Полная версия

Главная arrow Политология arrow ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ В БЛИЖНЕМ ЗАРУБЕЖЬЕ

  • Увеличить шрифт
  • Уменьшить шрифт


<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ НА ЮЖНОМ КАВКАЗЕ

Южный Кавказ является неотъемлемой частью ближнего зарубежья, которой соответствует концепция «ближних кругов», традиционная для внешней политики мировых держав. Согласно этой политике каждый субъект, претендующий на сколько-нибудь осязаемое влияние в международных процессах, должен располагать зоной приоритетного влияния, которая, как правило, охватывает либо пограничные с ним территории, либо бывшие колонии.

Россия заинтересована в урегулировании имеющихся и предотвращении возникновения новых очагов напряженности и конфликтов в прилегающих к ней регионах. Она не может позволить себе полностью свернуть свое присутствие в Закавказье либо просто уйти оттуда, отстраниться от конфликтов и тем более от участия в их урегулировании. Сегодня, да и в обозримом будущем, Кремль будет так или иначе вовлекаться, втягиваться в эти события, несмотря на противодействия стоящих там у власти политиков и поддерживающих их групп населения в силу следующих причин. Это связано, во-первых, с ответственностью за судьбу граждан России, которые либо вовлечены в региональные конфликты, либо оказались под перекрестным огнем противоборствующих сторон. Во-вторых, с прямым воздействием нестабильности на обстановку в непосредственной близости от границ России. Кроме того, сопряженные с конфликтами разрушения, нарушения прав человека и насилие порождают потоки беженцев и вынужденных переселенцев, значительная часть которых направляется в Россию. Наконец, очаги напряженности ведут к вовлечению в военные действия жителей сопредельных районов РФ (добровольцев), материальным потерям для России, а также человеческим жертвам в ходе вынужденных операций по разъединению воюющих сторон. Другими словами, интересам России отвечает обеспечение стабильности в регионе. Любой сценарий дестабилизации ситуации на Южном Кавказе может иметь для России самые тяжкие последствия, особенно с учетом того обстоятельства, что конфликты на Южном и Северном Кавказе взаимосвязаны и во многом неотделимы друг от друга.

В настоящее время реальная угроза интересам национальной безопасности России на Южном Кавказе проистекает из неустойчивой ситуации, которая сложилась после вооруженной агрессии Грузии против Абхазии и Южной Осетии в августе 2008 г. В отсутствие полномасштабного политического урегулирования оставшийся у власти в Тбилиси режим М. Саакашвили целенаправленно продолжал курс на ремилитаризацию страны. Грузия тратила при нем на оборону в относительном выражении самую большую на постсоветском пространстве долю от ВВП - 4,56 %. Иными словами, в условиях сохранения на территории Грузии неурегулированных конфликтов поставки Тбилиси вооружений в объемах, существенно превышающих потребности его обороны и национальной безопасности, крайне опасны.

Несмотря на выпущенный 30 сентября 2009 г. доклад экспертной комиссии Евросоюза («Комиссия Тальявини») по расследованию войны в Абхазии и Южной Осетии в августе 2008 г., подтвердивший факт грузинской агрессии, страны - члены Североатлантического альянса - продолжали сотрудничество с Тбилиси в рамках программы «Партнерство ради мира» и Индивидуального плана партнерских действий, что предполагало дальнейшее оказание гуманитарной помощи Грузии. В частности, 22 октября 2008 г. в Брюсселе под эгидой Евросоюза и Всемирного банка состоялась международная донорская конференция по Грузии, в ходе которой ряд стран и организаций заявили о готовности выделить Тбилиси в 2008-2010 гг. около 4,5 млрд долл, на постконфликтное восстановление. Наиболее существенный вклад в реконструкцию экономики Грузии пообещали внести США (около 750 млн евро), ЕС (500 млн евро) и Япония (150 млн евро).

Как нам представляется, перевооружение грузинской армии, помощь в восстановлении се военной инфраструктуры, подготовке сил специального назначения со стороны некоторых стран поощряли официальный Тбилиси к продолжению воинственного курса.

В целях обеспечения долгосрочной стабильности на своих южных границах Россия заключила ряд двусторонних договоренностей по укреплению военно-политических отношений с Абхазией и Южной Осетией. Так, в апреле 2009 г. Москва, Сухуми и Цхинвал заключили соглашения, в соответствии с которыми Абхазия и Южная Осетия делегируют России полномочия по охране их государственных границ. В частности, под охрану российских пограничников было принято более 350 км государственной границы Абхазии, из них морской - 215 км, сухопутной - 98 км, речной - 39 км. Для защиты суверенитета и безопасности республик в сентябре 2009 г. были заключены соглашения о военном сотрудничестве России с Южной Осетией и Абхазией сроком на 49 лет. В соответствии с документами Москве предоставлялась возможность строительства военных баз на территориях Абхазии и Южной Осетии. В настоящее время 4-я военная база Министерства обороны РФ базируется на территории Южной Осетии в двух гарнизонах - в Цхинвале и Джаве, а в Абхазии дислоцируется 7-я военная база со штабом в Гудауте. Численный состав каждой базы составляет 1700 военнослужащих.

Национальным интересам России отвечает военное присутствие в отдельных странах ближнего зарубежья в рамках взаимных договоренностей. Такое присутствие дает возможность обеспечить сохранение региональной стабильности, пресечь вооруженный конфликт на начальной стадии его развития. Россия рассматривает свое военное присутствие в Закавказье как компонент национальной безопасности. Наличие российских военных баз в республиках Южного Кавказа (помимо двух вышеназванных на территории Армении до 2044 г. будет находиться 102-я российская военная база) - важный фактор стабильности и одновременно средство поддержания баланса сил в регионе. Оно служит также надежной защитой от возможных попыток силового решения этнотерриториальных конфликтов, противовесом притязания других государств на установление стратегического контроля в Закавказье. Военным базам отводится задача устрашения вероятного противника с целью предотвращения развязывания им войны, сдерживания неприятеля от всевозможных иррациональных, авантюрных решений и крайних шагов.

Таким образом, по вышеуказанным обстоятельствам Россия заинтересована в обеспечении стабильности в регионе, минимизации рисков и угроз на своих границах, в снижении там уровня межнациональной напряженности.

Стремление России к особой ответственности на Южном Кавказе не нашло понимания и поддержки у международного сообщества. Напротив, усилились обвинения со стороны международных организаций и западных правительств в возрождении «имперских амбиций» во внешней политике России.

Для России неприемлемо членство закавказских стран в НАТО. Позицию Москвы можно попытаться сформулировать следующим образом. У России имеются опасения, что членство Грузии в НАТО укрепит создаваемый, по мнению некоторых экспертов, Западом по периметру ее границ санитарный кордон из недружественных и ориентированных преимущественно на США государств.

Южный Кавказ давно находился в фокусе пристального внимания стран - членов Североатлантического альянса. Такой интерес к региону обусловлен рядом факторов.

Во-первых, данный регион (Каспийский бассейн) богат углеводородными ресурсами, к разработке которых имеют прямой доступ американские и европейские энергетические корпорации.

Привлекательность каспийских запасов углеводородов обусловливается прежде всего их сравнительно удачным географическим положением. Ценность Каспия как одного из центров добычи углеводородов только увеличивается в связи с перманентной нестабильностью в регионе Персидского залива. Кроме того, у каспийских стран есть еще одно серьезное преимущество по сравнению с другими нефтеносными районами. Все они обладают малым уровнем потребления углеводородов в связи с небольшой численностью населения, что позволяет говорить об их жесткой ориентации на экспорт.

Во-вторых, через Закавказье (особенно Грузию) проходит несколько маршрутов транспортировки каспийских энергоносителей. Основным транзитным путем, созданным без участия России, является нефтепровод Баку - Тбилиси - Джейхан (БТД). Его общая протяженность составляет 1768 км, из которых 443 км пролегает по территории Азербайджана, 249 км - Грузии, 1076 км - Турции. Проектная пропускная мощность - 50 млн т нефти в год, или 1 млн баррелей в сутки. Начало строительству этого трубопровода было положено 18 сентября 2002 г. 25 мая 2005 г. открыт азербайджанский участок нефтепровода, 12 октября 2005 г. состоялось открытие грузинского участка. 13 июля 2006 г. в Турции прошла официальная церемония открытия нефтепровода БТД.

Еще один нефтепровод, идущий нс по территории России, это нефтепровод Баку - Тбилиси - Супса. Данный трубопровод является частью «Евразийского нефтетранспортного коридора», который предусматривает транспортировку «черного золота» из Азербайджана через Грузию по нефтепроводу Баку - Тбилиси - Супса, затем танкерами в Одессу и далее в Польшу по трубе Одесса - Броды.

Наконец, газопровод Баку - Тбилиси - Эрзерум, который является частью «Южного газового коридора» (Southern gas corridor). Планируемый коридор состоит из трех звеньев: Транскаспийский газопровод (данный проект предусматривает доставку природного газа из Казахстана и Туркменистана в Азербайджан), Баку - Тбилиси - Эрзерум (из Азербайджана через Грузию в Турцию) и Nabucco (от турецкого Эрзерума до австрийского Баумгартена через Болгарию, Румынию и Венгрию).

В ЕС и США данные трубопроводы рассматриваются не только в качестве важного ресурса мировой экономики, но и как средство избавления от российской энергетической зависимости. Таким образом, Закавказье является транзитным регионом для развития системы трубопроводов, которые должны создать условия для диверсификации поставок энергоресурсов в Европу.

С геополитической точки зрения, создание транспортного коридора в направлении с востока на запад в обход России, по замыслу Брюсселя и Вашингтона, позволит:

  • - диверсифицировать маршруты поставок энергоносителей в целях ослабления зависимости стран ЕС от России и обеспечить таким образом энергетическую безопасность;
  • -демонтировать транспортную систему бывшего СССР, во многом проходящую по территории России и обеспечивающую стратегический контроль над экспортом каспийских энергоресурсов;
  • - открыть Европейскому союзу путь к сотрудничеству со странами, стремящимися к созданию независимых от России маршрутов транспортировки энергоносителей;
  • - установить контроль над углеводородными запасами региона и нс допустить, чтобы эти ресурсы попали в распоряжение России;
  • - за счет контроля над энсргорссурсами обеспечить установление политического контроля США и ЕС над странами региона;
  • - установить геополитический плюрализм, независимость (от России) новых независимых государств (ННГ).

Для зашиты энергетических интересов необходима стабилизация в транспортном коридоре, проходящем через Грузию. Западные страны поддерживают позицию Тбилиси при обсуждении ее территориальных проблем в международных организациях - ООН и ОБСЕ, не уделяя внимания требованиям «сепаратистских провинций». Страны - члены Североатлантического альянса заявили нс только о своем жестком осуждении одностороннего решения России о признании независимости Абхазии и Южной Осетии, но, более того, призвали другие государства нс признавать эту провозглашенную независимость. Позицию против признания независимости самоотделившихся грузинских регионов они обосновали своей приверженностью принципам независимости, суверенитета и территориальной целостности, которые признаны международным правом, Заключительным актом Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе и резолюциями СБ ООН.

В-третьих, Южный Кавказ в военно-стратегическом отношении - удобный стратегический плацдарм для сдерживания Ирана или возможного силового давления на него. США и ряд других стран Запада обвиняют Иран в разработке ядерного оружия под прикрытием программы мирного атома и добиваются от него приостановки работ по обогащению урана, которые могут представлять угрозу режиму ядерного нераспространения. Тегеран все обвинения отвергает, заявляя, что его ядерная программа носит исключительно гражданский характер и направлена на удовлетворение потребностей страны в электроэнергии.

В-четвертых, расширение НАТО на страны Южного Кавказа - это способ увеличить свою сферу влияния и возможность сократить сферу влияния России, т. е. Соединенные Штаты продолжают рассматривать страны Южного Кавказа как своих стратегических партнеров на постсоветском пространстве и главный противовес региональным амбициям России. Это фактически означает, что Вашингтон постарается сделать все возможное, чтобы Тбилиси нс оказался в сфере влияния Москвы. Более того, Грузия должна поддерживать текущий характер «негативно сдержанных» отношений с РФ, все больше ориентируясь на интеграцию в систему контролируемых США наднациональных объединений. Выступая в качестве главного «волнореза» «ближнего круга» российской внешней политики, Тбилиси сохраняет роль статусного субъекта, сдерживающего рост авторитета РФ на международной арене. Для Белого дома «ограничительный потенциал» Тбилиси имеет стратегическое значение, так как позволяет не только сдерживать влияние РФ на постсоветском пространстве, но и препятствовать усилению се позиций на международной арене.

Общеизвестно, что заинтересованность НАТО Грузией вызвана целым рядом вышеназванных факторов, обусловленных, в первую очередь, геополитическим положением страны, а также взятым ею внешнеполитическим курсом. Однако к этому стоит прибавить и благодарность за активное участие Грузии в миротворческих операциях и операциях по урегулированию кризисов, осуществляемых под руководством альянса. В частности, в 1999-2008 гг. грузинские военнослужащие и военнослужащие стран НАТО вели совместные миротворческие действия в Косово: в составе германской бригады действовала грузинская рота, а в составе турецкого батальона служил пехотный взвод ВС Грузии. В 2004 г. взвод грузинских военнослужащих действовал совместно с великобританским батальоном в составе Международных сил содействия безопасности (ИСАФ), помогая обеспечивать безопасную обстановку во время проведения президентских выборов в Афганистане. Грузия по-прежнему оказывает существенную поддержку: в настоящий момент для оказания содействия ИСАФ она выделила специалис- тов-медиков, работающих в составе литовской группы восстановления провинций. Грузия также участвует в антигеррористической операции НАТО в районе Средиземного моря - операции «Эктив Индевор».

Основной причиной сотрудничества республик Южного Кавказа с НАТО является обеспечение большей безопасности и стабильности в регионе. Наиболее активной и заинтересованной в углублении взаимоотношений с альянсом является Грузия. Здесь просматриваются следующие основные причины стремления стать членом Североатлантической организации. Во-первых, закавказская республика видит в НАТО гарантию своей национальной безопасности и территориальной целостности, помощника в решении внутренних проблем (например, этнотерриториальных конфликтов). Второй причиной является стремление окончательно избавиться от политического и военного влияния России. Наконец, Грузия питает надежду, что расширение альянса, спровоцировав конфронтацию с Россией, превратит сс в «прифронтовое» государство с соответствующим увеличением политической поддержки и экономической помощи.

Для России неприемлемо членство закавказских стран в НАТО. Позицию Москвы можно сформулировать следующим образом. У России имеются опасения, что членство Грузии в НАТО укрепит создаваемый, по мнению некоторых российских экспертов, Западом по периметру ее границ санитарный кордон из недружественных и ориентированных преимущественно на США государств. Во-вторых, членство Грузии в НАТО может подтолкнуть Тбилиси к попытке силового решения проблемы Абхазии и Южной Осетии, что приведет Россию к опасной конфронтации с НАТО, так как большинство жителей обеих непризнанных республик являются российскими гражданами. Наконец, в данном регионе Россия хотела бы соседствовать с дружественными или, по крайней мерс, нейтральными государствами. Появление же на Южном Кавказе страны - члена НАТО, который в Москве рассматривают в качестве организации, несущей потенциальную угрозу для России, будет однозначно воспринято как прямой и провокационный вызов ее национальным интересам. Все это в совокупности, как мы полагаем, обусловливает резко негативную оценку Россией перспектив вхождения Грузии в альянс.

Позиция России - не единственный препятствующий фактор на пути Грузии в НАТО. Основным препятствием для вступления Грузии в НАТО является нерешенность территориальных проблем. По мнению экспертов, неурегулированность конфликтов на территории южнокавказской республики помешает членству, поскольку одним из требований НАТО к государствам-кандидатам является отсутствие у последних территориальных споров с соседними государствами.

Национальным интересам России отвечает недопущение использования территории Южного Кавказа как для временного пребывания, так и для размещения на постоянной основе любых групп военнослужащих внерегиональных держав. Так, в утвержденной в феврале 2010 г. президентом Д. А. Медведевым «Военной доктрине РФ» к внешней военной опасности относится развертывание (наращивание) воинских контингентов иностранных государств (групп государств) на территориях, сопредельных с Российской Федерацией и ее союзниками, государств, а также в прилегающих акваториях. Это обусловлено тем, что они могут использоваться для силового решения территориальных проблем и придания политической устойчивости недружественным России режимам. Расширение военно-политического присутствия США в Черноморско-Каспийском регионе, включая планы вхождения в Североатлантический альянс Грузии, вызывают серьезную обеспокоенность в Москве, так как Закавказье является стратегическим рубежом, призванным защитить страну с юга. В данном регионе Россия хотела бы соседствовать с дружественными или, по крайней мере, нейтральными государствами. Появление здесь страны - члена НАТО, который в Москве рассматривают в качестве несущего потенциальную угрозу для России, будет однозначно воспринято как прямой и провокационный вызов ее национальным интересам.

После геополитических интересов России на Южном Кавказе важное место занимают экономические приоритеты.

Геоэнергетическим интересам России отвечает транспортировка каспийской нефти на мировой рынок через ее территорию. Согласно утвержденной Правительством РФ в ноябре 2009 г. «Энергетической стратегии России на период до 2030 года» одним из важнейших стратегических направлений внешнеэкономической активности нефтяного комплекса РФ является транзит нефти сопредельных государств через российскую территорию. В настоящее время по магистральным нефтепроводам России в транзитном режиме транспортируется нефть Азербайджана. Российскими путями экспорта «черного золота» являются северные маршруты транспортировки каспийской нефти. Так, в соответствии с условиями Договора между Россией и Азербайджаном о транзите нефти через территорию Российской Федерации от 18 января 1996 г. азербайджанская сторона осуществляет транспортировку нефти по маршруту Баку - Новороссийск. В 2007 г. в связи с вводом в эксплуатацию маршрута транспортировки нефти БТД и перераспределением экспортных потоков азербайджанской нефти в систему «Транснефти» было подано лишь 2,083 млн т нефти, хотя по существующему Договору от 1996 г. должно прокачиваться нс менее 5 млн т в год. За 11 месяцев 2008 г. было поставлено только 1,114 млн т азербайджанской нефти.

Для России транспортировка азербайджанского «черного золота» на мировой рынок по так называемому северному маршруту является выгодной, поскольку в этом случае тарифы за прокачку нефти будут поступать в российскую казну, а не в бюджеты сопредельных государств. Огромное значение для обеспечения не только экономических, но и геополитических интересов имеет сохранение и увеличение транзита каспийской нефти.

Геоэнергетическим интересам России отвечает возможность полного контроля экспорта каспийского газа. Так, 14 октября 2009 г. был подписан контракт купли-продажи природного газа между ОАО «Газпром» и Государственной нефтяной компанией Азербайджанской Республики (ГНКАР). В соответствии с контрактом первоначальные объемы покупки газа «Газпромом» составят 500 млн м3, в дальнейшем объемы закупки будут возрастать в соответствии с экспортными возможностями азербайджанской стороны. Поставки начались с января 2010 г. 3 сентября 2010 г. «Газпром» и ГНКАР подписали дополнение к действующему контракту купли-продажи азербайджанского природного газа, согласно которому с 2011 г. объемы закупок возросли до 2 млрд м3 в год, с 2012 г. - свыше 2 млрд м3.

Понятно, почему Азербайджан отдает приоритет наращиванию объемов своего экспорта именно в Россию. Территориальная близость, отсутствие транзитных зон и наличие уже существующей газотранспортной инфраструктуры делают расширение сотрудничества по газу между закавказской республикой и Россией наиболее коммерчески выгодным вариантом для обоих партнеров.

Доступ к «голубому топливу» важен для России по ряду причин. Главным аргументом в пользу закупок азербайджанского газа являются политические соображения: Россия пытается перехватить «голубое топливо», которое может быть направлено в газопровод Nabucco, предусматривающий поставки природного газа в Европу в обход России и напрямую конкурирующий с российским «Южным потоком» (проект закрыт в конце 2014 г.).

Таким образом, Россия имеет жизненно важные интересы на Южном Кавказе, которые охватывают геополитику и экономику. Декларация вышеназванных положений является попыткой к формированию целостной концепции и четкой политики России в этой части ближнего зарубежья.

Методические указания

Семинарское занятие можно провести в двух формах: в форме круглого стола, где студенты могут высказывать свою точку зрения по проблемным вопросам. Подготовка к такому семинару предполагает самостоятельную проработку магистрантами учебной литературы по теме. Второй вариант - в формате развернутой беседы. Она предполагает подготовку всех магистрантов по каждому вопросу с единым для всех перечнем литературы; выступления студентов и их обсуждение.

План семинара

  • 1. Политика Россия на Южном Кавказе: интересы, позиция по региональным проблемам.
  • 2. Специфика внешнеполитических приоритетов государств - членов НАТО в Закавказье.
  • 3. Особенности региональных конфликтов на Южном Кавказе.

Вопросы для обсуждения

  • 1. Какие существуют способы разрешения межнациональных конфликтов?
  • 2. Как наладить отношения между Арменией и Азербайджаном?

Темы докладов

  • 1. Специфика геополитических интересов России в Закавказье.
  • 2. Южный Кавказ в геостратегии США.
  • 3. Нагорно-карабахский конфликт и его влияние на армяно-азербайджанские отношения.
  • 4. Феномен непризнанных государств: определение, признаки, причины возникновения.

Контрольные вопросы

  • 1. Почему Россия импортирует азербайджанский газ?
  • 2. Чем важен для запада Южный Кавказ?
  • 3. Почему Грузия стремится в НАТО?
  • 4. Каковы причины нагорно-карабахского конфликта?

Список рекомендуемой литературы

Внешние связи стран Прикаспия в условиях глобального кризиса и интересы России / отв. ред. Г. И. Чуфрин. М. : ИМЭМО РАН, 2010.

Гаджиев К.С. «Большая игра» на Кавказе. Вчера, сегодня, завтра / К. С. Гаджиев. М.: Междунар. отношения, 2010.

Гаджиев К. С. Кавказский узел в геополитических приоритетах России / К. С. Гаджиев. М. : Логос, 2010.

Гегеяашвили Н. А. Политика администрации Б. Обамы на Южном Кавказе / Н. А. Гегелашвили // Россия и Америка в XXI веке. 2011. № 1.

Гегеяашвили Н. А. Политика ЕС и США в Черноморско-Каспийском регионе / Н. А. Гегелашвили // Россия и Америка в XXI веке. 2012. №2.

Загашвили В. С. Экономические интересы России в условиях глобализации / В. С. Загашвили. М. : Магистр, 2010.

Косов Ю. В. Содружество Независимых Государств. Интеграция, парламентская дипломатия и конфликты / Ю. В. Косов. М. : Аспект Пресс, 2012.

Мухаметов Р. С. Россия на Южном Кавказе : геополитика и экономика / Р. С. Мухаметов // Изв. Урал. гос. ун-та. 2011. № 2. (Сер. 3. Общественные науки ; Вып. 91).

Муханов В. Состояние энергоносителей в Каспийском регионе и роль России в их транспортировке на мировой рынок / В. Муханов // Внутренние и внешние факторы в динамике современного развития Кавказа : Аналит. зап. М. : МГИМО - Университет, 2008. № 6.

Прокофьев А. В. Цветная волна. Причины и последствия «цветных» революций на пространстве СНГ / А. В. Прокофьев. Казань : Центр инновационных технологий, 2006.

Пряхин В. Ф. Региональные конфликты на постсоветском пространстве (Абхазия, Южная Осетия, Нагорный Карабах, Приднестровье, Таджикистан) / В. Ф. Пряхин. М. : ГНОМ и Д, 2002.

Состояние и перспективы взаимодействия России со странами Центральной Азии и Закавказья / отв. ред. чл.-кор. РАН Г. И. Чуфрин. М. : ИМЭМО РАН, 2009.

Южный Кавказ : тенденции и проблемы развития (1992-2008) / [отв. ред. и рук. авт. кол. В. А. Гусейнов]. М.: Красная звезда, 2008.

 
<<   СОДЕРЖАНИЕ ПОСМОТРЕТЬ ОРИГИНАЛ   >>