Полная версия

Главная arrow Право arrow АДМИНИСТРАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

Оперативные нормы, освобождающие от административной ответственности

Правило квалификации № 6. В силу ст. 1.7 КоАП РФ лицо, совершившее административное правонарушение, подлежит ответственности на основании закона, действовавшего во время и по месту совершения административного правонарушения.

Закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом улучшающий положение лица, его совершившего, имеет обратную силу, т.е. распространяется и на лицо, которое совершило административное правонарушение до вступления такого закона в силу, и в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено. Закон, устанавливающий или отягчающий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы, не имеет.

Частным случаем применения ст. 1.7 КоАП РФ является отмена или изменение административного порядка регламентации отношений, например отмена лицензирования после того, как был выявлен факт ведения деятельности без лицензии или нарушения лицензионных условий, либо ведомственного акта, установившего порядок представления отчетности[1]. Производство по делу об административном правонарушении в таких случаях подлежит прекращению.

Из судебной практики

Постановлением мирового судьи гр-н М. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и подвергнут административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на полтора года за то, что он 30 апреля 2013 г. в нарушение п. 2.7 Правил дорожного движения управлял транспортным средством, находясь в состоянии опьянения.

Федеральным законом от 23.07.2013 № 196-ФЗ[2], вступившим в силу 1 сентября 2013 г., ст. 12.8 КоАП РФ дополнена примечанием, в соответствии с которым административная ответственность, предусмотренная этой статьей и ч. 3 ст. 12.27 КоАП РФ, наступает в случае установленного факта употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ, который определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 мг на 1 л выдыхаемого воздуха, или в случае наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека.

Согласно акту медицинского освидетельствования на состояние опьянения от 30.04.2013 № 477 концентрация абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе у М. составила в результате первого исследования 0,14 мг/л, а в результате второго — 0,13 мг/л. При таких обстоятельствах постановление мирового судьи, вынесенное в отношении М. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, подлежит отмене[3].

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в п. 4.3 Постановления от 20.04.2006 № 4-11, императивное но своему характеру правило ст. 54 (ч. 2) Конституции РФ, предписывающее применять новый закон в случаях, когда после совершения административного правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, не предполагает наличие у суда или иного органа, применяющего закон, дискреционных полномочий, которые позволяли бы ему в таких случаях игнорировать действие этого закона.

Направление сообщения о том, что законодательством не предусмотрена возможность отмены (изменения) постановлений вследствие обстоятельств, возникших после их вынесения, и что в гл. 30 и 31 КоАП РФ отсутствует порядок пересмотра неисполненных постановлений в случае вступления в силу закона, смягчающего административную ответственность, не свидетельствует о применении ч. 2 ст. 1.7 КоАП РФ.

Постановлением Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 37 «О некоторых вопросах, возникающих при устранении ответственности за совершение публично-правового правонарушения» разъяснено следующее. Рассматриваемая обязанность (по прекращению производства по делу об административном правонарушении и применению обратной силы закона) может быть выполнена административным органом посредством как отмены вынесенного им (либо нижестоящим органом) решения (постановления) о привлечении к ответственности, так и прекращения его исполнения (как эго, в частности, установлено п. 2 ст. 31.7 КоАП РФ) в неисполненной к моменту устранения ответственности части, в том числе путем отзыва инкассовых поручений из банков или соответствующего исполнительного документа у судебного пристава-исполнителя.

В упомянутых случаях судебный пристав-исполнитель прекращает исполнительное производство по основаниям, предусмотренным соответственно п. 5 или 6 ч. 2 ст. 43 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», или оканчивает его.

Если в названных целях данным лицом предъявлено требование о признании решения (постановления) о привлечении к ответственности недействительным, факт устранения такой ответственности после принятия оспариваемого решения (постановления) является основанием не для признания его недействительным, а для указания в резолютивной части судебного акта на то, что оспариваемое решение не подлежит исполнению.

Под федеральным законом, предусматривающим прекращение исполнительного производства, следует понимать в том числе и федеральный закон, устраняющий ответственность за совершение публично-правового правонарушения, повлекшего судебное взыскание санкции и возбуждение исполнительного производства.

В связи с этим после устранения ответственности исполнительное производство, возбужденное на основании исполнительного документа арбитражного суда, подлежит прекращению арбитражным судом в порядке, определенном ст. 327 АПК РФ.

Если на основании судебного акта, предусматривающего взыскание соответствующей санкции, исполнительный лист еще не был выдан, после даты устранения ответственности исполнительный лист на основании такого судебного акта не выдается.

Согласно ч. 2.1 ст. 1.7 КоАП РФ в случае одновременного вступления в силу положений закона, отменяющих административную ответственность за содеянное и устанавливающих за то же деяние уголовную ответственность, лицо подлежит административной ответственности на основании закона, действовавшего во время совершения административного правонарушения.

Законодательство не содержит прямого указания на то, как действуют во времени законы (положения законов), отменяющие административную ответственность за те или иные деяния, если такая отмена одновременно сопровождается криминализацией указанных деяний[4].

Судебная практика исходит в основном из общего правила об обратной силе закона, отменяющего административную ответственность. Суды различных инстанций, рассматривая ранее возбужденные в отношении граждан и должностных лиц дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 14.1.1 КоАП РФ (в ред. от 20.07.2011 № 250-ФЗ), прекращали ПДАП в связи с отменой административной ответственности для граждан и должностных лиц, притом что одновременно вводилась уголовная ответственность за те же самые деяния (см. постановления Верховного суда Республики Татарстан от 15 января и 27 февраля 2015 г.; Свердловского областного суда от 7 апреля 2015 г.; Вологодского областного суда от 27 апреля 2015 г.; Верховного суда Республики Башкортостан от 6 мая 2015 г.; Архангельского областного суда от 18 мая 2015 г.; Верховного Суда РФ от 21 мая 2015 г.).

Между тем административная ответственность и ответственность уголовная, будучи разновидностями публично-правовой ответственности, преследуют общую цель охраны публичных интересов, прежде всего таких, как защита прав и свобод человека и гражданина, обеспечение законности и правопорядка. В силу этого они имеют схожие задачи, принципы и тем самым дополняют друг друга.

Установленное ч. 2 ст. 1.7 КоАП РФ правило об обратной силе закона, отменяющего административную ответственность, не должно интерпретироваться в отрыве от принципиальных положений, закрепленных в ст. 54 (ч. 2) Конституции РФ, имеющих межотраслевое юридическое значение. Это означает, что отмена административной ответственности за то или иное деяние с одновременной заменой ее уголовной ответственностью не может считаться устранением ответственности за совершение соответствующего деяния, иными словами, установление уголовной ответственности за деяние, которое ранее признавалось административно наказуемым, не может свидетельствовать об отмене публично-правовой ответственности за такое деяние.

Более того, криминализация федеральным законодателем деяний, ранее признаваемых административными правонарушениями, представляет собой ужесточение публично-правовой ответственности за их совершение, проявляющееся в повышенной строгости уголовных санкций по сравнению с административными санкциями, большей степени ограничения прав при применении уголовно-правового института судимости по сравнению с институтом административной наказанности. Отмена законом административной ответственности за определенное деяние с одновременным переводом такого деяния под действие УК РФ означает, что законодатель не только продолжает оценивать данное деяние как правонарушающее, но и считает возросшей степень его общественной опасности.

Соответственно, применительно к вопросу о возможном прекращении на основании п. 2 ст. 31.7 КоАП РФ в подобных случаях исполнения вступившего в законную силу постановления суда о назначении административного наказания, отмена административной ответственности за конкретное деяние с его одновременной криминализацией по своим правовым последствиям от ужесточения административной ответственности за административное правонарушение принципиально не отличается: и в том, и в другом случае для прекращения исполнения судебного постановления нет оснований.

Данный вывод базируется, в частности, на вытекающих из конституционных принципов справедливости и равенства требованиях неотвратимости ответственности за совершенное правонарушение, а также определенности, ясности, недвусмысленности правовых норм и их согласованности в общей системе правового регулирования.

Кроме того, исполнение судебного решения является самостоятельной гарантией государственной, в том числе судебной, защиты прав и свобод человека и гражданина; защита нарушенных прав не может быть признана действенной, если судебный акт или акт иного уполномоченного органа своевременно не исполняется, что обязывает федерального законодателя создавать стабильную правовую основу для отношений в сфере исполнительного производства и не ставить под сомнение конституционный принцип исполнимости судебного решения (см. постановления Конституционного Суда РФ от 30.07.2001 № 13-П, от 15.01.2002 № 1-П, от 14.05.2003 № 8-II, от 14.07.2005 № 8-П, от 12.07.2007 № 10-11, от 26.02.2010 № 4-П, от 14.05.2012 № 11-П, от 22.04.2013 № 8-П, от 27.06.2013 № 15-П и др.).

Необходимо, чтобы, во-первых, положения закона, отменяющие административную ответственность за конкретное деяние и вводящие за него уголовную ответственность, вступали в силу одновременно, а во-вторых, чтобы при законодательном преобразовании состава административного правонарушения в состав преступления сохранялась бы ответственность именно за то деяние, за которое ранее предусматривалось административное наказание. Судам, иным правоприменительным органам при разрешении в соответствии с п. 2 ст. 31.7 КоАП РФ вопроса о прекращении исполнения постановления о назначении административного наказания, вынесенного на основании закона, позднее отмененного в связи с криминализацией соответствующего деяния, надлежит проверять наличие указанных условий.

При этом не исключается правомочие федерального законодателя в случае отмены законом административной ответственности за административное правонарушение при одновременном введении уголовной ответственности за то же деяние включать в закон переходные положения, регулирующие вопрос о продолжении исполнения ранее вынесенных постановлений о назначении административного наказания.

Производство по делу об административном правонарушении, в свою очередь, осуществляется на основании закона, действующего во время производства по указанному делу.

Иное разъяснение дано при ответе на вопрос 4 в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за январь — июль 2014 г.[5]

Из судебной практики

Вопрос4. Распространяются ли положения ч. 4.1 ст. 32.6 КоАП РФ налип, подвергнутых административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами до 1 сентября 2013 г.?

Ответ. В соответствии с подп. «в» п. 53 ст. 1 Федерального закона от 23 июля 2013 г. № 196-ФЗ “О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и статью 28 Федерального закона “О безопасности дорожного движения”» ст. 32.6 КоАП РФ, регламентирующая порядок исполнения постановления о лишении специального права, была дополнена ч. 4.1, вступившей в законную силу с 1 сентября 2013 г.

Данной нормой введено новое правило, согласно которому водительское удостоверение, изъятое у лица, подвергнутого административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами, может быть возвращено ему только после проверки знания Правил дорожного движения.

До 1 сентября 2013 г. водительское удостоверение подлежало возврату указанному липу после окончания срока лишения права управления транспортными средствами без каких-либо дополнительных условий. Таким образом, положениями ч. 4.1 ст. 32.6 КоАП РФ с 1 сентября 2013 г. фактически усилен порядок исполнения постановления о лишении нрава управления транспортными средствами, поскольку данная норма возлагает на подвергнутое административному наказанию лицо дополнительную обязанность в виде прохождения процедуры проверки знаний ПДД. В связи с этим при применении указанной нормы следует учитывать положения ч. 2 ст. 1.7 КоАП РФ, запрещающей применение обратной силы закона не только в случае, когда такой закон устанавливает или отягчает административную ответственность за административное правонарушение, но и когда вновь введенными нормами иным образом ухудшается положение лица, совершившего административное правонарушение.

С учетом изложенного и того, что в силу ч. 1 ст. 1.7 КоАП РФ лицо, совершившее административное правонарушение, подлежит ответственности на основании закона, действовавшего во время совершения административного правонарушения, положения ч. 4.1 ст. 32.6 КоАП РФ к лицам, подвергнутым административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами до 1 сентября 2013 г., не применяются».

Правило квалификации № 7. Приоритет национальной юрисдикции при квалификации большинства административных правонарушений.

Лицо, совершившее административное правонарушение на территории РФ, подлежит административной ответственности в соответствии с КоАП РФ или законом субъекта РФ об административных правонарушениях, за исключением случаев, предусмотренных международным договором Российской Федерации. Лицо, совершившее административное правонарушение за пределами Российской Федерации, подлежит административной ответственности в соответствии с КоАП РФ в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации (ч. 1, 2 ст. 1.8 КоАП РФф

Юридическое лицо, совершившее административное правонарушение, предусмотренное ст. 19.28 КоАП РФ, за пределами Российской Федерации, подлежит административной ответственности в соответствии с КоАП РФ в случае, если указанное административное правонарушение направлено против интересов Российской Федерации, а также в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации, если указанное юридическое лицо не было привлечено за соответствующие действия к уголовной или административной ответственности в иностранном государстве (ч. 3 ст. 1.8 КоАП РФ).

Вопросы и задания для самоконтроля

  • 1. Приведите примеры из гл. 5 КоАП РФ, а также законов субъектов РФ, где необходимыми и достаточными были бы меры конституционно-правовой, муниципальной правовой и дисциплинарной ответственности вместо административных наказаний.
  • 2. Назовите гражданско-правовые механизмы восстановления нарушенных прав в связи с совершением административных правонарушений, предусмотренных гл. 7 КоАП РФ. Как вы считаете, ПДАП, виндикационные и негаторные иски должны заявляться одновременно или последовательно?
  • 3. В чем заключаются особенности формулирования составов административных правонарушений, предусмотренных гл. 8 КоАП РФ? Назовите виды составов административных правонарушений.
  • 4. Что такое «усеченный состав» административного правонарушения? Приведите примеры таких составов и укажите особенности квалификации отдельных видов административных правонарушений, содержащих указанные составы.
  • 5. Какие высказывания законодатель считает противоправными, влекущими административную ответственность? Приведите примеры.
  • 6. Назовите международные акты (договоры, соглашения и т.д.), устанавливающие особенности оказания правовой помощи по административным делам и привлечения к административной ответственности лиц, совершивших административные правонарушения на территории иностранного государства.
  • 7. Во всех ли без исключения случаях принятие закона, отменившего административную ответственность, устраняет наказуемость совершенного поступка?

  • [1] См.: Постановление ФАС Уральского округа от 24.01.2008 № Ф09-10729/07-С1.
  • [2] - Федеральный закон от 23.07.2013 № 196-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и статью 28 Федерального закона“О безопасности дорожного движения”».
  • [3] См.: Постановление Верховного Суда РФ от 02.07.2014 № 11-АД14-15.
  • [4] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 14.07.2015 № 20-П «По делуо проверке конституционности части 2 статьи 1.7 и пункта 2 статьи 31.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с запросом мирового судьисудебного участка № 1 Выксунского судебного района Нижегородской области».
  • [5] Утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 1 сентября 2014 г.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>