Глобализация и регионализация

«Глобализация» и «регионализация», «глобализм» и «регионализм» — одни из самых распространенных и в то же время дискуссионных понятий. Как тенденция современного мирового развития глобализация тесно переплетается с процессами региональной или субрегиональной интеграции.

Глобализация глазами политического деятеля и ученого США

То, что обычно называют глобализацией, на самом деле просто другое название господствующей роли Соединенных Штатов.

Г. Киссинджер, госсекретарь США (1973—1977)

Непосредственных участников этих процессов принято делить на две категории: 1) страны-субъекты (globalization-makers); 2) страны-объекты {globalization-takers). Если первая группа стран демонстрирует позитивный потенциал глобализации, то во второй ярко проявились ее негативные стороны, выражающиеся, в частности, в утрате национальной самоидентичности, превращении в энергетические и сырьевые придатки стран и субъектов и вытеснении на периферию глобализирующегося мира. В наиболее откровенной форме эту сторону глобализации выразил бывший государственный секретарь США Г. Киссинджер, выступая в октябре 1999 г. в Ирландии: «Главный вызов состоит в том, что то, что обычно называют глобализацией, на самом деле просто другое название господствующей роли Соединенных Штатов»[1].

Не будучи в состоянии противостоять гегемонистским устремлениям стран — субъектов глобализации, страны-объекты вынуждены строить свои, подчас весьма причудливые, структуры региональной и межрегиональной интеграции. Пример такой структуры — внеблоковый сетевой альянс БРИКС (Россия, Бразилия, Индия, Китай, ЮАР), объединивший страны разных континентов и социально-экономических формаций, но заинтересованных в совместностном построении мультииолярного демократического мироустройства (подробнее об этом см. главу 14, параграф 14.3).

Именно регионализация стала значимым фактором, движущей силой перемен в современной мировой экономике. Тенденции к расширению и углублению различных форм региональной экономической интеграции привели к широкому распространению терминов «регионализм» и «регионализация». В самом общем виде — это концепции, исследующие характер-

ные черты развития отдельных регионов. С экономической точки зрения, регионализация — это развитие, укрепление экономических, политических и иных связей между областями или государствами, входящими в один регион; возникновение региональных объединений государств.

Внутренняя противоречивость регионализации заключается, таким образом, в том, что, являясь необходимым эволюционным звеном в процессе создания единой глобальной политико-экономической системы, она одновременно рассматривается акторами глобальной политики как средство защиты от отрицательных последствий глобализации.

Эта противоречивость проявляется в отношении России к процессам евроинтеграции. Будучи принципиальным сторонником мировых интеграционных процессов, Российская Федерация вместе с Белоруссией и Казахстаном инициировали процесс евразийской интеграции с целью сохранить рынок для высокотехнологичных отраслей своей экономики, основы которых были заложены еще в СССР. Сохранение этих отраслей позволит России и всем постсоветским странам участвовать в экономическом обмене со странами — членами Евросоюза в качестве равноправных партнеров, а не сырьевых придатков и рынков сбыта европейских товаров.

Поскольку экономика постсоветских стран тесно связана прежними кооперационными связями, противоречие между двумя интеграционными процессами может привести (и приводит на самом деле) к коллизиям, ярким выражением которых явился политический кризис на Украине в 2013—2014 гг., начавшийся именно с расхождений во мнениях относительно европейской и евразийской интеграции.

Исходя из анализа ситуации, складывающейся в глобализирующемся мире, ряд стран видит в расширении регионального сотрудничества ответ на негативные последствия глобализации и наиболее эффективный путь обеспечения своих политических и экономических интересов. В конце XX в. усилилась тенденция как к формированию новых форм интеграционных группировок, так и к увеличению их числа, что привело к появлению так называемого нового регионализма, отличительными чертами которого являются открытость для других стран и расширенный формат, получивший в политологии название внеблоковых сетевых альянсов (ВСА). Этот формат позволяет наладить конструктивное сотрудничество между государствами, интересы которых могут не совпадать и даже противоречить друг другу в иных сферах. Например, в рамках альянса РИК Китай и Индия совместно с Россией сотрудничают в деле поддержания региональной безопасности в Азии. В то же время территориальные споры между ними пока остаются нерешенными.

Новый регионализм не стремится к автаркии, но концентрирует и объединяет политические и экономические потенциалы государств, стремящихся к повышению своей конкурентоспособности в глобальной экономике.

К настоящему времени сформировались три наиболее мощных региональных объединения, являющихся главными структурными звеньями «новой геометрии мира»: 1) ЕС; 2) НАФТА[2]; 3) АТЭС.

Самой «продвинутой» интеграционной группировкой в мире является Европейский союз: за полвека он прошел в своем развитии все этапы интеграции и из зоны свободной торговли превратился в экономический и валютный союз, а евро стал сильнейшей валютой в мире. В настоящее время ЕС объединяет 28 европейских стран с общей численностью населения более 500 млн чел. Расширение — императив для ЕС, оно позволило ему сравняться с США по экономической мощи, и это несмотря на то, что Европа в XX в. подверглась двум разрушительным войнам и была разделена противостоящими идеологическими системами.

Политическая и экономическая интеграция стран Западной Европы, построенная для стран этой части света по принципу открытого регионализма, сыграла решающую роль в том, что пик экономического лидерства США, приходящийся на середину XX в., остался в прошлом. Вместе с тем для бедной сырьевыми и энергетическими ресурсами Европы важнейшей предпосылкой к дальнейшему совершенствованию своей успешной в целом интеграционной системы является развитие интеграционных связей и кооперации с постсоветскими странами, и прежде всего с Россией.

Для России регионализация означает возможность дать адекватные ответы на вызовы глобализации, чтобы занять достойное место в мировой экономике. В глобально-политическом плане регионализация выступает как экономическая база для формирования многополюсного мира. В качестве одной из главных опор этого мира Россия противостоит гегемонист- ским устремлениям построения «нового мирохозяйственного порядка» на основе глобального доминирования США.

  • [1] Цит. по: Gindin S. Social Justice and Globalization: Are they Compatible? // MonthlyReview. 2002. Vol. 54. Issue 02 (June). P. 11. URL: https://montfilyreview.org/2002/06/01/social-justice-and-globalization-are-they-compatible/#fnl
  • [2] Североамериканское соглашение о свободной торговле (англ. North American FreeTrade Agreement, NAFTA).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >