социально обусловленного отставания и связанных с ним вторичных отклонений в развитии.

Эти теоретические положения детерминировали научные эксперименты в области ранних этапов развития детей не только в отечественной науке и практике, но и в мировом научном сообществе, создали прецедент пересмотра отношений ученых к периодам младенчества и раннего детства.

Период 1930—1940-х гг. в России характеризуется сильнейшими социальными потрясениями, войнами, а также отсутствием социального заказа на повышение качества жизни детей с врожденными нарушениями. В научной жизни того времени появляется значительное число исследований в области отбора детей, способных освоить единый образовательный стандарт в условиях специального образования, и тех, кто относится к категории «необучаемых»; разрабатывается программно-методическое обеспечение процесса доступного образования различных категорий детей с отклонениями в развитии. Для детей, признанных «необучаемыми», создается система государственных институтов — закрытых учреждений: домов ребенка, домов-интернатов для детей-инвалидов, в штатном расписании которых отсутствовали ставки педагогических специалистов. Таким образом, права таких детей на образование и на воспитание в семье нарушались уже с рождения. Кроме того, выходили правительственные документы, запрещающие целые научные направления как идеологически вредные. Так, Постановлением Правительства СССР от 4 июля 1936 г. «О педологических извращениях в системе Наркомпроса» система работы с детьми до трех лет была подвержена жесткой критике. В приказе Наркомз- драва (Народного комиссариата здравоохранения СССР) от 11 октября 1937 г. указывались ошибки воспитательной работы в яслях: завышены задачи воспитания, недостаточное внимание игре, недооценка роли взрослого. Однако несмотря на многочисленные идеологические причины запретов на научную деятельность многих ученых, исследования раннего детства, изучение проблем воспитания и возможности специального образования детей, начиная с первых этапов развития, продолжались в разных научных институтах страны. В Москве в Государственном институте охраны материнства и младенчества профессором А. С. Дурново организован отдел развития и воспитания детей, где научные сотрудники Е. Г. Бибанова, Н. М. Аксарина и другие разрабатывали вопросы воспитания детей в возрасте от года до трех лет. Получает дальнейшее распространение государственная система воспитания детей в яслях. Уникальная отечественная система работы с детьми раннего возраста предполагала индивидуальный дифференцированный поход в комплексном развитии детей: методики развития предметной деятельности, физического воспитания и речи детей, методы педагогической поддержки родителей. Комиссия под руководством Н. М. Щелованова и Н. М. Аксариной обобщила данные научных исследований и педагогической практики. На основании этих данных разработан отчет «Основные положения по воспитательной работе в яслях и домах младенца» (1938). Это было первое руководство по внедрению единой государственной системы общественного воспитания детей первых лет жизни. В 1939 г. был издан первый учебник «Воспитание детей раннего возраста в яслях» под редакцией Н. М. Щелованова и Н. М. Аксариной, который выдержал более десяти изданий. Активно работали специалисты Института дефектологии, где продолжаются исследования детей дошкольного возраста с отклонением развития. Особое значение имеют научные труды Л. С. Выготского и А. Р. Лурия об изменении в онтогенезе структуры психических функций центральной нервной системы.

Период 40—50-х гг. XX в. был тяжелейшим испытанием для народов СССР. Великая Отечественная Война (1941—1945) с фашистскими захватчиками надолго прервала научные исследования в области гуманитарного знания, в сфере педагогики и дефектологии.

Четвертый этап развития системы ранней помощи в России приходится на вторую половину XX в. Этот этап ознаменован формированием новой философии общественных отношений, которая рассматривает в качестве предмета научного познания социальную и педагогическую ситуацию нетипичности развития, т.е. ситуацию человека, имеющего органический дефект или функциональные нарушения, которые ограничивают сферы его социальной активности (в процессе восприятия окружающего мира, в передвижении, в познавательной и коммуникативной деятельности). Во многом это объясняется увеличением в стране количества инвалидов после Великой Отечественной Войны, в том числе и детей-инвалидов. На государственном уровне утверждается медицинская модель инвалидности, в соответствии с которой формируются государственные структуры медицинской и социальной помощи наиболее уязвимым слоям населения.

После Великой Отечественной войны разработка теории и практики раннего образования продолжается в различных научных учреждениях СССР. В течение последней трети XX в. произошло расширение сферы образования и возможностей выбора содержания обучения детей с отклонениями в развитии, формируется педагогическая система специального образования, дифференцирующая детей по различным категориям нарушений развития. Академия педагогических наук РСФСР и Академия медицинских наук СССР разработали единую программу воспитания детей от рождения до семи лет. С этой целью была создана межведомственная комиссия под председательством действительного члена Академии педагогических наук СССР А. П. Усовой. Под руководством заместителя председателя этой комиссии — члена-корреспон- дента Академии медицинских наук СССР, профессора Н. М. Щелованова и профессора Н. М. Аксариной была составлена программа по воспитанию детей первых трех лет жизни. В 1969 г. был сформирован единственный в мире Институт дошкольного воспитания под руководством А. П. Усовой, а затем А. В. Запорожца. Ученик Н. М. Щелованова, доктор биологических наук А. М. Фонарев с сотрудниками разрабатывают проблемы педагогики раннего детства: вопросы умственного, нравственно-трудового, эстетического, сенсорного воспитания детей, пути развития предметно-игровой деятельности, сюжетной игры и других аспектов раннего возраста.

Научные исследования, которые проводились в ходе реализации программ по воспитанию детей первых трех лет жизни, привели к революции представлений в области социально-эмоционального развития младенцев. Работа с младенцами позволила получить данные, значительно изменившие представления о ранних этапах детского развития. Младенцы стали рассматриваться как активные субъекты совместной деятельности со взрослыми, развивающиеся в процессе взаимодействия с окружающей социальной средой, прежде всего с матерью, жадно ищущие этого социального взаимодействия и интенсивно участвующие в процессе своего развития.

Теоретики и практики, работающие в области нетипичное™ детского развития, детской инвалидности, создают новые методики и проектируют специфические программы обучения и воспитания лиц с особыми образовательными потребностями (с сенсорными дефектами, с нарушениями в моторной, интеллектуальной и коммуникативной деятельности). Так, в 1950—1960-е гг. создана оригинальная система обучения словесной речи глухих дошкольников (Б. Д. Корсунская).

В мировой науке возникают новые области междисциплинарного научного знания, связанные с общим развитием социально-педагогических программ для наиболее уязвимых групп и возрастов населения.

Весомый вклад в формирование отечественного опыта разработки системы ранней помощи в этот период вносит Институт коррекционной педагогики РАО. Важнейшим направлением научных исследований института является поиск оптимальных путей конструирования системы специального образования, достраивание дифференцированной системы специального образования новыми структурными элементами. Проведенные в институте исследования убедительно показывают, что удовлетворение особых образовательных потребностей в раннем возрасте могут обеспечить максимальную реализацию потенциала развития особого ребенка. Получены данные, доказывающие, что ранняя комплексная помощь открывает для значительной части детей возможность включения в общий образовательный поток, что исключает необходимость дорогостоящего специального школьного образования. Научные исследования 1980-х гг. позволили смоделировать и проверить на практике единую систему раннего выявления и ранней помощи для одной категории младенцев и детей раннего возраста — с выраженными нарушениями слуховой функции. Разработана система коррекционно-развивающей работы с детьми первых лет жизни с нарушениями слуха (Т. В. Пелымская, Н. Д. Шматко, 1988).

На основе нейропсихофизиологических исследований организована апробация педагогических и психологических программ ранней помощи детям с нарушением зрения первых трех лет жизни (Л. И. Филь- чикова, Л. А. Новикова, Т. Б. Круглова, Ф. В. Юнусова, 1987). Разработаны психологические механизмы компенсации слепоты в младенческом и раннем возрасте (Л. И. Солнцева, С. М. Хорош, 1988).

1980-е гг. в России характеризуются интенсивным развитием сети специализированных дошкольных учреждений в системе Министерства просвещения. В 1975 г. выходит постановление Совета Министров СССР «О мерах по дальнейшему улучшению обучения, трудового устройства и обслуживания лиц с дефектами умственного и физического развития», которое в законодательном порядке обеспечивало открытие специализированных групп как в детских садах общего типа, так и в специализированных. Открываются дошкольные образовательные учреждения нового типа, детские сады — центры восстановительного лечения, специализированные детские сады и ясли-сады для различных категорий детей с нарушениями развития. В стране осуществляется процесс выявления и статистического учета детей ясельного и дошкольного возраста, нуждающихся в коррекционно-педагогической помощи.

В научной среде утверждается мнение, что наряду с медицинским направлением помощи детям раннего возраста необходимо развитие психолого-педагогического направления. Однако научные успехи отечественных исследователей 1970—1980-х гг. не были подкреплены социальным заказом на создание государственной системы ранней помощи для детей младенческого и раннего возраста, имеющих особые образовательные потребности.

В 1980-х гг. начинается реализация государственной системы раннего выявления и специальной помощи для одной категории детей — с нарушением слуховой функции первых трех лет жизни. На основании многолетних исследований, проведенных совместно клиницистами и специалистами в области сурдопедагогики, организован комплекс абилитационных мероприятий с момента диагностирования нарушений слуха малыша. Медицинский аспект помощи предполагает уточнение диагноза и раннее слухопротезирование. Психолого-педагогическую помощь дети раннего возраста с нарушениями слуха получают в сурдологических кабинетах (отделениях, центрах) и продолжают коррекционное обучение в условиях специализированного дошкольного образовательного учреждения для глухих и слабослышащих детей или в группах надомного обучения. Результаты исследований по абилита- ции детей с нарушенным слухом стали основой для разработки единой государственной системы раннего выявления и коррекции нарушенной слуховой функции у детей первых трех лет жизни.

Такая модель ранней помощи детям с нарушениями слуха на протяжении нескольких десятилетий служила образцом для формирования ранней помощи детям с иными врожденными выраженными отклонениями развития (интеллектуальными, сенсорными, эмоциональными, двигательными и речевыми). Создан целый ряд методических разработок отечественных ученых (Л. Т. Журба, Е. М. Мастюкова, Г. В. Пантюхина, К. Н. Печора, Э. Л. Фрухт и другие), представляющих систему ранней диагностики и психолого-педагогической помощи детям раннего возраста. К началу 1990-х гг. отечественная дефектологическая наука располагала комплексом теоретических и экспериментальных исследований в области нейропсихо-физиологии зрения и слуха детей, начиная с младенческого возраста, в области комплексной помощи отдельным категориям детей первых лет жизни с отклонениями в развитии. Исследуются проблемы воспитания и обучения детей первого года жизни с ДЦП. Описаны основные направления, приемы и методы коррекционно-развивающей работы с детьми с поражением опорнодвигательного аппарата в доречевом периоде.

К началу 1990-х гг. существовали и экспериментально работали отдельные практики ранней помощи. Однако построение государственной системы ранней помощи для всех категорий детей с отклонениями развития было задержано социально-политическими причинами: распадом СССР, экономическим кризисом, видоизменением основных государственных институтов. Эти изменения происходили в условиях формирования новой социальной политики России, реформирования системы специального образования в соотнесении с мировыми стандартами.

Пятый этап становления и развития системы ранней помощи в России приходится на 1990-е гг. и длится на протяжении первого десятилетия XXI в.

Последнее десятилетие XX в. стало периодом изменения на государственном уровне устаревшей медицинской модели детства на социальную модель, базовый принцип которой заключается в том, что жизнь человека не должна определяться и ограничиваться медицинским диагнозом. Социальная модель поддерживается новыми международными законодательными документами, в частности Конвенцией о правах ребенка, Классификацией функционирования и инвалидности ВОЗ. На международном уровне утверждаются новые терминологические положения в концепте социальной модели инвалидности, такие как «нормализация» — реакция на неестественное регулирование жизни в соответствии с установками различных учреждений; «деинституализация» — движение за прекращение отдельного проживания и обучения инвалидов; «независимая жизнь» — движение за предоставление инвалидам максимальных возможностей по регулированию своей жизни путем минимизации зависимости от специальных организаций, учреждений, семьи; «равные возможности» — уравнивание стартовых возможностей ребенка путем создания структур, предоставляющих инвалидам определенный объем необходимой помощи для полноценного развития; «включение», или «инклюзия», — снятие любых ограничений для людей с нетипичным развитием, культивирование в обществе толерантности и принятия личностного разнообразия.

Теоретики и практики, работающие в области нетипичности детского развития, детской инвалидности, создают новые методики и проектируют специфические программы обучения и воспитания детей с особыми образовательными потребностями, раннее относившихся к категории «необучаемых» (с комплексными сенсорными дефектами, с нарушениями в моторной, интеллектуальной и коммуникативной деятельности). В отечественной науке возникают новые области междисциплинарного научного знания, связанные с общим развитием социально-педагогических программ для наиболее уязвимых групп и возрастов населения. Продолжается интенсивная работа сурдологов по совершенствованию системы ранней помощи неслышащим детям, начиная с первых месяцев жизни. Создается программно-методическое обеспечение системы раннего развития детей с нарушениями зрения. Разработана целостная многоуровневая система дидактических игр и заданий, раскрывающая особые образовательные потребности детей раннего и дошкольного возрастов с ментальными нарушениями. По-новому организуется взаимодействие с семьями, имеющими детей с отклонениями развития и групп риска. В этом программно-методическом материале содержится обоснование инновационных подходов, в соответствии с которыми большинство проблем и ограничений для инвалидов рассматривается как следствие социальных барьеров, установленных в обществе.

В соответствии с приказом Министерства здравоохранения и медицинской промышленности Российской Федерации № 108 от 23 марта 1996 г. «О введении аудиологического скрининга новорожденных и детей 1-го года жизни» и Указаниями Министерства здравоохранения Российской Федерации № 103 от 05 мая 1992 г. «О внедрении единой системы раннего выявления нарушений слуха у детей, начиная с периода новорожденное™, и их реабилитации» оформляются механизмы внедрения государственной системы раннего выявления детей с подозрением на снижение слуха. Начинается практическое использование единой программы раннего выявления нарушений слуха у детей с периода новорожденности — «Единая система аудиологического скрининга».

Разрабатываются методические рекомендации для внедрения федеральной программы ранней помощи детям первого года жизни с нарушениями слуха. Поэтапная реализация программы осуществляется в специально организованных сурдологических кабинетах на базе специальных дошкольных образовательных учреждений, отделений детских больниц, ПМС-центров. На первом этапе происходит комплексная медицинская коррекция, раннее хирургическое и медикоментозное лечение, слухопротезирование. Для детей в возрасте от года до двух лет организуются специальные занятия с сурдопедагогом два-три раза в неделю. Для детей, проживающих в отдаленных от сурдологического центра местах, занятия организуются со следующей периодичностью: ежедневно в течение одной — двух недель два-три раза в год.

Данная модель раннего выявления и ранней комплексной помощи детям с нарушениями слуха послужила основой для разработки единой государственной системы ранней помощи детям из других групп нарушений развития, а также из групп риска. Институт коррекционной педагогики РАО разрабатывает программу внедрения единой системы раннего выявления и ранней помощи детям с нарушениями в развитии на территории Российской Федерации, организационно-управленческие основы развития системы ранней помощи, вариативные региональные модели ранней психолого-педагогической помощи семье и детям с ОВЗ.

Экономический, политический и идеологический плюрализм 1990-х гг. создал возможности для объединения граждан в различные общественные и политические организации. С начала 1990-х гг. происходит формирование третьего негосударственного сектора — гражданского общества России: неправительственных благотворительных организаций помощи детям. Общественные некоммерческие организации (НКО) принимают активное участие в формирование инновационной проектной деятельности. Наиболее представительным контингентом в составе благотворительных организаций того времени стали объединения родителей детей-инвалидов и детей с различными видами ограничений возможностей развития, а также специалистов, инициирующих оказание новых видов социально-психолого-педагогической помощи детям и их семьям. В рамках благотворительной деятельности НКО происходили изучение нового механизма внебюджетного финансирования — фандрайзинга, участие в международных грантовых конкурсах социально-значимых проектов, установление международных гуманитарных связей, реализация первых неправительственных международных проектов в области помощи детям. В страну хлынул поток иностранных методик, в том числе программ раннего обучения (early childhood education). Программы охватывали возрастной диапазон от младенчества до поступления в подготовительный класс школы и были ориентированы как на домашнее воспитание, так и на пребывание ребенка в дневном центре (группе). Впервые в профессиональную лексику введен термин «раннее вмешательство» (от англ, early intervention). Объектом программ раннего вмешательства мог быть ребенок, его родитель или они оба. Естественным расширением сферы использования программ раннего вмешательства явилось включение в образовательное пространство младенцев и детей раннего возраста с выраженными врожденными и раноприобретенными дефектами, которые в значительной мере ограничивают возможности их жизнедеятельности и социализации. Создаются первые прецеденты апробации экспериментальных моделей ранней помощи в рамках проектов, финансируемых западными фондами.

Отечественные и западные разработки являются основой для практического применения в новых структурах межведомственных организаций: ПМС-центрах, ПМП-консультациях, службах ранней помощи, в центрах игровой поддержки и лекотеках. В этих новых структурных подразделениях специалисты осваивают инновационную профессиональную деятельность с младенцами и с детьми раннего возраста, имеющими особые образовательные потребности. Однако в стране отсутствует единая государственная система выявления, учета, ранней диагностики и комплексной ранней помощи. В некоторых научных учреждениях Москвы и Санкт-Петербурга, Новгорода Великого и Самары ведутся исследования, посвященные этой актуальной проблеме. С каждым годом увеличивается число специалистов в области ранней помощи и число регионов России, в которых организуются разные варианты обслуживания детей раннего возраста из различных групп риска.

В частности, в Санкт-Петербурге разработана и апробируется региональная модель ранней помощи: междисциплинарная семейно-центрированная программа ранней помощи в дошкольном учреждении системы образования. Санкт-Петербургская городская социальная программа «Абилитация младенцев» отрабатывает на практике следующие этапы обслуживания ребенка и семьи[1]:

  • 1) первичное обращение в программу по направлениям из учреждений города или самостоятельно;
  • 2) включение семьи в число потенциальных клиентов и первый контакт;
  • 3) составление анамнеза и социального паспорта семьи, определение сроков проведения первого этапа диагностики уровня взаимодействия матери и ребенка;
  • 4) определение качества отношений и характеристик взаимодействия, заполнение опросника потребностей семьи;
  • 5) междисциплинарная оценка командой специалистов программы особых потребностей ребенка и его семьи;
  • 6) определение направлений и стратегии раннего вмешательства, обсуждение длительности программы для конкретной семьи и ребенка (однократная, кратковременная, долговременная), назначение сотрудника, ответственного за ведение данной семьи и ребенка в рамках индивидуальной программы;
  • 7) осуществление приемственности с другими городскими образовательными программами (перевод в дошкольную группу, соответствующую возможностям данного ребенка и т.п.).

В качестве еще одной успешно действующей в Санкт-Петербурге программы ранней помощи можно назвать деятельность негосударственного образовательного учреждения повышения квалификации — Санкт-Петербургского института раннего вмешательства. В рамках программ этого учреждения осуществляются проекты в области консультирования и сопровождения детей с отклонениями развития и детей из групп риска, а также их семей. Реализуются проекты, направленные на повышение квалификации специалистов и компетенции родителей. В частности, на базе Института раннего вмешательства с 1992 г. в рамках сотрудничества с отечественными и западными партнерами осуществляется проект «Развитие физической терапии в России» по разработке стандарта новой специальности в области ранней помощи — «физическая терапия».

В Москве апробация различных моделей ранней помощи осуществляется через развитие системы медико-психолого-педагогического патронажа на базе нескольких действующих ПМС-центров, ПМП- консультаций, в учреждениях дошкольного образования (группы кратковременного пребывания, консультативные пункты, службы ранней помощи), в дошкольных образовательных учреждениях системы здравоохранения и в негосударственных организациях и службах.

Важнейшим событием этого периода в Москве стало открытие экспериментальных площадок по апробации различных моделей ранней помощи. В 1999 г. в рамках городских программ «Московская семья — компетентные родители» и «Столичное образование» действовали несколько экспериментальных площадок по разработке и апробации моделей ранней помощи детям, имеющим ограничения здоровья и жизнедеятельности (с инвалидностью), а также детям группы риска. Это один из первых в нашей стране прецедентов государственного заказа на научное исследование теории и практики абилитационной деятельности при региональной административной поддержке эксперимента, финансировании проекта из государственного (московского регионального бюджета) и поддержке распространения — мультиплицирования инноваций в системе столичного образования.

Структурные основы моделирования ранней помощи на базе московской городской экспериментальной площадки представлены следующими блоками:

I. Организация ранней диагностики и ранней помощи на базе Службы ранней помощи — структурного подразделения действующих дошкольных учреждений (по территориальному признаку).

  • 1. Раннее выявление случаев рождения ребенка с патологией развития на базе родильных домов и родильных отделений больниц:
    • а) получение информации из медико-генетических консультаций и кабинетов ка- тамнеза и детских поликлиник о случаях рождения ребенка с явными отклонениями или при наличии угрозы возникновения отклонений («группы риска»);
    • б) предоставление адекватной информации родителям о перспективах развития нетипичного ребенка и о долгосрочных мерах помощи в условиях семьи и специальных учреждений;
    • в) организация психологической поддержки матери (в отделениях для новорожденных).
  • 2. Организация консультаций и специальных занятий с детьми раннего возраста по индивидуальной программе ранней педагогической помощи:
    • а) отслеживание динамики развития;
    • б) обучение родителей специфическим навыкам ухода и стимуляции развития ребенка;
    • в) помощь в организации необходимой медицинской коррекции (операции, протезирование, восстановительное лечение и т.д.).
  • 3. Организация домашнего визитирования ребенка (от рождения до 1,5 лет).
  • 4. Организация перехода ребенка в адаптационную группу или группу кратковременного пребывания на базе ближайшего к месту проживания семьи дошкольного образовательного учреждения для детей от 1,5 до 2 лет с целью подготовки к посещению детского сада.

II. Создание условий для пребывания детей-инвалидов в специализированных или инклюзивных группах в дошкольных образовательных учреждениях.

  • 1. Подготовка среды для интеграции детей отклонениями в развитии в общество здоровых сверстников (проведение обучающих семинаров силами специалистов служб ранней помощи для сотрудников ДОУ (дошкольных образовательных учреждений) и родителей, организация специфической инфраструктуры в дошкольных группах);
  • 2. Организация целенаправленной работы в детских садах по психолого-педагогической поддержке детей с тяжелыми отклонениями в развитии средствами специального образования;
  • 3. Организация совместных мероприятий для детей с инвалидностью и здоровых детей (развлечения, праздники, игра, режимные моменты и т.д.).

III. Подготовка, специалистов по ранней помощи детям с отклонениями в развитии (Московский городской педагогический университет).

На основании результатов научных исследований Правительство Москвы приходит к заключению, что для уменьшения вероятности отставаний в развитии и повышения эффективности удовлетворения особых потребностей младенцев и детей раннего возраста, необходимо развивать комплексную, мультидисциплинарную систему служб ранней помощи. На уровне московского закона «Об образовании» оформляется деятельность институтов ранней диагностики и ранней помощи, а система образования достраивается структурами, оказывающими действенную раннюю помощь детям с отклонениями в развитии и их семьям.

В отдельных субъектах Российской Федерации внедряются действующие региональные модели ранней помощи детям с нарушениями развития. В различных регионах продолжают работать негосударственные организации, осуществляющие абилитационную деятельность в рамках менеджмента благотворительности.

Научные исследования в области разработки и реализации программ раннего развития проводятся на базе ряда высших учебных заведений страны, в Институте коррекционной педагогики РАО. Исследования в сфере практики ранней помощи детям с отклонениями развития показали поразительные результаты, полученные в процессе стимуляции основных функциональных областей детей со сложной структурой нарушений развития. Даже дети из категорий, считавшихся бесперспективными в плане обучения (например, с синдромом Дауна), показали динамику развития основных функциональных областей, смогли овладеть начальными навыками чтения и письма, не говоря уже о других социально значимых навыках.

Инновационная сфера деятельности потребовала профессионалов соответствующей квалификации, представляющих различные дисциплины, включая специальных педагогов и психологов, логопедов, социальных педагогов, медицинских и социальных работников, специалистов в области развития движений, а также диетического и лечебного питания. Деятельность специалистов должна была осуществляться в новых структурных подразделениях московских дошкольных образовательных учреждений и дневных детских центров (ПМС-центры). Это службы ранней помощи, организующиеся на основе междисциплинарного взаимодействия специалистов. Особенностью работы специалистов служб ранней помощи является командная деятельность. В компетенцию команды специалистов входит знание типичного и нетипичного развития детей младенческого и раннего возраста, умение проводить оценку уровня развития и разрабатывать индивидуальную программу раннего образования на основе базовой, включающей целенаправленную работу в различных областях развития. Обязательная составляющая процесса ранней комплексной помощи — это работа с семьей, а также целенаправленное обучение родителей и включение их в активную повседневную работу. Инновационный подход к формированию новой модели комплексной поддержки ребенка с отклонениями в развитии в условиях семьи предполагает активное (субъект-субъектное) взаимодействие всех ее участников (специалистов, членов семьи, самого ребенка) в абилитационном процессе.

Шестой этап — современный этап развития системы ранней помощи в Российской Федерации.

Важнейшим знаковым событием этого этапа стало оформление на уровне федерального законодательства социального института ранней помощи детям с ограниченными возможностями здоровья и жизнедеятельности .

В законе Российской Федерации «Об образовании» впервые вводится понятие «абилитация».

В августе 2016 г. Правительство Российской Федерации одобрило проект «Концепции развития ранней помощи в Российской Федерации на период до 2020 года». Цель программы — своевременное выявление серьезных нарушений здоровья детей, организация профилактики нарушений здоровья детей, организация и координация необходимой помощи детям и семьям по линии разных ведомств. К 2019 г. в законодательство Российской Федерации должны быть внесены изменения, вводящие раннюю помощь как объект правового регулирования.

Происходит дальнейшее развитие системы ранней помощи в различных регионах Российской Федерации:

  • • развитие сети типовых служб ранней помощи под эгидой единого информационно-методического (ресурсного) центра;
  • • организация деятельности регионального центра ранней помощи, координирующего работу организаций — участников системы, осуществляющих разработку и реализацию отдельных технологий ранней помощи;
  • • внедрение региональных моделей ранней помощи на базе учреждений трех взаимодействующих ведомств: медицинских, образовательных и социальных.

Такое разнообразие походов к организации ранней помощи объясняется отсутствием единых стандартов и своеобразием социально-экономических условий различных регионов России.

Становление в нашей стране системы ранней комплексной помощи считается сегодня одним из приоритетов развития системы образования.

  • [1] Мухамедрахимов Р. Ж. Мать и младенец, психологическое взаимодействие /Р. Ж. Мухамедрахимов. СПб. : Изд-во СПбГУ, 1999.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>