ГОСУДАРСТВО И ПРАВО СТРАН ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ

Война за независимость и образование латиноамериканских государств

Испанская и Португальская колониальные империи в Америке

Процесс становления колониальных систем Испании и Португалии в Америке начался еще в конце XV — начале XVI в. Хотя завоевание «Индий», как официально именовались испанские колонии, рассматривалось как цивилизаторская миссия, как обращение в христианство язычников-индейцев, оно осуществлялось в основном военно-феодальными методами.

Традиционная индейская государственность, там, где она существовала (майя, инки, ацтеки и т.д.), была уничтожена конкистадорами. Земля в колониях официально считалась собственностью короны, но с XVI в. фактически перешла в руки колонизаторов и католической церкви. Широкое распространение получила система энкомиенды, своеобразной разновидности полукрепостнического, полурабского труда индейцев.

Юридически считалось, что индейские общины, находившиеся на захваченных территориях, передавались под «опеку» латифун- дистам-энкомендеро. Лишь в XVIII в. иод влиянием зарождающегося капиталистического уклада на смену энкомиенде приходит пеонаж (долговая кабала), построенная на полуфеодальных арендных отношениях.

Колониальная администрация исторически формировалась по ходу самой территориальной экспансии Испании и Португалии в Латинской Америке.

За 300 лет господства Испании в Америке сложилась колониальная империя с чрезвычайно сложной социальной и этнической структурой, с единой католической верой и с централизованной системой управления. На вершине властной пирамиды стоял испанский король. Практически же общее руководство политикой Испании в колониях осуществляли Торговая палата, а затем с 1524 г. — созданный при короле Совет по делам Индий, первый в мировой истории специализированный центральный орган колониальной администрации. Этот Совет издавал колониальные законы, назначал высших чиновников, был верховной апелляционной инстанцией для колониальных судов.

Систему непосредственного управления в самой Америке возглавляли вице-короли, которые не просто представляли, но как бы олицетворяли собой испанскую корону. В колониях им оказывали все почести, которые причитались самому испанскому королю.

К концу XVIII в. в Латинской Америке было создано четыре вице-королевства: Новая Испания (столица Мехико), Новая Гранада (Богота), Перу (Лима), Рио-де-ла-Плата (Буэнос-Айрес).

Вице-короли командовали вооруженными силами, издавали местные законы, руководили администрацией, закрепляли земли и индейские общины за испанскими переселенцами, контролировали сбор налогов. Их полномочия действительно были как у монарха, а потому даже в официальной доктрине Испании вице-королевства рассматривались как находящиеся в федеративном союзе с Испанским королевством (королевства Леона и Кастильи).

В менее значимые для испанской короны колонии назначались генерал-капитаны, которые номинально подчинялись вице- королям, но практически пользовались административной самостоятельностью и получали указания непосредственно от Совета по делам Индий.

К концу XIX в. были образованы генерал-капитанства в Гватемале, Венесуэле, Чили и на Кубе. Впоследствии эти искусственно сложившиеся границы между вице-королевствами и генерал-ка- питанствами стали основой пограничной демаркации для самостоятельных латиноамериканских государств. Важную роль в колониальном управлении играли создаваемые при вице-королях или генерал-капитанах особые судебно-административные органы — аудиенции.

В провинциях, на которые делились колонии, руководство администрацией, судом, церковью осуществляли губернаторы, которым, в свою очередь, были подчинены коррехидоры, старшие алькальды. В XVIII в. для большей централизации системы управления в провинции назначались интенданты и субделегаты.

Все высшие должности в колониальной администрации в Латинской Америке замещались исключительно выходцами из числа испанской феодальной знати, присылаемой в колонию на ограниченный срок (обычно на 3—6 лет), так как считалось, что длительное пребывание испанцев в колониях, внебрачные связи ведут к «порче крови».

Единственным звеном колониальной администрации, доступным местному дворянству из потомков испанских поселенцев (креолам), уже утративших «чистоту крови», было городское управление. Здесь сохранялись некоторые традиции и формы, заимствованные из муниципального самоуправления Испании. Имущая верхушка составляла муниципальную корпорацию - кабильдо. Управление городами осуществляли советники (рехи- доры) и избираемый ими алькальд.

Огромную роль в колониальном управлении Латинской Америкой играла католическая церковь. Папская булла в 1493 г. дала испанским королям право патронажа над церковью в колониях, в частности право назначать на церковные должности. В результате церковь стала органической частью колониального аппарата, хотя и использовала при этом свои специфические духовные средства воздействия на население колоний. Инквизиционные трибуналы сурово карали не только за отход от католической веры, но и за высказывание крамольных политических идей. Церковь была крупным землевладельцем, сосредоточившим в своих руках треть всей пахотной земли колоний.

Экономическая мощь церкви позволяла ей претендовать на самостоятельность в политической жизни. В Парагвае, например, орден иезуитов организовал подобие автономного, закрытого для внешнего мира и для официальных властей государства, основанного па принудительном труде индейцев в церковных владениях (редукциях). Это своеобразное политическое образование иезуитов просуществовало более столетия.

Многоступенчатый и сложный аппарат колониального управления в Латинской Америке отличался чудовищным бюрократизмом, неэффективностью и коррупцией. Строжайшая централизация не мешала чиновникам всех рангов, начиная от вице-королей и кончая городскими рехидорами, пользоваться большой отдаленностью от Испании, проявлять самовластие, осуществлять правотворчество, допускать любые беззакония.

К концу XVIII в. вице-королевства и генерал-капитанства в связи с ростом противоречий между метрополией и колониями превратились в своеобразные квазигосударства, постепенно начинавшие самостоятельное политическое существование. Чиновники в колониях по отношению к властям метрополии часто руководствовались правилом: «повинуюсь, но не выполняю».

Испанская администрация стремилась тщательно регламентировать все стороны жизни населения в колониях, разработала для них огромную массу законодательных актов. В 1680 г. был издан официальный сборник колониального права — Свод законов королевства Индий, который включал девять книг и 6377 законов.

Колониальное законодательство закрепляло систему феодальной поземельной собственности (энкомиенды, асьенды, латифундии) и сословное деление общества. Это деление проявилось не только в предоставлении урожденным испанцам и креолам типично феодальных привилегий (дворянские титулы), но и в установлении неполноправности индейцев, негров и лиц смешанного происхождения (метисов, мулатов). Характерным для колониального права было также то, что креолы, составлявшие основную часть феодальной знати в Латинской Америке (идальго, кабальеро), по своему правовому положению все же стояли ниже, чем лица, родившиеся в Испании.

Схожей была система управления в Бразилии, являвшейся колонией Португалии. С XVII в. колониальную администрацию возглавил вице-король, при котором были созданы военное и налоговое ведомства. Ему подчинялся местный аппарат управления. Однако колониальная система в Бразилии была менее централизованной, поскольку португальской короне не удалось полностью преодолеть местный сепаратизм, опиравшийся на феодальные права фазендейро — плантаторов, эксплуатировавших преимущественно труд негров-рабов.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >