Полная версия

Главная arrow Право arrow АДМИНИСТРАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВОНАРУШЕНИЕ: ПРИЗНАКИ И СОСТАВ

В результате изучения материала данной главы студент должен:

знать

  • • элементы состава административных правонарушений и их признаки;
  • • виды решений и юридически значимых действий, совершаемых в процессе квалификации административных правонарушений и ходе административно-юрисдикционного производства;

уметь

  • • разрабатывать проекты решений;
  • • определять тактику и методику юридически значимых действий, совершаемых в процессе квалификации административных правонарушений и ходе административно-юрисдикционного производства;

владеть

  • • алгоритмом квалификации противоправных поступков;
  • • навыками принятия промежуточных и итоговых решений.

Состав административного правонарушения - алгоритм квалификации противоправных поступков

Административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое КоАП РФ или законами субъектов РФ об административных правонарушениях установлена административная ответственность (ст. 2.1 КоАП РФ). К сожалению, на этом российский законодатель останавливается, хотя логически далее следовало бы назвать структуру состава административного правонарушения, что не было сделано ни в одном из кодексов. Если без установления полноты признаков самого правонарушения нельзя говорить об основании для назначения административного наказания, то установление признаков состава позволяет точно квалифицировать то или иное административно наказуемое деяние.

Противоправность определяется точным описанием признаков административного правонарушения в статье КоАП РФ (ее части). Противоправность неразрывно связана с иным юридически значимым признаком — виновности лица в совершении административного правонарушения. В силу ст. 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

Правило квалификации № 8. Ответственность за совершение административного правонарушения наступает только в случае установления всех признаков его состава, при этом признак виновности (субъективной стороны) является мобильным, что допускает отдельные фиктивные случаи назначения наказания лицам, не совершавшим административного правонарушения, при этом доказывание виновности или невиновности является обязательным для субъекта административной юрисдикции.

Согласно ст. 2.6.1, 2.6.2 КоАП РФ к административной ответственности за административные правонарушения в области дорожного движения и в области благоустройства территории, предусмотренные законами субъектов РФ, совершенные с использованием транспортных средств, либо собственником, владельцем земельного участка либо другого объекта недвижимости, в случае их фиксации работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи привлекаются собственники (владельцы) транспортных средств, объектов недвижимости.

Собственник (владелец) транспортного средства освобождается от административной ответственности, если в ходе рассмотрения жалобы на ПДАП, вынесенное в соответствии с ч. 3 ст. 28.6 КоАП РФ, будут подтверждены содержащиеся в ней данные о том, что в момент фиксации административного правонарушения транспортное средство находилось во владении или в пользовании другого лица либо к данному моменту выбыло из его обладания в результате противоправных действий других лиц[1].

В силу п. 1.3 постановления Пленума Верховного Суда РФ 24.10.2006 №18 собственник (владелец) транспортного средства в случае несогласия с вынесенным в отношении него постановлением о привлечении к административной ответственности за правонарушение, выявленное и зафиксированное работающими в автоматическом режиме техническими средствами, при реализации своего права на обжалование данного постановления может быть освобожден от административной ответственности при условии, что в ходе рассмотрения жалобы будут подтверждены содержащиеся в ней данные о том, что в момент фиксации административного правонарушения транспортное средство находилось во владении или в пользовании другого лица либо к данному моменту выбыло из его обладания в результате противоправных действий других лиц (ч. 2 ст. 2.6.1 КоАП РФ, примечание к ст. 1.5 КоАП РФ). При этом собственник обязан представить доказательства своей невиновности.

Доказательствами, подтверждающими факт нахождения транспортного средства во владении (пользовании) другого лица, могут, в частности, являться: доверенность на право управления транспортным средством другим лицом; полис обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств (ОСАГО), в котором имеется запись о допуске к управлению данным транспортным средством такого лица; договор аренды или лизинга транспортного средства; показания свидетелей и (или) лица, непосредственно управлявшего транспортным средством в момент фиксации административного правонарушения. Указанные, а также иные доказательства не имеют заранее установленной силы и при осуществлении производства по делу должны быть исследованы и оценены по правилам, установленным ст. 26.11 КоАП РФ, в совокупности.

Из судебной практики

  • 1. Верховный Суд РФ в постановлении от 12.10.2012 № 46-АД 12-21 указал, что копия доверенности на право управления транспортным средством не является доказательством того, что в день совершения административного правонарушения заявительница не управляла принадлежащим ей транспортным средством.
  • 2. Липецкий областной суд в решении от 28.03.2012 по делу № 21-26-2012 отмстил, что лицу, в отношении которого осуществляется административное преследование, достаточно доказать сам факт нахождения транспортного средства в момент видеофиксации во владении иного лица, но не установить это лицо. Юридические лица могут выступать субъектом административного правонарушения в области дорожного движения (гл. 12 КоАП РФ), поскольку в ч. 1 ст. 2.61 КоАП указан специальный субъект ответственности (собственник транспортного средства), на котором лежит обязанность по доказыванию своей невиновности[2].

К административной ответственности за административные правонарушения в области благоустройства территории, предусмотренные законами субъектов РФ, в части содержания, эксплуатации, перемещения, переоборудования либо разрушения объектов благоустройства в случае фиксации этих административных правонарушений работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи, привлекаются собственники или иные владельцы земельных участков либо других объектов недвижимости.

Собственник или иной владелец земельного участка либо другого объекта недвижимости освобождается от административной ответственности, если в ходе рассмотрения жалобы на ГТДАП, вынесенное в соответствии с ч. 3 ст. 28.6 КоАП РФ, будут подтверждены содержащиеся в ней данные о том, что в момент фиксации административного правонарушения земельный участок либо другой объект недвижимости находился во владении или в пользовании другого лица, либо о том, что административное правонарушение совершено в результате противоправных действий других лиц, при этом у собственника или иного владельца земельного участка либо другого объекта недвижимости не имелось возможности предотвратить совершение административного правонарушения, либо им были приняты все зависящие от него меры для предотвращения его совершения (ст. 2.6.2 КоАП РФ).

Лицо не может отвечать за те нарушения специальных правил, в совершении которых виновны иные лица.

Из судебной практики

  • 1. Водитель, управляющий транспортным средством, технические характеристики которого соответствуют категориям «С» или «Д», но в регистрационно-экзаменационном отделении ГИБДД оно зарегистрировано как транспортное средство категории «В», не может отвечать за технические ошибки, допущенные должностными лицами, безусловно, если в его действиях нет состава иного административного правонарушения (ч. 1 ст. 12.7 КоАП РФ, когда водитель не обладает правами па управление категории «С» или «Д»). Включение в декларацию заведомо искаженных данных может быть совершено только с умышленной формой вины, поэтому искажение данных вследствие сбоя в программе единой государственной автоматизированной информационной системы (ЕГЛИС) не свидетельствует о виновности юридического лица[3].
  • 2. Постановлением Верховного Суда РФ от 16.06.2014 № 29-АД14-3 исключено указание на нарушение водителем отдельных пунктов Правил дорожного движения, так как в соответствии с КоАП РФ постановление и решение по делу об административном правонарушении не могут содержать выводов о виновности лиц, в отношении которых ПДАП не ведется.

Лицо, в отношении которого ведется ПДАП, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном КоАП РФ, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица.

Лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность. Неустранимые сомнения в виновности толкуются в пользу этого лица.

Приведем следующий пример.

Из судебной практики

В ходе внеплановой выездной проверки ООО «Н.» было установлено, что в строке сертификата соответствия от 05.07.2013 № ТС RU C-PL.AB82.B.00855 на продукцию «Изделия 2-го слоя трикотажные в комплектах и отдельными предметами с маркировкой SOFIJA для детей и подростков» не указаны наименование и реквизиты документа, в соответствии с которым изготовлена продукция, сведения о продукции, обеспечивающие ее идентификацию (тип, модель, артикул продукции и др.), что является нарушением подп. «з» п. 6 Правил оформления сертификата соответствия требованиям технического регламента Евразийского экономического союза, утвержденных решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 25.12.2012 № 293; в деле отсутствует информация, подтверждающая проведение проверки маркировки на соответствие требованиям ст. 9 Технического регламента Таможенного союза «О безопасности продукции, предназначенной для детей и подростков» (ТР ТС 007/2011), утвержденного решением Комиссии Таможенного союза от 23.09.2011 № 797, что является нарушением требования п. 1 ст. 12 ТР ТС 007/2011. Данные обстоятельства послужили основанием для привлечения ООО «Н.» к административной ответственности по ч. 1 ст. 14.47 КоАП РФ.

Исчерпывающий перечень документов, предоставляемых для проведения сертификации изделий, установлен ТР ТС 007/2011. В силу указанного перечня обязанность по предоставлению заказчиком в адрес органа по сертификации наименования и реквизитов документа, в соответствии с которым была изготовлена продукция, не предусмотрена. Сертифицируемая продукция производилась на территории иностранного государства — Полыни. Изготовитель не входит в список государств — членов Таможенного союза, не руководствуется техническими регламентами, включенными в список Таможенного союза. Следовательно, ООО «Н.» было лишено возможности по указанию в строке сертификата соответствия «Продукция» наименования и реквизитов документа, в соответствии с которыми изготовлена продукция. Кроме того, в сертификате были указаны необходимые сведения о продукции, обеспечивающие ее идентификацию. Экспертом органа но сертификации при идентификации продукции маркировка изделий была проверена. В протоколе указано, что продукция упакована в полиэтиленовые пакеты, упаковка не нарушена, имеется соответствующая маркировка[4].

Правило квалификации № 9. Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъекта РФ предусмотрена административная ответственностьу но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению (ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ).

Вина юридического лица в совершении административного правонарушения может выражаться в полном игнорировании требований законодательства, уклонении от исполнения отдельных правовых предписаний, неиспользовании всех доступных средств для соблюдения установленных правил и т.п. Составообразующего значения для квалификации административного правонарушения эти обстоятельства не имеют, однако в правоприменительной практике назначения административного наказания их учет не лишен смысла[5].

Из судебной практики

В постановлении ФАС Уральского округа от 16.11.2005 № Ф09-5114/05-С1 отмечено, что указание обществом на то, что спорные документы у него имеются, однако не могли быть представлены в момент проверки, не служит основанием для освобождения его от ответственности, так как оно не приняло все зависящие от него меры по соблюдению правил продажи алкогольной продукции. К непринятию мер также относится наличие в реализуемой алкогольной продукции посторонних включений и мутного осадка, что по внешнему виду свидетельствует о несоответствии ее техническим требованиям[6].

Не менее странно звучат выводы, представленные в постановлении Верховного Суда РФ от 21.05.2015 № 303-АД 15-4292: «...действия общества не образуют состав вмененного административного правонарушения, поскольку отсутствуют доказательства, что именно но ходатайству общества, содержащему ложные сведения о цели пребывания в Российской Федерации, были выданы приглашения на въезд граждан КНР». Иначе говоря, несмотря на наличие оконченного правонарушения, так как все признаки объективной стороны налицо, освобождение от административной ответственности состоялось вследствие того, что административный орган не учел сведения, изложенные в приглашении, выдал разрешения по иным основаниям, тем самым нарушив дисциплинарные требования и установленный административными регламентами порядок выдачи разрешений.

Назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное административное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное административное правонарушение юридическое лицо (ч. 3 ст. 2.1 КоАП РФ)[7].

Если до рассмотрения арбитражным судом дела о привлечении к административной ответственности юридического лица (об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности юридического лица) судом общей юрисдикции рассмотрено дело о привлечении к административной или уголовной ответственности за данное нарушение физического лица (об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности физического лица), квалификация, данная судом общей юрисдикции совершенному деянию, с учетом ст. 69 АПК РФ не является обязательной для арбитражного суда. При этом оценка, данная судом общей юрисдикции обстоятельствам, которые установлены в рассмотренном им деле, принимается во внимание арбитражным судом[8].

Из судебной практики

Встречаются случаи процессуального упрощенчества, когда виновность юридического лица обосновывается тем, что полностью доказана вина его руководителя[9], однако такая позиция несостоятельна; либо иначе — в силу виновности работников в оформлении ненадлежащем образом разрешительных документов заявляется об освобождении от ответственности организации, несмотря на то, что разрешение было выдано ей, а не работникам[10].

Если понятие вины физического лица является устоявшимся, может быть рассмотрено как психическое отношение лица к содеянному, совокупность психологических элементов, отражающих (или могущих отражать) объективные обстоятельства административного правонарушения и выражающих определенное отношение к ним, т.е. к тому, что может быть вменено данному физическому лицу в качестве ответственности за совершенное действие (бездействие)[11], то вина юридического лица рассматривается через подмену понятий «виновности» и законодательного закрепления юридической возможности «представления доказательств невиновности», так как юридическое лицо является организационно-правовой формой, юридической фикцией, которая не может обладать сознанием и, как следствие, каким-либо отношением к совершаемым действиям[12].

Из судебной практики

Принимая во внимание раздельное ведение ПДАП в отношении физических, должностных и юридических лиц, доказанная вина должностного лица не является преюдициальным фактом для разрешения вопроса об ответственности юридического лица[13].

Необходимо изучение этого феномена и исследование материалов в обратном порядке, когда в первую очередь устанавливается, какие характеристики деятельности, внешней среды повлияли на противоправную практику юридического лица, иначе говоря, решающими являются не причинно-следственные зависимости между действиями отдельных лиц и совершенными административными правонарушениями, а внимание уделяется структурным, функциональным и генетическим связям, компоненты которых являются сосуществующими в пространстве и времени[14].

Относительно представления доказательств невиновности юридическими лицами в Постановлении Конституционного Суда РФ от 27.04.2001 № 7-П высказано следующее положение: организации, а также индивидуальные предприниматели не могут быть лишены возможности доказать, что административное правонарушение вызвано чрезвычайными, объективно непредотвратимыми обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми для них препятствиями, находящимися вне их контроля, притом что они действовали с той степенью заботливости и осмотрительности, какая требовалась в целях надлежащего исполнения обязанностей, и что с их стороны к этому были приняты все меры[15].

Правомочие лица доказывать свою невиновность корреспондирует возможности принимать меры по обеспечению выполнения контрагентами имеющихся перед ним обязательств, с тем чтобы не утратить возможность для исполнения своих публично-правовых обязанностей: на исполнителе обязательства лежит забота о выборе контрагента и обеспечении выполнения последним принятых обязательств любыми законными способами, он отвечает за неисполнение публичных обязанностей.

В административной и судебной практике указанные правоноложения во многом способствуют разрешению вопроса о наличии или отсутствии виновности юридического лица в совершении административного правонарушения по существу.

Из судебной практики

  • 1. Суд признал доказанным факт продажи алкогольной продукции несовершеннолетнему. Доказательств наличия чрезвычайных и непреодолимых обстоятельств, исключающих возможность соблюдения требований законодательства, а также свидетельствующих о том, что общество приняло все зависящие от него меры по недопущению правонарушения, в материалы дела не представлено[16].
  • 2. Общество, являясь владельцем жилого дома и осуществляя строительные работы, обязано было, как правильно указали суды, принимать меры по соблюдению требований миграционного законодательства на данном строительном объекте. Доказательств, свидетельствующих о том, что обществом были приняты все зависящие от него меры по соблюдению правил привлечения и использования труда иностранного гражданина не представлено[17].
  • 3. Поскольку лицом, ответственным за содержание нерегулируемого наземного пешеходного перехода, не были приняты своевременные, разумные и адекватные меры для оборудования спорного участка стационарным наружным освещением, оно было привлечено к ответственности за отсутствие на указанном переходе искусственного освещения[18].
  • 4. Общество привлечено к административной ответственности по ст. 12.32 КоАП РФ за допуск к управлению транспортным средством водителя, не имеющего права управления им. Установлено, что у общества имелась возможность проверить наличие у лица водительского удостоверения, однако данная обязанность не была исполнена, вследствие чего последний был допущен к управлению транспортным средством, фактически не имея такового права[19].

Стоит обратить внимание на правоположения, высказанные в Постановлении Конституционного Суда РФ от 25.02.2014 № 4-П: «Виновность юридического лица в совершении административного правонарушения является так или иначе следствием виновности его должностных лиц или работников, привлечение которых к административной или уголовной ответственности не освобождает... от административной ответственности само юридическое лицо, притом что за совершение одного и того же административного правонарушения для юридических лиц обычно предусматриваются более высокие по размеру санкции по сравнению с физическими лицами. Такое правовое регулирование, будучи обусловленным спецификой административной деликтоспособности юридических лиц, сопряженной с причастностью к совершению административных правонарушений не отдельных индивидов, а создаваемых... организаций, на которые как на участников гражданского оборота возлагаются и сопутствующие осуществляемой ими деятельности риски и которые — в отличие от физических лиц — не признаются субъектами уголовной ответственности, является конституционно допустимым (постановления Конституционного Суда РФ от 27 апреля 2001 г. № 7-П, от 26 ноября 2012 г. № 28-П и от 17 января 2013 г. № 1-П).

Из судебной практики

В юридической практике происходит смещение акцентов на установление виновности физических лиц в совершении административных правонарушений, но не организаций, что успешно «поправляется» юрисдикционными органами. ВАС РФ указывает, что неприменение юридическим лицом ККТ вследствие ненадлежащего исполнения трудовых обязанностей работником нс является обстоятельством, освобождающим само юридическое лицо от ответственности по ст. 14.5 КоАП РФ. Федеральный закон от 22.05.2003 № 54-ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием электронных средств платежа» возлагает обязанность применять ККТ на юридические лица и индивидуальных предпринимателей. Невыполнение обязанностей продавцом-кассиром не освобождает юридическое лицо от ответственности, так как факт неприменения ККТ установлен, и юридическим лицом не оспаривается[20].

При отсутствии ККТ в точке торговли, где она должна применяться, вина юридического лица очевидна, в то время как вина продавца-кассира практически недоказуема. При наличии правильно документально оформленного факта административного правонарушения и доказательств его совершения к административной ответственности могут быть привлечены одновременно юридическое лицо, должностное лицо (например, директор или главный бухгалтер) и продавец-кассир и, соответственно, должен быть составлен протокол об административном правонарушении на каждое лицо. В ином случае протокол об административном правонарушении составляется только на то лицо, чья вина будет доказана[21].

В таких делах основания возникновения требований о привлечении к административной ответственности юридического лица и руководителя зачастую совпадают. Однако, в отношении первых рассмотрение дел подведомственно арбитражным судам, а вторых — мировым судьям, но разделить их невозможно, поскольку они связаны основаниями возникновения и доказательствами.

Из судебной практики

Важное требование предъявляет ст. 26.1 КоЛП РФ, оно специально выделено в постановлении Семнадцатого А АС от 08.02.2008 № 17АП-398/2008-АК: вопрос о вине организации должен быть предметом специального исследования, в тексте постановления по делу об административном правонарушении должно быть отражено, в чем выразилась вина. Иначе говоря, представлена совершенно верная корректировка сложившейся административной практики вследствие того, что односторонне рассматривается, какие правила не выполнило лицо, в отношении которого ведется ПДАП, а не то, что ему вменяется. Какие действия следовало совершить, необходимо нормативно обосновать[22].

В связи с этим мотивировка административного органа наличия состава административного правонарушения тем, что организация приняла недостаточные и неэффективные меры для устранения нарушений, что для этого не требуется существенных материальных и временных затрат, не является необходимым и достаточным основанием для привлечения к ответственности[23] [24].

Привлечение к административной ответственности лиц, не виновных в совершении административного правонарушения, зачастую связано с тем, что должностные лица подходят к назначению административного наказания формально, без учета всех фактических обстоятельств дела.

Из судебной практики

Юридические лица были привлечены к административной ответственности по ст. 8.2 КоАП РФ по фактам отсутствия на территории муниципального образования полигона для захоронения твердых бытовых отходов, скотомогильника, контейнеров для сбора твердых бытовых отходов, специального автотранспорта для вывоза отходов; непроведения плановой очистки административной территории; образования стихийных мусорных свалок и сжигания твердых бытовых отходов.

Субъектом правонарушения может быть лицо, которое не соблюдает экологические и санитарно-эпидемиологические требования при сборе, складировании, использовании, сжигании, переработке, обезвреживании, транспортировке, захоронении и ином обращении с отходами производства и потребления или иными опасными веществами. Однако муниципальное образование не осуществляет указанные виды деятельности, а ответственность за ненадлежащее исполнение обязанностей по организации сбора и вывоза бытовых отходов и мусора в границах городских, сельских поселений указанной статьей КоАП РФ не предусмотрена'[21].

Административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало, либо относилось к ним безразлично.

Административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть.

Из судебной практики

В этом плане интересно замечание, изложенное в постановлении Санкт-Петербургского городского суда от 21.04.2011 № 4а-592/11: для целей квалификации деяний виновного лица но ст. 12.8 КоАП РФ не имеет значения, как лицо привело себя в состояние опьянения: умышленно или нет.

Как можно довести себя до состояния опьянения по неосторожности?! Если гражданин по невнимательности употребил алкогольные напитки или иные дурманящие сознание вещества, то управлять транспортным средством он впоследствии взялся явно умышленно, если не будет установлено признаков невменяемости.

Юридические признаки форм вины, выраженные в КоАП РФ, определяют отношение лица, совершившего административное правонарушение, к последствиям своего деяния. Вместе с тем часто административная ответственность наступает за сам факт нарушения специальных правил, большинство из которых официально опубликованы, доведены до сведения субъектов-исполнителей, профессионально и (или) на протяжении длительного периода времени их исполняющих, их невыполнение становится возможным при умышленной форме вины.

В КоАП РФ лишь несколько статей отражают составы административных правонарушений, совершенных по неосторожности: небрежное хранение материалов и данных государственного картографо-геодезического фонда РФ, повлекшее их утрату (ст. 7.26); повреждение тепловых сетей, топливопроводов либо их оборудования, совершенное по неосторожности (ст. 9.10); нарушение Правил дорожного движения пешеходом, пассажиром или иным участником дорожного движения (за исключением водителя), повлекшее по неосторожности причинение легкого вреда здоровью потерпевшего (ч. 2 ст. 12.30); утрата удостоверения личности гражданина (паспорта) по небрежности (ст. 19.16); небрежное хранение военного билета или удостоверения гражданина, подлежащего призыву, повлекшее их утрату (ст. 21.7). Содержание названных статей определено имущественными последствиями административного правонарушения, неосторожно причиненными виновным лицом.

Установление формы вины всегда влияет па квалификацию и (или) назначаемое наказание.

Из судебной практики

  • 1. В постановлении от 06.12.2005 № Ф04-8204/2005 ФАС Западно-Сибирского округа указал, что привлечение к ответственности по ст. 15.13 КоАП РФ возможно, если установлен прямой умысел на включение в декларацию об объемах производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции заведомо искаженных сведений.
  • 2. Рассматривая дело о привлечении к ответственности по ч. 1 ст. 15.14 КоАП РФ суд отметил, что помимо установления факта отражения расходов на ненадлежащих статьях бюджетной классификации, к числу обстоятельств, подлежащих установлению по делам данной категории, относятся цели получения бюджетных средств и соответствие понесенных расходов этим целям[26].

Вопросы и задания для самоконтроля

  • 1. В чем юридическое значение квалификации юридической конструкции «административное правонарушение» и логической конструкции «состав административного правонарушения»?
  • 2. В чем выражается противоправность административного правонарушения? Каковы способы ее формулирования в административно-деликтном законодательстве?
  • 3. Назовите структурные элементы определения и доказывания виновности юридического лица.
  • 4. В чем особенности методики установления и доказывания административных правонарушений с неосторожной формой вины?
  • 5. В различных частях ст. 1.5 КоАП РФ изложена все-гаки презумпция виновности или презумпция невиновности? Обоснуйте высказывания.
  • 6. Имеют ли преюдициальное значение установление виновности физического лица, должностного лица и юридического лица при разрешении вопросов о привлечении к административной ответственности указанных субъектов за совершение кумулятивного состава административного правонарушения (где в санкции соответствующей статьи Особенной части КоАП РФ указаны все названные лица)?
  • 7. Каковы юридико-технические приемы изложения в правоприменительных актах признаков виновности субъектов в совершении административного правонарушения?

  • [1] Статьи 1.5 и 2.6.1 КоАП РФ применяются с учетом правовых позиций, выраженныхв определениях Конституционного Суда РФ: от 25.01.2012 № 177-0-0; от 22.03.2011 № 391-О-О; от 07.12.2010 № 1621-0-0; от 02.04.2009 № 486-0-0.
  • [2] См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за 1 квартал 2010 г., утвержденный постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 16 июня 2010 г.
  • [3] См.: Постановление ФАС Уральского округа от 16.04.2008 № Ф09-2482/08-С1.
  • [4] См.: Постановление Верховного Суда РФ от 21.11.2014 № 305-АД 14-662.
  • [5] См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 25.02.2014 № 4-П «По делу о проверке конституционности ряда положений статей 7.3,9.1,14.43,15.19,15.23.1 и 19.7.3 КодексаРоссийской Федерации об административных правонарушениях...».
  • [6] См.: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 06.08.2007 Лг« Л43-1626/2007-43-63.
  • [7] Статья 2.1 КоАП РФ применяется с учетом правоположений, выраженных в определениях Конституционного Суда РФ от 21.03.2013 № 382-0, от 24.12.2012 № 2360-0,от 11.05.2012X9 674-0.
  • [8] См.: Пункт 16.2 постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 № 10 «О некоторыхвопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях».
  • [9] См.: Постановление Семнадцатого ААС от 11.04.2008 № 17AII-1890/2008-AK.
  • [10] См.: Постановление ФАС Уральского округа от 15.09.2008 № Ф09-6674/08-С1.
  • [11] См.: Серегина А. А., Иванов И. С. Психологические взгляды на концепции вины // Российский следователь. 2009. № 8.
  • [12] э См.: Носков Б. Я, Тимошин А. В. К вопросу об административной ответственности юридических лиц // Административное право и процесс. 2008. № 6.
  • [13] См.: Постановление Тринадцатого ААС от 10.07.2007 № А56-50925/2006.
  • [14] См.: Зиновьев А. А. На пути к сверхобществу. М. : Астрель. 2008. С. 45.
  • [15] Свидетельствование обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажора) производитсяТоргово-промышленной палатой РФ (ТИН РФ) на основании заявления заинтересованнойстороны внешнеторгового контракта и заключения территориальной торгово-промышленной палаты. См.: Пункт 3 Положения о порядке свидетельствования ТПП Российской Федерации обстоятельств форс-мажора, утвержденного постановлением Правления ТПП РФот 30.09.2004 № 28-4 // Закон. 1996. № 7.
  • [16] См.: Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 05.11.2014 по делу№ А79-7767/2013.
  • [17] См.: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 14.04.2014 по делу № А69-2176/2013.
  • [18] См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 03.07.2014 № Ф07-4237/2014по делу № А42-7616/2013.
  • [19] См.: Постановление Алтайского краевого суда от 09.02.2015 по делу № 4а-39/2015.
  • [20] См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 03.08.2004 № 6346/04.
  • [21] См.: Письмо Министерства РФ по налогам и сборам от 17.05.2004 № 33-011/336 //Нормативные акты для бухгалтера. 2004. № 12.
  • [22] См. также: Постановление ФАС Уральского округа от 27.02.2008 № Ф09-808/08-С1.
  • [23] См.: Постановление Семнадцатого ААС от 07.05.2009 №> 17АП-2865/2009-АК.
  • [24] См.: Письмо Роспотребнадзора от 21.04.2009 № 01/5288-9-32 «О направлении Справкио практике применения норм КоАП должностными лицами органов Роспотребнадзора».
  • [25] См.: Письмо Министерства РФ по налогам и сборам от 17.05.2004 № 33-011/336 //Нормативные акты для бухгалтера. 2004. № 12.
  • [26] См.: Бюллетень судебной практики Свердловского областного суда об административных правонарушениях от 14 июля 2008 г.
 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>